Мода европейцев в 16 17 веках: Мода в Европе 16 17 века, кратко 🤓 [Есть ответ]

Содержание

Мода 17 века в Европе

Наверняка каждая женщина хоть раз мечтала окунуться в эпоху 17 века, когда в Европе была маньеристическая мода, с объемными дамскими райфроками. 17 век еще назывался периодом тридцатилетней войны, но, несмотря на это женщины и мужчины одевались в дорогие изысканные убранства.

Мода Европы 16-17 века

Женщины в то время стремились соответствовать «идеальным» стандартам. Они носили пышные юбки и утягивающие корсеты, которые создавали тонкий силуэт. К тому же признаком идеальной женщины были длинная шея, высокий рост, величественная осанка с откинутыми назад плечами и длинные волнистые волосы или локоны. Но мода в Англии и Франции немного отличалась между собой.

Мода Франции 17 века

Женский костюм во Франции имел слегка поднятую линию талии и укороченный лиф, а юбка была хоть и длинной, но не слишком широкой. На юбке имелись мягкие складки, а рукава были пышные и немного укороченные. Придворные дамы зачастую носили сразу два платья, одно из которых считалось как нижнее белье, и было светлых тонов. Второй наряд был потемнее, и он всегда был распахнут так, чтобы виднелось нижнее белье, которое шилось из атласа или дорогой парчи. У обычных женщин лиф крепился обычными петлями, а придворные дамы использовали подвески из драгоценных камней. Одним из обязательных элементов в платье являлся отложной воротник, который выполнялся вручную и украшался изящным кружевом.

Французская мода 17 века распространялась и на прически, которые были всего двух видов. В первом случае посередине головы делался пробор, а волосы были расчесаны и заплетены в косу, которая в затылочной части формировалась в виде короны. Снизу оставляли пряди волос, которые в конце завивались. Во втором случае применялась челка, по бокам волосы начесывали, а на затылочную часть прикалывался шиньон.

Мода в Англии 17 века

Если в 16 веке в Англии преобладала испанская мода, то уже к 20-м годам 17 века она уходит, а ее место занимает французская мода, но с местным колоритом. Отделка костюмов, как мужских, так и женских, стала более разнообразной. Английская мода 17 века менялась с огромной скоростью, хотя все еще находилось под влиянием пуританской моды. Англичанки, как и француженки, носили два платья, но у английских дам верхний слой платья был глухим, а у француженок распашным. Английские дамы не позволяли себе крайностей, которые сразу бросаются в глаза, хотя костюмы были не менее роскошны.

Платья англичанок состояло из лифа, юбки и пышных рукавов размером в три четверти. Лиф выполнялся из атласа, а придавал ему форму корсет или специальная подкладка. Юбки, в отличие от французской моды, были длинными и глухими, слегка присобранными сзади. Платья украшались кружевом.

Напоследок хочется отметить, что в 17 веке ткани уже изготавливались на мануфактурах. Они отделывали золотыми и серебряными нитями, благодаря чему цвета на ткани словно переливались. Во Франции, Италии и Англии начинают производиться набивные ткани, поэтому ассортимент дорогих и роскошных материалов становился все больше.

 

Модная Европа (XVI-XVII вв.) — презентация онлайн

1. Творческий проект по истории «Модная Европа(XVI-XVIIвв.)»

Выполнили:ученики 7 класса Маскайкина А.,
Чегодайкина О. и Мочежов К.
Приняла:учитель истории Андреева Татьяна
Александровна.

2. Одежда крестьян в XVI-XVII вв.

Крестьяне жили очень бедно и не могли позволить себе дорогие и
пышные наряды. Одежду они шили из дешевых материалов. Иногда
они делали одежду из грубых тканей, такую одежду не очень приятно
было носить.Но они терпели.

3. Одежда знатных людей.(Женщины)

Каркасный тип костюма, установившийся в предыдущем столетии,
сохраняется у женщин на протяжении всего XVII века. Изменяется
только форма каркаса, но это влечет за собой изменение покроя и
внешнего вида одежды. Наряды были шиты из дорогих, качественных,
а главное красивых материалов. Это делалось для того, чтобы
подчеркнуть свое материальное положение и достоинство.

4. Одежда знатных людей(Мужчины).

Около 1650 года по примеру Людовика XIV все начинают носить
укороченный камзол, кончающийся у пояса, с короткими, не
доходящими до локтя рукавами, из-под которых была видна рубашка;
на груди из-под расходящегося камзола тоже выступала рубашка.
Поверх обыкновенно надевали длинный или короткий плащ, который
накидывался только на левое плечо. .Так же как и дамы, мужчины
старались подчеркнуть свое достоинство и величие.

5. Прически знатных людей(Женщины)

. В 18-м веке женщины выглядели очень вычурно. Мода была манерной и
утонченной. Она формировалась под влиянием стиля рококо, который был
чрезвычайно популярен в те времена в изобразительном искусстве и дизайне
интерьеров. Как и одежда, прически всегда были своеобразным
отображением моды определенной эпохи. Прическа была признаком статуса
для обоих полов, но традиционно 18-й век считается «веком женщин», потому
особое значение имеют именно дамские прически.

6. Прически знатных мужчин.

Мода на мужские прически 18-го века в Европе, не обошлась без объемных
париков разной формы. Бинет выглядит, как крупные локоны, расположенные
параллельно друг другу. В них ходили мужчины разного возраста. Парики
аллонаж до сих пор в моде, изменилась только их длина. Рядом с модой на
парики стояли прически из собственных волос, например «а-ля Катоген»,
которая являет собой гладко зачесанные слегка завитые волосы, которые
связывались черной лентой на затылке.

7. Обувь крестьян

Обувь крестьян представляла собой небольшие
«туфельки»,сделанные из дерева. Носилась она не долго, но это была
самая доступная обувь для людей, у которых было очень мало денег.

8. Обувь богатых людей(Женщины).

Обувь богатых людей была как правило очень модной, дорогой и
роскошной. Женщина подбирала обувь на свой вкус. Многие девушки
и женщины подбирали обувь под платье. После таких туфлей у них
отекали ноги ,но они все равно одевали их.

9. Обувь знатных людей(Мужчины).

Мужчины подходили к обуви не менее тщательно, чем дамы. рюши и.
Мужчины носили башмаки на невысоком каблуке и плоские легкие
туфли, украшенные пряжкой эскарпен.
Спасибо за внимание!

Все о женской моде 17 века (XVII) — интересные факты

Мода в 17 веке полностью зависела от Франции, поэтому не мудрено, что как только там менялась мода на какой-либо цвет одежды, то европейцы сразу стали носить именно его. В 17 веке испанская мода постепенно уходит в тень, давая каждой женщине возможность отдохнуть от неудобных слишком массивных и объемных платьев с чересчур узкими корсетами.

Упрощение женского костюма 17 века

Ближе к 20-ым годам женский костюм претерпевает некоторые изменения, которые в итоге приводят к облегчению общего образа, а как в следствии — зарождение нового витка моды. Лиф платья стал шиться с застежкой спереди и теперь он именовался дублет.

Многослойность одежды все еще сохраняется, но уже не в том количестве, как ранее. Теперь в моде использовать несколько юбок, которые не редко подбиралась разного цвета, чтобы создать красивый контраст или гармонию.

Нововведения в женской моде 17 века

К 30-году в моде появляется модное верхнее платье, которое именуется роб. Роб изготавливали с применением разных тканей, где нижняя юбка преимущественно имела светлый цвет. Нижнюю юбку умело прикрывали верхние полы, но при желании их легко можно было распахнуть и выставить ее на всеобщее обозрение. Верхние ткани шились из тяжелого атласа, парчи и муара. Тонкая талия выделялась с помощью корсетов, а на шее до сих пор носили фрезы, только в 17 веке они стали немного меньше, чем ранее.

Такой костюм могли позволить себе только богатые женщины. Они носили Робу подбирая подол платья, чтобы нижние юбки были видны. Чем красивее и насыщеннее были цвета, тем богаче была женщина.

Прическа и украшения женщин 17 века

Именно в 17 веке в моду постепенно входят ювелирные украшения: кольца, серьги и ожерелья. Волосы всегда подбирали и прятали под маленьким чепчиком, который изготавливали из тонкого шелка. Нередко поверх чепчика дамы надевали шляпу с высокой тульей, которая имела широкие поля.

Нередко вместо пуговиц для застежки лифа, использовались драгоценные камни или подвески. 

Цвета одежды женщин 17 века

Излишняя пестрота и разноцветность одежды уходит в тень, сменяясь на нежные и более женственные оттенки. В моду входит светло-голубой, бледно-желтый, светло-зеленый, молочный и цвет слоновой кости.

Модная одежда женщин 17 века

В случае с платьями мода уменьшила свою жесткость и с них исчезла пышность, а появились струящиеся ткани, которые делали фигуру более женственной.

Помимо платьев в моде появились высокие воротнички, которые крепились на каркас и могли доходить высотой выше головы. Они имели абсолютно белоснежный цвет и нередко украшались кружевом. Но все-же фреза оставалась в моде еще долгое время. 

В моде появляется изящные кофточки, декорированные лифы укороченного варианта, которые имели шнуровку или полупрозрачную вставку. Нижние штаны, которые появились в прошлом веке, только в 17 по-настоящему входят в моду. Их шьют из красного шелка и украшают красивой и сложной вышивкой.

В моде упорно закрепилось платье под названием амазонка, которое использовалась для верховой езды.

Обувь женщин 17 века

В моду входят туфли с каблуком или без него. В 17 веке было принято высоким женщинам носить туфли без каблука, а низким — с каблуком. Также в обиходе появились туфли с толстой подошвой. Туфли украшали бантами и всевозможной вышивкой, а чуть позже — лентами.

Костюм 17 века

Нидерландский костюм находился в основном под влиянием французской моды, хотя чувствовались также веяния из Германии и Испании.
Еще в 16 веке нидерландский костюм сформировался на основе бургундских фасонов с использованием испанских и французских образцов и некоторых местных особенностей.
Позже, когда Нидерланды оказались под властью Филиппа II, в стране начинает распространяться испанская мода. Высшее сословие принимало ее неохотно. Во время деспотического правления Альбы цвета светлых нидерландских одежд потускнели, одежда стала однотонной и темной. Они утратили народный характер и постепенно превратились в испано-французские. Но высшее сословие эту моду отвергло, и в 17 веке нидерландский костюм вернул свою самобытность.

Мужской костюм

Мужской нидерландский костюм 17 века настойчиво избавлялся от испанских форм. Из него изгоняется все то, что неудобно и мешает движениям — прежде всего, подушкообразные панталоны и подбитые прокладками рукава.
Военные отказались от несовместимой с их ремеслом тесной, сковывающей движения одежды. Пышные панталоны еще какое-то время носили, но затем их перестали набивать, и они стали свободно падать до колен. В воинском костюме появились также короткие шаровары.
После 1620 г. штаны еще больше расширяются и нависают над коленями. Все подбивки в одежде исчезают.
Из нидерландского мужского костюма устраняются также ленты и кружева, характерные для французской моды. Костюм стал простым и удобным.
Перенятые у французов короткая курточка и юбка, модные во времена детства Людовика XIV, удлиняются. Куртка стала более легкой и удобной — длиной до талии и ниже, разделенная внизу на восемь частей; нижняя часть пришнуровывалась к куртке. Рукава также стали длиннее и шире, иногда разрезные, на пуговицах. Юбка-ренграв иногда стягивалась шнуром и заправлялась в высокие сапоги.
Верхний кафтан — прямой, свободный, длиной ниже колен. Чтобы длинные полы не цеплялись за широкие штаны, сзади на кафтане делался разрез, каждая пола внизу заворачивались кверху и концы ее соединялись вместе. Позже этот фасон заимствовали французы.
Нидерландцы любили собранные в складки кружевные отложные воротники, закрывающие грудь, плечи и спину, или отделанные кружевом отложные воротники с вырезом впереди, под которыми была видна рубашка.
Жесткий круглый стоячий испанский воротник «мельничный жернов», он же «трубчатый воротник», появившийся в Нидерландах во 2-й половине 16 века, вышел из моды только около 1630 г. Позже его носили только пожилые люди.
В 50-е-60-е гг. 17 века вместе с модой на длинные парики появился белый воротник «рабат»: сзади короткий, а спереди — с прямоугольными концами.

Мужская мода в Западной Европе в 1600-1650 годах — HiSoUR История культуры

Мода в период 1600-1650 годов в западноевропейской одежде характеризуется исчезновением ерша в пользу широких кружевных или льняных воротников. Талии возросли в течение периода как для мужчин, так и для женщин. Другие заметные моды включали полные, разрезанные рукава и высокие или широкие шляпы с краями. Для мужчин шланги исчезли в пользу бриджи.

С наступлением 17-го века распространилась устойчивость к жесткой испанской природе.Стремление к свободе и естественности проявлялось в моде одежды во время Тридцатилетней войны.

Костюм получил свой характер через Тридцатилетнюю войну, которая также сформировала моду. В нем преобладали высокие кожаные сапоги, над коленями, которые обычно оставляли в естественном цвете, с шипами или шипами по краям, а также большими шпорами на широких, часто полных ногах. К этому добавилась сутулая шляпа, мягкая войлочная шляпа с более широким передним, боковым, задним или двумя местами вверху и с одной или несколькими пружинами, украшенная, теперь снова вниз по скале, о последнем в виде равного Коллера из кожи, широкие, кружевные воротнички, покрывающие плечи, а также один, надетый на широкий меч Vandelier. С обворожителями этот костюм несколько выродился; особенно высокие сапоги на лбу выше или ниже колена были перевернуты (сапоги), чтобы брюки были видны, или сапоги были сдвинуты до сих пор.

Во время войны эта одежда не только носила наемников и солдат в Германии, но и образованный мужской мир. В Англии и Нидерландах новая мода также преобладала постепенно, но в изысканной форме. Всем известны изображения в картинах Петра Павла Рубенса и Антониса ван Дейка или «Ночной дозор» Рембрандта.

Примерно в середине XVII века костюм изменился. У мужчин юбка укорачивалась в куртку с короткими рукавами, с рубашкой, брюки были широкими, были сделаны мешковатые штаны, у бокового шва с накладками и т. П., А внизу нижние были завязаны кружевами. Ошейник сократился до двух широких лохмотьев, разбившихся под подбородком, который закрылся по прямой. Пальто с воротником повернуло к колену и носилось оглушающими на одном плече;он также включал теперь менее широкую и высокую войлочную войлочную шляпу более прочной формы и более темного цвета, а также длинную палку с кнопкой. Волосы позволяли долго расти и свисать вниз. Особенно популярны были петли на одежде, волосах и обуви.

Мужская мода
Примерно в 1630 году, когда война разрасталась в разных местах, складчатый воротник и начинка исчезли с мужской моды, нарисованы одежды более легкого в движении и свободного впечатления, как показано на иллюстрации «Три мушкетера» Александра Дюма. Испания, которая ослабила моду, приобрела популярность костюмы богатых граждан развивающихся стран Нидерландов, которые добивались независимости от Испании. Вещи, которые были одеждой в фермерах и солдатах на открытом воздухе, например, вроде накидка и сапоги, называемые тогда, стали доступны и в салонах и в барах. Верхняя одежда постепенно становилась короче, а шорты становились длиной до колена и делали ее легкой в ​​использовании.

Длинношерстная и бородатая мода для рыцарей и великолепное платье с ленточным пучком по имени Гьяран на всем кружевном манжете и каноне (орнамент колена).

Рубашки, дублеты и бокалы
Льняные рубашки имели глубокие манжеты. Рубашки рубашки стали более полными в течение всего периода. К 1620-м годам был популярен воротник, соединенный горизонтально, называемый хлыстом. Другие стили включали в себя неустойчивый воротник в виде крючка, а затем прямоугольную падающую ленту, лежащую на плечах. Подчеркнутые ботинки Ван Дайка, названные в честь художника Энтони ван Дейка, были модно, и мужчины часто росли большими широкими усами. Двойники были заострены и прикреплены близко к телу, с плотными рукавами, примерно до 1615. Постепенно талии поднимались, а рукава становились полнее, и как тело, так и верхние рукава могли быть разрезаны, чтобы показать рубашку внизу.К 1640 дублетам были полны и непригодны, и они могли быть открыты спереди под высокой талией, чтобы показать рубашку.

Без рукавов кожаные косички носили солдаты и были замечены в портретах, но в противном случае рывок быстро выпал из моды для внутренней одежды.

Шланг и штаны
G Стертый шланг или круглый шланг, проложенный шлангом с полосками из ткани (стекол) поверх полного внутреннего слоя или подкладки, были ранены в начале периода, над канистрами, подошвенным шлангом, который закончился выше колена. Трубчатый шланг был длиннее, чем в предыдущий период, и имел грушевидную форму, с меньшей полнотой на талии и больше в середине бедра.

Шлам или галлигаскины, свободный шланг, достигающий чуть ниже колена, заменил все остальные стили шланга на 1620-е годы и теперь обычно назывался бриджами. Бриджи могут быть закреплены на внешней ноге пуговицами или пряжками над полной подкладкой.

От 1600 до c. 1630, шланги или бриджи были прикреплены к дублетам с помощью галстуков или точек, коротких шнурков или лент, вытягиваемых через соответствующие наборы обработанных проушин. Очки были привязаны к лукам на талии и стали более сложными, пока они не исчезли с очень короткими талированными дублетами конца 1630-х годов. Украшенные металлические кончики по очкам назывались айгулелетами или айглетами, а богатые были сделаны из драгоценных металлов с жемчугом и другими драгоценными камнями.

Испанские бриджи, довольно жесткие необработанные бриджи, также были популярны на протяжении всей эпохи.

Верхняя одежда
Платья были ранены в начале этого периода, но в 1620-х годах они вышли из моды.

Короткие плащи или накидки, обычно с бедрами, часто с рукавами, носили модные мужчины, обычно художественно изображенные на левом плече, даже в помещении; мода 1630-х годов сопоставляла ткань мыса с бриджами и его подкладкой к дублету. Длинные плащи носили для ненастной погоды.

Прически и головные уборы
В начале этого периода волосы носили длинный воротник и отталкивались от лба; очень модные мужчины носили одну длинную прядь волос, называемую любовью на плече.Прически увеличивались дольше в течение периода, а длинные завитки были модно к концу 1630-х и 1640-х годов, указывая на восхождение парика в 1660-х годах.

Модные модные бородки и широкие усы.

Примерно в 1620 году модная шляпа была капотаином с высокой конической короной, закругленной вверху и узким краем. К 1630-м годам корона была короче, а край был более широким, часто носился, взвинченный или приколотый с одной стороны и украшенный массами страусовых перьев.

Закрытые колпачки, называемые кои или большие, носили только маленькие дети и старики под их шляпами или одни в помещении.

Стиль галерея 1600s-1620s

1.James VI и I, 1603-1610, носит сатиновый дублет, проводной венчик, короткий плащ и шланги над пушками. Узкие точки привязаны к лукам на талии. Он носит подвязку и воротник Ордена Подвязки.

2. Молодой Генри, принц Уэльский и его спутник носят дублеты с широкими крыльями и плотными рукавами и соответствующие полные бриджи с мягкими складками на талии. Для охоты они носят простые льняные рубашки с плоскими воротниками и короткие манжеты на запястье. Их мягкие ботинки опускаются на манжеты под коленом и надеваются с помощью льняного шланга. Принц носит войлочную шляпу с пером, 1606-09.
3. Петр Сэлтонстолл, в модно меланхоличной позе c. 1610, носит вышитую льняную куртку под коричневым халатом с разделенными рукавами. Рубашки с рубинами имеют кнопки и параллельные ряды окантованной оплетки, которые создают петли кнопок. Видны плоские складки или дартс, которые формируют его чистый воротник и манжеты. Он носит серьгу, на которой висит черный шнур.
4.Richard Sackville, 3-й граф Дорсет носит сложную одежду, вероятно, для свадьбы дочери короля Элизабет в 1613 году (см. Примечания на странице изображения). Его дублет, обувь и манжеты его перчаток вышиты, чтобы соответствовать, и он надевает рукав с рукавами на одной руке и очень полный шланг.
5. Актор Натан Филд в рубашке, украшенной черной вышивкой, 1615 год.
6. Джеймс Хэмилтон носит неустойчивый ерш, который стал популярным в Англии в 1620-х годах. Его шланг тянется к нижней части бедра и носят с алыми чулками и каблуками, 1623.
7.Don Carlos of Spain носит черный узорный дублет с полными черными бриджами, черными чулками и плоскими черными туфлями с розами. Он носил широкополую черную шляпу, 1628 год.
8.Charles I. К 1620-м годам дублеты все еще были заострены, но талия поднималась над длинными язычками или юбками. Рукава разрезаются на локоть и плотно прилегают. Очки — более сложные луки, и шланги завершили переход к бриджам.
9.Густав II Адольф, король Швеции (1611-1632) носит шведские протестантские моды 17 века.Сапоги украшены цветами, дублетом, манжетами и ошейником.

Стиль галерея 1630s-1640s

1.Dutch мода. Коротко-висельный дублет разрезан по спине. Очки имеют сложную ленточную розетку (отметьте совпадающие точки на краю штанов).

2.Philip IV Испании носит бриджи и дублет коричневого и серебристого цвета и темный плащ, обрезанный серебряным кружевом. Его рукава белые, и он носит белые чулки, простые черные туфли и коричневые кожаные перчатки, 1631-32.
3. Хенри II из Лотарингии, герцог де Гиз, в избуренном кожаном дерьме и gorget (шею доспехи) солдата. Его рывок открыт из середины сундука, а его бриджи соответствуют его плаще, 1634 год.
4. Дуэт дуэта 1635 года короче талии, и очки исчезли. Он носит широкополую шляпу и сапоги.
5. Лояльный стиль: Братья Лорд Джон Стюарт и лорд Бернард Стюарт носят контрастные сатиновые дублеты и бриджи, атласные короткие плащи и высокие воротники с роскошными кружевными гребешками. Их сапоги на высоком каблуке имеют глубокие манжеты и надеваются поверх загрузочного шланга с кружевными верхушками, c. 1638.
6. Голландский гражданский гвардеец носит короткошерстный кожаный баранчик и широкий пояс, оба модные среди солдат. 1639.
7. Молодой Чарльз, принц Уэльский, (позже Карл II) носит солдатский барабанчик, пояс и половину брони по модному дублету и бриджам, обрезанным ленточными бантами.
8.Philip IV Испании в военной одежде, 1644, носит широкий полотняный воротник и соответствующие манжеты. Рубашка с коротким рукавом или рябина красного цвета с металлической вышивкой надевается поверх баранины и серебристо-серых рукавов. Он носит широкополую черную шляпу, взведенную с одной стороны.

Мужская одежда
Для состояния испанской моды до 1620-х годов см. Западную одежду (XVI век). Как особенность, было очень трудно двигаться, это было очень безосновательно, исправляя церемонию с набивкой, плотно упакованной в одежду и жесткий декоративный воротник.

Около 1630-х годов испанский стиль был почти полностью разрушен в светском мире, более гибкая и активная мода среди рыцарей стала господствующей тенденцией. Плащ au, опухший, как лук, получил начинку, украшенную лентой с кружевом или декоративной кнопкой с коленом под коленом и украшенным кружевом по колену под названием «Kanon». Продолжалось декорирование бассейнов с помощью щели в ткани, но начинка, наполненная в желудке, была потрачена впустую и нарисована линией натурального тела, длина рукава и длина одежды постепенно уменьшались, привязанные к внутренней части одежды «Эджетт», (лента, висящая Auducsus) была привязана наружу через ушко, а также сыграла роль украшения ленты. И воротник мягко висит, прикреплен так называемый «ошейник Людовика XIII», кожаная верхняя одежда без рукавов, называемая воротником, сапоги с длинным рукавом на плече (ботинки с бедрами, которые сгибаются назад после этого), драгоценность Я повесил мантию на мысе, названную мантией на одном плече, и надел войлочную шляпу с расширенным воротником под названием «Ответчик (чувствительный)». С этого периода мода более предпочтительна, чем тяжелая вышивка роскошной меховой или золотой нитью серебряной нитки, красочный комплект лент «Galant» понравился и украшен здесь.

Одежда простых людей
Фермеры и молитвы грубо подняли руку Смизы в XVII веке и носят старомодный «шланги» (длинные брюки) или блестки (короткие штаны, такие как knickerbocker). Фермеры иногда страдали капюшоном и затягивали короткий фартук, удобный для нанесения риса и вытирания рук во время посева. Кроме того, я иногда ношу одежду в стиле куртки для холодной погоды, среди немецких фермеров я назвал эти куртки «рок» и в Великобритании «Жаком». Рок также является теплой одеждой солдата, а во Франции он называет солдатскую мантию «Каджак» и получает широко изношенную одежду, которая позже становится источником придворной мантии под названием «Justcol». Волосы, растянувшиеся долго в течение долгого времени, были привилегией аристократии, поэтому волосы были обрезаны почти кратко.

Пастухи, которые преследуют овец под лордами, защищают старомодную одежду и одеты в старомодного пулеметчика над Шмизгом и в шортах. На зиму мы носили плащ (длинная колокольчатая мантия), в сапогах, в плоской короне (часть головы шляпы, шляпа) и фетровая шляпа с узким краем. Молочный магазин, собирающийся продать молоко, купленное у фермера в город, носит корону в куртке, сапоги с большой кнопкой и плоскую шляпу, длинный фартук, чтобы покрыть колено, чтобы загрузить и выгрузить контейнер для молока из вагона они дали это. Среди людей, живущих в сельской местности, мать, производящая вино, была одета в колено Brie ches в пул, подтянутый фартук из кожи и одетый в жесткий воротник, как священник на протяжении всего 17-го века, исправляла себя. Это объясняется тем, что виноделы-ремесленники были в какой-то степени уважаемы и богаты, потому что вино является важным элементом, используемым для ритуалов церкви.

Костюмы ремесленников, живущих в городе, были похожи друг на друга, но для каждого занятия есть некоторые различия. Занятие носит трусы в коротком пуле, натянутых фартуках и покрытых конической шляпкой. Хотя сапожники не слишком отличаются друг от друга по внешнему виду, черные кожаные ботинки являются товарными знаками, а когда они выходят, они носят Юкоскол. Мясник толпился рукавами Смизы и характеризовался ношением без рукавов.

Верхняя одежда гражданина
С начала 1630-х годов тенденции в распространении мужской одежды были у богатых граждан развивающихся стран Нидерландов. Платье богатого голландского гражданина, которое является лидером моды в это время, можно увидеть хорошо, увидев костюм римского «ночного сторожа», принадлежащего Рембрандту. Жесткий воротник мягкий и распространяется по плечу, шляпа покрывает мягкие длинные волосы на длинных волосах и сочетает в себе штаны и свободные брюки до колен с сапогами. Как и в испанском режиме, голландский режим также был сосредоточен в черном и малиновом, но вместо тяжелых и тяжелых оттенков прошлого века пастельные цвета, такие как бледно-голубой, бледно-красный, бледно-зеленый, бледно-желтый и дымчатый цвета Стал набирать популярность. По словам Агриппы Дубиньер, начало 17-го века, такое как «монахиня-живот», «веселая вдова», «больной испанец», «отравленная обезьяна», «женщина-запор», «куриный цвет». Название цвета было распространено. Это цвета, которые до сих пор не использовались для одежды, от бледно-розового или грязного желтовато-коричневого до зеленоватого тусклого желтого.Одежда в стиле куртки, которую фермеры использовали с 1635 года, начала появляться в мире моды. В наши дни длина верхней одежды куртки и штанов штанов для брюк становилась все короче, а молодые богатые мужчины явно шли по городу с видимым нижним бельем, как сорочки и ящики.

Платье верхнего класса
В суде одежда испанского стиля долгое время использовалась в качестве официального платья даже после того, как одежда испанского стиля исчезла из повседневного прихода.Свидетельство о том, что делегация, отправленная в Вену из Неаполя в 1688 году, по-прежнему носит одежду в испанском стиле внутри Суда. Носки чаще всего используются в хлопчатобумажных трикотажных тканях, а в списке имущества графа Ратленда в 1613 году есть чулки из мяса (розовый), зеленый, серый, серебристый и черный.

Поделиться ссылкой:

  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pinterest (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Tumblr (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в WhatsApp (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Skype (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Reddit (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)

Related

МОДА 16-19 веков — презентация на Slide-Share.ru 🎓


1


Первый слайд презентации: МОДА 16-19 веков

Изображение слайда


2


Слайд 2

Шестнадцатый век был одним из самых экстравагантных и роскошных периодов во всей истории европейского костюма и одним из первых периодов, когда современные идеи моды влияли на то, что носили люди. Возможно, самым большим фактором, влияющим на моду в шестнадцатом веке, было богатство европейских королевств.

Изображение слайда


3


Слайд 3: Одежда – положение в обществе

БОГАТЫЕ
БЕДНЫЕ
Сложная вычурная
Шерсть высокого качества
Простая практичная
Грубая ткань

Изображение слайда


4


Слайд 4: Форма — стабильная

Мужчины
Женщины
Чулки и бриджи для нижней части тела, а также дублет, мягкая рубашка с прикрепленными рукавами, для верхней части тела. Под дублеты мужчины одевали рубашку, а сверху — различные плащи и накидки.
Платье -комбинация из нескольких предметов, включая лиф, рукава и юбки, платья шестнадцатого века считались одними из самых красивых элементов одежды

Изображение слайда


5


Слайд 5: Мода Франции

Модными становятся вышитые белые мужские рубашки; длинные шоссы (штаны-чулки) сменяются верхними короткими широкими штанами («о-де- шосс »), собирающимися внизу на шнуре, и длинными чулками («ба-де- шосс »). Во второй половине XVI в. появились трикотажные чулки.
С середины этого века во французском костюме становятся заметными испанские мотивы. В моду вошли короткие плащи, часто с отложным воротником, а также короткие, подбитые мехом плащи со стоячим воротником. Длинную одежду по-прежнему носят только пожилые горожане и должностные лица. Исчезает декольте и появляется высокий стоячий воротник, расширяются манжеты и «фреза» — круглый белый крахмальный плоеный воротник, заимствованный у испанцев.

Изображение слайда


6


Слайд 6: Мода Англии

В середине XVI века в Англии изобрели вязальную машину. С этого времени постепенно в моду входит вязаное трико. В первой половине века волосы коротко стригли. Характерным головным убором был богато украшенный берет.
Панталоны, набитые ватой, в Англии приобрели такую пышную форму, что в парламенте пришлось расширять места для сидения.

Изображение слайда


7


Слайд 7

Женский костюм первой половины XVI века имел форму вертюгада : тугой лиф, скрывающий форму груди, декольте в форме каре; рукав, узкий от плеча до локтя, с огромным, широким воронкообразным манжетом. Иногда, чаще в среде буржуазии, носили марлот — распашное от шеи платье, не имевшее талии.

Изображение слайда


8


Слайд 8

В семнадцатом веке вместо ерша стали носить широкие кружевные воротники. Талии выросли, модными стали полные рукава с разрезами и широкие шляпы с полями. Мужчины полностью перешли на бриджи.
В конце семнадцатого века камзол превратился в жилет, поверх которого мужчины носили сюртук. С бриджами он был похож на костюм-тройку. В моде были рейнгравские штаны под длинным пальто на пуговицах, кружевной жабо и большие ботинки. Мужчины стали бриться и носить парики. У женщин стало модным носить черные пятна на лицах, похожие на маленькие звезды или полумесяцы.

Изображение слайда


9


Слайд 9

Основной ассортимент мужской одежды этого периода можно считать установившимся еще с XVI в. Это — белье (сорочка, штаны), куртка, верхняя одежда, головные уборы, обувь. Силуэт, форма, детали, дополнения на протяжении периода менялись несколько раз.
В начале века мужская сорочка
была одновременно бельем
и частью верхней одежды.
Мода Франции 17 века

Изображение слайда


10


Слайд 10: Мода Англии 17 века

Отделка костюмов, как мужских, так и женских, стала более разнообразной. Английская мода 17 века менялась с огромной скоростью, хотя все еще находилось под влиянием пуританской моды. Англичанки, как и француженки, носили два платья, но у английских дам верхний слой платья был глухим, а у француженок распашным. Английские дамы не позволяли себе крайностей, которые сразу бросаются в глаза, хотя костюмы были не менее роскошны.

Изображение слайда


11


Слайд 11: МОДА 18 ВЕКА

Франция становится не только центром европейской культуры, но и почти единственным создателем новых форм костюма. Влияние Англии также затронуло часть искусств и особенно сказалось в костюме. Влияние Франции на развитие женского костюма и Англии на развитие мужского в XVIII в., позволяет ограничиться исследованием костюма этих двух стран. Сохранение местных особенностей в костюме Германии, Испании и ряда стран Восточной Европы являлось проявлением феодальной замкнутости, но оно не повлияло на развитие европейского костюма.

Изображение слайда


12


Слайд 12: СТИЛЬ РОКОКО

Стиль рококо отличался изящной декоративностью, хрупкостью, утонченностью, чувственностью и некоторой манерностью. Он не терпел прямых линий, и они приобрели изогнутость и плавность. Это был последний период господства аристократической моды, который окончился с началом французской революции и падением абсолютизма.
Идеалом рококо считался изящный силуэт и утонченные манеры. Движение, походка вырабатывались под руководством учителей «хороших манер». «Хороший тон» стал той преградой, которая разделяла аристократию и буржуазию.

Изображение слайда


13


Слайд 13

18 век называли «галантным веком», веком менуэта, кружев и пудры. Модным силуэтом были узкие плечи, очень тонкая талия, округлая линия бедер, маленькая прическа. Даже мужской костюм выглядел женственным.

Изображение слайда


14


Слайд 14

Женщина в костюме эпохи рококо напоминала изящную фарфоровую статуэтку. Силуэт костюма ярких и светлых тонов был очень женственным и подчеркивал нежность хрупких плеч, тонкую талию и округлость бедер. Самые широкие колоколообразные носили аристократки. Женщины из буржуазной среды вместо панье чаще носили накрахмаленные нижние юбки.

Изображение слайда


15


Слайд 15

Дамская прическа была небольшой. Волосы завивали в локоны, поднимали вверх и скалывали на затылке. Прическу пудрили и украшали лентами, перьями, цветами, нитками жемчуга. Головные уборы дамы надевали редко. Голову покрывали накидкой, во время путешествий надевали мужскую треуголку, а дома носили небольшой чепчик, украшенный лентами, цветами, кружевом.

Изображение слайда


16


Слайд 16: Мода Англии 18 век

Платья из Англии отличались мягкостью линий. Их было принято шить из тканей светлых и нежных оттенков. Каркасы, фижмы, кринолин остались в прошлом. Талия у этих платьев поднялась на несколько сантиметров вверх наподобие античных одеяний. Юбки струятся и падают мягкими складками, заканчиваясь небольшим шлейфом. Вырез лифа округлый, поверх накидывается мягкая косынка в виде драпировки. Костюм наездниц состоял из отдельной юбки и жакета, наподобие мужского фрака. Туфельки женщин изготавливались из парчи, атласа или бархата. Каблук был высоким и квадратным. С ними носились чулки светлых тонов

Изображение слайда


17


Слайд 17: Мода Франции 18 века

Сторонники короля продолжали щеголять в роскошных нарядах светлых тонов, а республиканцы — в одежде синего цвета с острыми фалдами. Якобинцы вместо коротких колют стали носить длинные панталоны, короткие куртки и красный «фригийский» колпак. Именно он считался символом свободы. Дворяне полагали, что такое одеяние их сблизит с народом. В это время исчезли и парики, пудра, косы, банты. В этот период парижские модники обоих полов надевали античные костюмы, этим подражая древним римлянам и грекам. На женщинах был минимум одежды. В качестве нижней одежды надевалось трико телесного цвета, а сверху очень прозрачные и струящиеся туники

Изображение слайда


18


Слайд 18: МОДА 19 века

Общество становится более динамичным, и в моду 19-го века входят более демократичные платья и костюмы. Одной из законодательниц моды по-прежнему остается Франция. В это время она еще переживает последствия Великой Революции, которая перевернула, в том числе и все представления о
модной одежде.
Происходит резкий отказ от париков
и сложных причесок,  корсетов   и
кринолинов, несметного количества
пудры.

Изображение слайда


19


Слайд 19: СТИЛЬ АМПИР

В женской моде 19 века становятся популярны  платья в стиле ампир  – глубоко декольтированные, с очень завышенной линией талии (практически под грудью) и коротким рукавом «фонарик». Длинный подол со струящимися складками переходил в шлейф.

Изображение слайда


20


Слайд 20: Стиль второго РОККОКО

Возвращаются кринолины и корсеты. Повседневные платья имеют длинный, расширенный книзу рукав и закрытый лиф. У бальных же платьев или очень пышный в окате рукав или он отсутствует вообще. Платья для бала глубоко декольтировались. Особую популярность приобретают кружева и вышивка, которые теперь изготавливаются на фабриках.

Изображение слайда


21


Слайд 21

К концу 19 века в женскую моду входит турнюр. Меняется и фасон платья. Оно становится неотрезным по талии, плотно охватывает фигуру до середины бедра. Сзади полы платья собираются в пышную драпировку, которую и поддерживал турнюр – подушечка из ваты или конского волоса. Иногда размеры турнюра были просто огромны, и женщина напоминала гусыню. В последнее десятилетие на смену турнюру приходит простая или кружевная нижняя юбка.

Изображение слайда


22


Слайд 22

Мужская одежда 19 века претерпела значительные изменения по сравнению с традиционными нарядами 18 века. В это время законодателем моды в Западной Европе (да и в России) был Наполеон Бонапарт. —

Изображение слайда


23


Слайд 23

В начале века считались модными сюртуки, кружевные жабо, туфли с большими пряжками и ботфорты.
Если говорить о повседневной одежде, то мужчина надевал светлые панталоны, сорочку, жилет, а поверх него — шерстяной фрак с высоким воротником-стойкой.
Как правило, фраки шили из тканей приглушенных темных тонов, в частности, модными были черный, синий и коричневый цвета

Изображение слайда


24


Слайд 24

В качестве верхней одежды использовался двубортный сюртук. Одежду украшали однотонной симметричной вышивкой.

Изображение слайда


25


Последний слайд презентации: МОДА 16-19 веков

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ

Изображение слайда

§ 17. Как жили европейцы и во что они верили

§ 17. Как жили европейцы и во что они верили

Население Европы

В XVI–XVII вв. население Европы заметно выросло. Если в середине XV в. здесь жило около 55 млн человек (сейчас примерно столько живет в какой-нибудь одной большой европейской стране), то в конце XVII в. – почти вдвое больше. Увеличение населения было связано с ростом продолжительности жизни. Возросла урожайность, люди стали лучите питаться, получили возможность больше заботиться о младенцах, стариках и больных. Большое значение имело развитие медицины и гигиены.

Сосуд для хранения лекарств

Однако человеческая жизнь все еще оставалась плохо защищенной. Как и встарь, ей угрожали три страшных бедствия: голод, болезни и война. Особенно опасным было то, что они часто действовали вместе. Так, война нарушала нормальное развитие хозяйства, вслед за военным разорением приходил голод, а из-за него, в свою очередь, люди легче становились жертвами эпидемий. Например, Франция – далеко не самая бедная часть тогдашней Европы – пережила в течение XVI в. тринадцать голодовок в масштабе всей страны, в XVII в. – еще одиннадцать. И это – не считая тех многочисленных случаев, когда голод обрушивался на какую-нибудь одну провинцию. Множество жизней уносили эпидемии чумы, оспы и тифа, с которыми все еще не умели бороться. И в любой момент человек мог оказаться жертвой насилия со стороны солдат, разбойников или разъяренной толпы.


Большой рынок в Харлеме. Голландия. Художник Б. Хейде

Подавляющее большинство европейцев по-прежнему жило в деревнях, но городское население росло быстрее, чем сельское, и горожан становилось все больше. Город, особенно большой, развивался быстрее деревни и вел ее за собой не только в области экономики: условия жизни, одежда, манеры поведения тоже сначала менялись в городе, а уже потом – в сельской округе.

Какие три главные опасности по-прежнему угрожали населению Европы в XVI–XVII вв.?

Облик жилищ

Давайте представим себе улицы европейского города 400 лет назад, мысленно заглянем в дом горожанина той эпохи.

В XVI–XVII вв. по всей Европе в городах строили гораздо больше, чем раньше. Старые дома перестраивали или вовсе сносили, чтобы расчистить место для новых зданий. Однако строительство было достаточно хаотичным, городские улочки оставались узкими и извилистыми, хватало на них и грязи. Но, к счастью, так дело обстояло не везде. Нередко власти и сами горожане заботились о благоустройстве городов. Иногда (при сносе старых кварталов, в случае большого пожара) появлялась возможность для более регулярного строительства. Тогда улицы расширялись и выпрямлялись, появлялись частные и общественные сады и парки.

Ночью города погружались во тьму. Уличные фонари даже в середине XVII в. были еще редкостью, и в безлунные ночи запоздалые прохожие пользовались факелами. Но обычно люди старались возвращаться домой засветло, ведь ночные улицы были небезопасны.

Земля в городе стоила дорого, поэтому дома строились в несколько этажей и прижимались друг к другу длинными боковыми сторонами. На улицу они обычно выходили узкими фасадами шириной в два-три окна. Строили из камня, кирпича, дерева и глины. В XVI–XVII вв. каменных зданий по всей Европе стало уже гораздо больше.

В условиях тесной городской застройки от частых пожаров выгорали кварталы, улицы и целые города. В знаменитом лондонском пожаре 1666 г. сгорело 1200 домов – не менее трети города. Опасаясь пожаров, городские власти часто поощряли замену соломенных крыш черепичными, но в XVI–XVII вв. такие крыши были только у наиболее богатых домовладельцев.

Спальня в английском доме. XVI в.

Дома крестьян обычно были ниже, проще и традиционнее городских. Чаще всего они состояли из одного-единственного жилого помещения, служившего одновременно кухней, спальней и гостиной.

Человеку себя дома

В домах ремесленников или купцов на первом этаже обычно располагалась мастерская или лавка, на втором – жилые помещения хозяев. Прислуга часто ютилась на чердаках.

Даже в богатых домах почти все комнаты были проходными: потребность уединиться не характерна для людей того времени. Лишь во дворцах знати появились личные кабинеты.

Интерьеры богатых домов пышно украшались. Стены комнат расписывали, обивали тканями, кожей или бумажными обоями. Появилась мода на гобелены. Полы покрывали коврами или циновками, выкладывали керамической плиткой. Европейцам был уже известен паркет, но даже во дворцах он еще оставался редкостью.

Серьезной проблемой оставалось освещение. В домах попроще окошки закрывали слюдой, тканью или бумагой. В богатых домах появились оконные стекла, хотя и весьма отличные от нынешних: они составлялись из небольших толстых кусков стекла, вставленных в свинцовую оправу. Света в доме стало больше, но его все равно не хватало. Вечерами использовали факелы, свечи, огонь камина и очага.

Камин и очаг служили и для обогрева жилищ, но их тепла было недостаточно. С XVI в. широко использовались печи. Тем не менее в домах бывало холодно, их обитателям приходилось тепло одеваться.

Гладильщица. Художник Я. Дюк

Обстановка домов изменялась быстрее, чем их внешний облик. Мебель была более подвержена капризам моды. Однако у бедняков мебели почти не было: пара табуретов или скамей, старый бочонок вместо стола да охапка соломы – вот и все. В богатых же домах мебели становится заметно больше, чем прежде. Обычно самым примечательным предметом в доме была огромная кровать – чаще всего с пологом, необходимым для защиты от насекомых. Для хранения вещей и для сидения использовались большие сундуки. Примерно в это время такие сундуки догадались ставить вертикально – появились шкафы. Стол был обычным атрибутом богатого дома, а вот кресло чаще всего имелось только у главы семейства; остальные сидели на длинных скамьях. Появляется поставец – прообраз посудного шкафа, в котором выставлялась на обозрение гостей наиболее ценная посуда, а также «кабинет» – секретер. Мебель была предметом гордости хозяев, ее любовно расписывали, украшали резьбой или инкрустациями из дерева, серебра или слоновой кости.

Какие новшества появились в домах европейских горожан в XVI–XVII вв.?

Человек за обеденным столом

Различия в питании верхов и низов общества стали в XVI–XVII вв. заметнее, чем прежде. Бедняки ели хлеб, лепешки, разные каши и супы. Стол мог разнообразиться овощами и зеленью, но часто состоял из одного-единственного блюда. Мясо употребляли по праздникам, а вот рыбу – значительно чаще. Пили дешевое вино и пиво.

Семейная трапеза. Голландия. XVII в.

Кухня знати и богачей была гораздо разнообразнее. Ее основу составляло мясо, которое «сильные мира сего» поедали в огромных количествах. Очень ценилась дичь, особенно мелкие птицы: фазаны, рябчики и даже соловьи. Овощи считались пищей бедняков и на столе аристократа появлялись редко. На парадных трапезах подавали по десять и более блюд, но все это было по-разному приготовленное мясо, часто с различными экзотическими соусами.

Нынешнему европейцу пища того времени показалась бы слишком острой. Мода на пряности, охватившая Европу в эпоху Великих географических открытий, прошла лишь к концу XVII в.

В XVI в. Европа познакомилась с таким экзотическим напитком, как шоколад, который был завезен в Испанию из Америки. О чае и кофе европейцы узнали в XVII в., но даже в высших слоях общества привычными они стали лишь в XVIII в. Довольно медленно внедрялись и другие культуры, заимствованные европейцами в ходе Великих географических открытий: картофель, кукуруза, а также табак.

Гуляки. Художник Я. Стен

Парадные обеды во дворцах знати были великолепным зрелищем. Длинные столы покрывали скатертями, на них выставляли драгоценную посуду. Солонки, блюда, кубки для вина нередко были настоящими произведениями искусства. Обед обычно сопровождался музыкой и представлениями. По сравнению с более ранним временем застольные манеры тоже сделали шаг вперед, но, с нашей точки зрения, все еще оставляли желать лучшего: мясо ели руками (вилка в XVI в. была в ходу только в Италии), кубок с вином мог идти по кругу, пальцы иной раз вытирали о скатерть.


Одежда и мода

Одежда европейцев в XVI–XVII вв. стала гораздо разнообразнее, чем прежде. Расширился ассортимент тканей. Всевозможные ленты, пуговицы и пряжки украшали и мужские и женские костюмы. Мода уже тогда властвовала в Европе, заставляя менять костюмы гораздо чаще, чем это было практически необходимо, и обеспечивая работой множество ткачей, портных, ювелиров… Существовала своя мода на обувь и перчатки, парфюмерию и прически. В середине XVII в. появились и надолго вошли в обиход длинные мужские парики с завитыми локонами.

Мода рождалась во дворцах государей и аристократов, затем ее перенимали дворяне и богатые горожане, а им, в свою очередь, подражали остальные. К тому времени, как нововведения достигали низших слоев общества, в высшем свете они уже устаревали, и все начиналось сначала.

В конце XV – первой половине XVI в. главными законодателями моды были итальянцы. Позже, с середины XVI в., могущество Испании обеспечило общеевропейскую популярность испанской одежде – черным сдержанным костюмам с высокими воротниками. А с XVII в. признанным законодателем мод в Европе стала Франция.

У костюма была и еще одна задача – показать принадлежность человека к определенному общественному слою. Богатому горожанину было запрещено выходить на улицу в такой же одежде, как у представителей высшего общества. К примеру, в Германии по постановлению 1530 г. пояс купца мог стоить не более 20 флоринов, а дворянина – до 200 флоринов. Впрочем, часто экономные горожане, особенно в протестантских странах, и сами не хотели слишком тратиться на одежду.

Мир страхов и суеверий

Пропасть между верхами общества и простонародьем становилась все шире не только в том, что касалось облика жилищ, питания или одежды. В своей религиозности, культуре, мировоззрении простые люди тоже имели мало общего с Лютером, герцогом Альбой или Ньютоном. В повседневной жизни крестьян, то есть подавляющего большинства европейцев, все еще продолжалось «долгое Средневековье»; ни Возрождения, ни барокко они просто не заметили. Хотя грамотных людей в деревнях стало несколько больше, но в основном культура простого народа по-прежнему была устной, а не письменной. Верхи общества и люди ученые обычно ее не понимали и вообще считали не культурой, а лишь скопищем суеверий, которые следует уничтожать любыми способами, в том числе и с помощью инквизиции.

Сожжение ведьм. Германия. XVI в.

У инквизиторов были основания с подозрением относиться к верованиям простолюдинов. Крестьяне все еще представляли христианство весьма приблизительно, в глубине души оставаясь язычниками. Связанные трудом с землей, с природой, они были уверены в ее одушевленности и считали, что на природу можно и нужно воздействовать с помощью магии. Поэтому незаменимыми людьми в деревне были колдуны и колдуньи, владевшие этим искусством. Магический подход к природе распространялся даже на христианские обряды. Так, действенным средством против насекомых-вредителей служило заклинание. Да и само единобожие крестьян было относительным: повсюду больше поклонялись какому-нибудь местному святому, чем далекому и непонятному Христу.

Люди XVI в. жили в обстановке неизбывных страхов. Они легко впадали в панику, верили самым нелепым слухам. Торжеству страха способствовали разные причины: постоянная близость смерти, распространение ересей, вера во всемогущество дьявола и его слуг. К последним причислялись и еретики, и иудеи, и наступавшие на Европу турки, и, конечно же, ведьмы.

В эпоху Средневековья церковь осуждала народную веру в ведьм как нелепое суеверие. Но к концу XV в. позиция церкви изменилась: в ведьмах стали видеть пособниц дьявола, заключивших с ним договор и губящих по его наущению добрых христиан. Появились трактаты и папские буллы, призывавшие к расправам над ведьмами. Стихийные расправы над ними, изредка случавшиеся в средневековой Европе, сменяются массовыми судебными преследованиями.

Примерно с середины XVI в. охота на ведьм приняла массовый характер. Волны гонений прокатывались по всей Европе в течение более чем столетия. На кострах погибли десятки тысяч невинных людей, в основном женщин. Лишь к концу XVII в. гонения пошли на убыль.

Почему охота на ведьм развернулась именно в XVI в.? Можно ли считать это случайностью?

Подведем итоги

В XVI–XVII вв. в повседневной жизни людей произошли значительные перемены. Изменился облик городов и домов, мебель, рацион питания, одежда. При этом повседневная жизнь и представления о мире верхних слоев общества менялись быстрее, чем у простых людей, поэтому различия между верхами и низами общества стали более глубокими, чем прежде.

Гобелен разновидность тканого ковра ручной работы, часто с изображением античных и библейских сцен.

Вопросы

1. Чем объясняется быстрый рост населения в Европе в XVI–XVII вв.?

2. Что изменилось в облике городов и городских домов по сравнению с предшествующим периодом? Что осталось прежним?

3. Как изменилось в это время питание европейцев?

4. В чем состояло значение моды в европейском обществе XVI–XVII вв.?

5. Как соотносились христианство и язычество в представлениях простых людей того времени? Почему сельские жители дольше оставались язычниками, чем горожане?

6. Почему церковь боролась с народной культурой?

Задания

1. Представьте себе, что вы попали в богатый городской дом XVI в. Попробуйте составить описание нескольких его комнат.

2. На основании текста параграфа и содержащихся в различных разделах учебника иллюстраций попробуйте описать костюмы разных слоев тогдашнего общества.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








1609 | Хронология истории моды

Прекрасная Энн Вавасур (рис. 1) рано добилась успеха в жизни, присоединившись к дому королевы Елизаветы в конце 1570-х годов, как объясняет историк эпохи Тюдоров Барт Кейси:

«Многие головы повернулись в сторону Анны, которая недавно пришла ко двору из Йоркшира в качестве дворянки из спальни, самой интимной группы слуг королевы. Девочку с детства приучали идти по стопам ее дяди сэра Томаса Нивета, жениха Тайной палаты, и ее тети Кэтрин Книвет, фрейлины.Семья Нивет была хорошо известна и любима при дворе с первых дней правления короля Генриха VIII, когда более старший Томас Нивет был королевским конным мастером ».

Это внимание вскоре стало серьезным, когда она стала любовницей Эдварда де Вера, 17-го графа Оксфорда, и поворот событий стал катастрофическим, когда она вскоре родила сына Эдварда. Начальник разведки королевы, сэр Фрэнсис Уолсингем, 23 марта 1581 года написал письмо с описанием этого дела:

«Во вторник ночью Анну Вавасур привели в постель сына в девичью комнату.Э. Оксфорд известен как отец, который, как считается, ушел с намерением пересечь море. Для него заложены порты, и поэтому, если у него есть такая решимость, маловероятно, что он сбежит. Джентльменку в ту же ночь вывели из дома, а на следующий день отправили в Башню. Другие, которые были найдены сторонниками этого дела, также были совершены. Ее Величество глубоко опечалена происшествием, и поэтому я надеюсь, что будет принято такое распоряжение, чтобы избежать подобных неудобств.”(Кейси)

Как следует из письма, Энн и граф были отправлены в лондонский Тауэр по приказу королевы.

Но на этом история Анны не закончилась; после ее освобождения она позже стала любовницей сэра Генри Ли Дитчли. Сэр Генри был личным чемпионом королевы Елизаветы на рыцарском турнире, но в 1590 году в возрасте пятидесяти семи лет он стал вдовцом. Кейси продолжает рассказ:

«Его жена и трое детей были мертвы, и впереди ему были одинокие годы.И тогда он пригласил Анну Вавасур, которой тогда было около двадцати семи лет, присоединиться к нему (со своим ребенком) в качестве его любовницы и де-факто жены. Она не только приняла, но и вскоре родила второго ребенка от сэра Генри ».

Учитывая, что королева изгнала Анну в Башню менее десяти лет назад, положение Анны (и сэра Генри) было несколько шатким. Таким образом, сэр Генри организовал наступление очарования, заказав стихи и, самое главное, то, что сейчас известно как портрет королевы Елизаветы Дитчли.Портрет королевы, восседающей на земном шаре, очень лестно изображает ее, и на нем есть надпись: «Она может, но не может, отомстить».

Кампания увенчалась успехом, и королева и ее двор даже посетили Дитчли в 1592 году. Сэр Генри и Анна смогли счастливо жить в Дитчли всю оставшуюся часть правления Елизаветы и даже сблизились со двором короля Джеймса VI и Анны Вавасур. и королева Дании Анна, кажется, неплохо ладили и даже заказали очень похожие портреты (рис.2-3) от Джона де Крица около 1605 года, где оба носят белые атласные платья с французским фартингалом и открытыми стоячими воротниками и стоят рядом с одним и тем же красным стулом. Лиф Анны низкий, как у Королевы, и оба украшены розовыми лентами. У них «вздернутая, формальная прическа, структурированные косы, тщательно декорированные, [что] знаменует временное удлинение женской внешности» (Камминг 23).

На более раннем портрете (рис. 1) Анна была изображена в черно-белом цвете, излюбленных цветах королевы Елизаветы, с бледным напудренным лицом, также сделанным королевой модным, что говорит о том, что Вавасур был весьма искусен в манипулировании ее внешностью в соответствии со временем.

1629 | История моды Timeline

Джордж Вильерс очень быстро вырос при дворе короля Якова I. Говорят, что он привлек внимание короля на охоте в 1614 году, после которой, по-видимому, были собраны деньги, чтобы купить ему новую одежду. Он стал виночерпием короля, затем был посвящен в рыцари как джентльмен опочивальни, вскоре после этого он был возведен в звание пэра и рыцарем Подвязки, прежде чем стать графом, затем маркизом и, наконец, герцогом Бекингемским — огромный рост за меньшие деньги. более десяти лет (Википедия).Он явно был фаворитом короля и, как утверждают некоторые, его любовником.

То, что не оспаривается, так это его физическая привлекательность, как подробно описывает Полин Грегг в книге King Charles I (1984):

.

«Он был одним из самых красивых людей в мире», — писал сэр Джон Огландер. «От ногтей на пальцах — более того, от подошвы до макушки головы — на нем не было никаких изъянов. Обстановка его взглядов, каждое движение, каждый изгиб его тела вызывали восхищение.’” (49)

Он появился при дворе как танцор в масках с 1615 года и обучал танцу сына Джеймса, Карла I, наследного принца. Удивительный портрет Рубенса Вильерса и его жены Кэтрин Маннерс в образе Венеры и Адониса (рис. 1) дает некоторый намек на его телесную грацию и красоту. Грегг цитирует другого современника, написавшего о Вилье:

.

«Все сидящие в Совете, пристально смотрящие на него, видели его лицо, как будто это было лицо ангела….Он был самым красивым мужчиной в Англии; его конечности так хорошо сложены, а его разговор такой приятный и такой приятный ». (49)

Он также был роскошным костюмером, как и портрет Пауля фон Сомера I в деталях (рис. 2). Его лицо, возможно, имеет здесь более дьявольский оттенок, хотя оно плавает на сложном кружевном стоячем воротнике. Его красный атласный дублет покрыт панелями, открывая подкладку из золотой парчи с жемчужными пуговицами и петельками из семенного жемчуга. На нем что-то вроде пояса, сделанного, наверное, из десяти нитей жемчуга, которые он заправил через одно из оконных стекол на своем туловище.В эпоху, предшествовавшую культивированию жемчуга, он представлял собой почти невообразимое проявление богатства. На этом портрете (а также на рис. 4) мы видим любовную прядь, или висящую прядь волос, о которой говорилось выше, отображенную на стоячей полосе.

Напротив, на портрете Рубенса (рис. 3) Вилье довольно прост, одетый в черный атласный дублет с панелями и белой атласной подкладкой; воротник-стойка имеет шнурок только по краю. Синий пояс свидетельствует о его рыцарстве. Его лицо имеет приятный характер, который ему так часто приписывают.После смерти короля Джеймса в 1625 году Вильерс сохранил высокое положение при дворе благодаря своей дружбе с нынешним королем Карлом I. Его отправили с дипломатическими миссиями во Францию ​​и Нидерланды, где он произвел большое впечатление (и заказал несколько портретов). Диана де Марли в книге Fashion for Men: An Illustrated History (1985) описывает влияние его роскошной одежды:

«Самым ярким человеком при английском дворе был любимец Джеймса I Джордж Вильерс, герцог Бекингемский… Во время своих визитов во Францию ​​и Нидерланды в 1625–1616 годах новый герцог решил затмить всех остальных смертных.Один парижанин сообщил: «Надо признать, что у герцога Бекингема был лучший наряд, который только можно увидеть в жизни. Я тронут, чтобы описать это. Это был атлас цвета гриз-де-лин, расшитый жемчугом, вышивка была полосами: жемчуг в середине браслета мог стоить по десять крон за штуку, а по краю — не меньше двадцати. Пуговицы были жемчужинами достоинством в двадцать корон, петлицы жемчужной вышивки и бирки также были сделаны из жемчуга градуированных размеров. У него была цепь, которая шесть раз обвивала его шею из жемчуга огромной ценности.Его пояс стоил не менее тридцати тысяч крон. На его шляпе было перо из перьев цапли, в основании которого был значок из пяти очень больших бриллиантов и трех великолепных жемчужин в форме жемчуга. Из его уха свисала большая жемчужина с большим бриллиантом на застежке уха, но этого почти не было видно, потому что его волосы были такими длинными и завитыми, что скрывали это ». (46)

Эту экстравагантность можно ощутить на портрете Михаэля ван Миревельта (рис. 4), где Вильерс снова носит жемчужные нити, замеченные ранее, и инкрустированный жемчугом дублет очень похожего дизайна.Следует отметить, что его семья была не менее модной, о чем свидетельствует портрет 1628 года (см. Рис. 2 в разделе «Детская одежда» ниже). Семейный портрет был написан в том же году, когда герцог, который выглядел гораздо лучше, чем лорд-адмирал, был убит недовольным армейским офицером.

Что носили женщины в период Стюартов? Модные тенденции и фальшивка в 17 веке

Одежда, которую люди носят, имеет большое значение в 21 веке. Выбор наряда для собеседования или первого свидания требует тщательной подготовки.В Англии эпохи Тюдоров и Стюартов одежда также была важна, и повседневная жизнь обычных женщин зависела от того, что они выбирали носить, особенно в Лондоне, который к 1700 году был самым большим городом в Европе.

В 1616 году Томас Тьюк опубликовал брошюру под названием Трактат против рисования и окрашивания мужчин и женщин , в которой он жаловался, что «хотя бы раз в год» англичанка «хотела бы увидеть Лондон, хотя, когда она туда приезжает, ей нечего делать, кроме как учиться новой моде ».Хотя Тьюк враждебно относился к тем, кто уделял слишком много времени своей внешности, он был точен в отношении женщин, приезжающих в столицу, чтобы ознакомиться с последними тенденциями.

Главной достопримечательностью Лондона было множество возможностей для покупок. Во время правления королевы Елизаветы I во второй половине 16 века купцы импортировали широкий ассортимент различных тканей, красок и текстиля, что означало, что одежда становилась более разнообразной и красочной. Большая часть этого полотна и кружева поступала из Италии и Нидерландов, но к концу 17-го века стали доступны и более экзотические товары, такие как восточно-индийский ситц и ситцевое дно.

Таким образом, у женщин был выбор тканей на выбор, а также возможность приобрести ряд аксессуаров. Они были одновременно декоративными и практичными. Муфты не только согревали руки, но и служили заменой сумочке для хранения носовых платков, денег и духов. Также были популярны маски для лица и капюшоны, позволяющие женщинам незаметно передвигаться по оживленному городу. Многие женщины персонализировали свою одежду, добавляя кружева, ленты и цветы или вышивая узоры и узоры.

Одежду можно было купить в разных местах. Состоятельные женщины, такие как жены лондонских граждан, делали покупки на Королевской бирже и Новой бирже, но портных, сапожников, вышивальщиц, перчаток и модисток можно было найти по всему Сити и в соседнем Вестминстере.

Женщина покупает обувь, c1650. (Фото The Print Collector / Getty Images)

По мере развития швейной промышленности становилось все больше готовой одежды по более низким ценам.Но многие женщины продолжали шить свою одежду или покупать подержанную одежду, часто у других женщин, которые играли важную роль в этой сфере. Многие из этих подержанных вещей были бы украдены, и кража в магазинах женщинами стала растущей проблемой в последние десятилетия 17-го века.

Но даже законопослушным женщинам не нужно было покупать всю одежду, которую они приобретали. Все больше женщин работали в качестве домашней прислуги и получали рабочую одежду от своих работодателей. Например, некая миссис Виннингтон сшила платье для своей служанки Энн Фентон, которое должно было оплачиваться из ее заработной платы.Молодые люди дарили и получали одежду в качестве подарков во время ухаживаний, пожилые женщины оставляли одежду и текстиль родственникам и друзьям по своему завещанию, а бедные женщины получали одежду через свой приход, если они имели право на бедную помощь.

На шнуровке до шеи

Считалось, что лондонские женщины более модны и лучше одеты, чем их сестры в провинции, и, как говорили, во время посещения «брали с собой всю свою лучшую одежду», «чтобы их друзья в деревне могли увидеть всю свою одежду. храбрость ».

Также положительно отзывались о нарядах столичных женщин путешественники из других стран. В 1562 году итальянка Алессандра Магно заметила, что женщины носили «платья со шнуровкой до шеи, которые делают их очень изящными», а в 1592 году герцог Фредерик Виртембергский подумал, что они «великолепно одеты», возможно потому, что некоторые из женщин, которых он видел, были «одеты». платья по старинной немецкой моде ». В 1662 году голландец Уильям Шеллинкс прогулялся по Гайд-парку и впоследствии написал, как «здесь можно увидеть самые красивые женские платья».

Очень важно было носить соответствующую одежду по этому случаю. Работающим женщинам нужно было иметь набор практичной неформальной одежды для повседневной носки, но они хотели бы иметь определенные предметы и наряды для особых случаев. В 1660 году Элизабет Пепис, жена известного дневника Сэмюэля, переоделась перед тем, как поехать навестить мужа и их друга в таверну «Митра» на Вуд-стрит. В мае 1684 года Джоан Кирк отказалась поехать навестить двоюродную сестру своего мужа, потому что считала, что у нее нет одежды, которая была бы «достаточно хорошей, чтобы пойти в гости».Ее мужу Эдварду удалось убедить ее пойти с ним только после того, как Джоан позаимствовала капюшон и шарф у другой женщины.

Люди замечали, носят ли женщины что-нибудь необычное или примечательное. Когда Элизабет Хазард вышла в «своей лучшей одежде», соседи сразу обратили на нее внимание и спросили, куда она идет. Женщины также хорошо одевались, если им приходилось появляться в суде, и стремились произвести хорошее впечатление. Кристиан Стэпплтон носила плащ и платье из тафты, когда давала показания от имени своей любовницы Джейн Хоуп — хотя утверждалось, что Джейн одолжила одежду Кристиану.

Одна из главных причин, по которой молодые незамужние женщины хотели хорошо одеваться, заключалась в том, чтобы привлечь внимание женихов и потенциальных мужей. Когда Ребекка Лэнгфорд покинула Норбери в Стаффордшире, ее считали «несколько голой в одежде», но когда она вернулась из Лондона, было отмечено, что она «очень хорошо одета и привела с собой очень подходящего мужчину».

В 1670-х годах Ханна Вулли написала книгу советов для молодых женщин, желающих стать спутницами женщин, в которых она отметила, что у молодежи есть «своего рода привилегия носить модную одежду» и что хорошая одежда «добавит красоты». .

В некотором смысле Вулли был прав: по всей вероятности, молодые женщины были более одержимы тем, чтобы идти в ногу с последней модой. Но одежда имела значение и для пожилых женщин, поскольку отражала их статус и авторитет. Замужние женщины носили отличительные шарфы и капюшоны, а когда Фрэнсис Барнхэм стал шерифом в 1570 году, его жена Алиса нарисовала свой портрет, на котором она была в бархатном платье с меховой отделкой, чтобы продемонстрировать свое восхождение в лондонском обществе.

Хорошая одежда также помогла женщинам найти оплачиваемую работу.Женщины, работавшие в магазинах на бирже, считались хорошо одетыми, и Элизабет Джеймс взяла одну молодую женщину в качестве прислуги, потому что она была «хорошенькой молодой девушкой и красиво одета».

В 1659 году Гуди Марстон получила 12 шиллингов от ризницы прихода Сент-Бенет-Полс-Уорф, чтобы она могла предоставить одежду для осиротевшей дочери своей подруги Гуди Тесси, чтобы помочь девушке устроиться в качестве домашней прислуги. Очевидно, ризницы думали, что это будет стоящая инвестиция, гарантирующая, что в долгосрочной перспективе у них будет на одну бедную женщину меньше, чем они должны будут обеспечивать.

Полиция моды

В течение определенных десятилетий 17-го века мода была помешана на моде. В 1610-х годах женщины носили камзолы и шляпы с широкими полями, которые считались очень мужскими предметами одежды. В 1690-х годах в моде были сложные прически с завязками и большим количеством лент.

Моралисты поспешили осудить эти тенденции. 22 февраля 1619 года Джон Уильямс произнес проповедь перед королем Джеймсом I о злоупотреблениях одеждой, и в 1690-х годах многие баллады, популярные песни того времени, осуждали моду на топ-узлы, утверждая, что молодые женщины обращаются к проституции, чтобы себе новую прическу.

Судебные записи показывают, что лондонские проститутки, входившие в верхнюю часть порочного бизнеса, раннего современного эквивалента эскорта, были хорошо одеты. Этим женщинам были выданы особые наряды для привлечения клиентов, и многие получили одежду в качестве оплаты натурой за свои услуги. У одной елизаветинской бабы, госпожи Хиббенс, были «разнообразные костюмы», в том числе «шелковые платья разного цвета», которые носили работавшие на нее девушки.

Таким образом, женщины в Лондоне раннего Нового времени имели широкий выбор одежды и различные способы ее приобретения.Это породило как возможности, так и проблемы. Средневековые законы о роскоши налагали больше ограничений на одежду мужчин, чем женщин, и когда этот закон был отменен в 1604 году, женщины не столкнулись с юридическими ограничениями в отношении того, что они могут носить. Однако выходить на улицу в дорогостоящей одежде, которая, как считалось, была выше его положения, или обнажая слишком много расщеплений, рисковал подвергнуться насилию со стороны моралистов, священнослужителей и соседей обоих полов.

c1660: Английский дневник и государственный служащий Сэмюэл Пепис восхищается новым платьем своей жены Элизабет.(Фото Hulton Archive / Getty Images)

Одежда имела важное значение в XVI и XVII веках, потому что она должна была сразу раскрыть социальный статус, пол и нравственность владельца. Но на практике одежда дворянок и жен богатых горожан не всегда существенно отличалась от одежды проституток высокого класса. Переодевание тоже не было чем-то необычным. До Реставрации актеры-мужчины играли женские роли, а некоторые женщины предпочитали носить мужскую одежду, чтобы быть модной, отражая их сексуальность, или потому, что это позволяло им ходить по городским улицам в маскировке, не подвергаясь преследованиям со стороны мужчин.

В 16-17 веках, как и в 21 веке, одежда давала женщинам возможность расширить свои возможности и создать индивидуальную идентичность. Но выбирать, что надеть, было непростым делом, а промахи в моде могли иметь катастрофические последствия.

Модные промахи 17 века

Выгляжу как шлюха

Женщины раннего современности пытались найти баланс между модностью и привлекательностью, но при этом не демонстрировали слишком много тела.В 1628 году Кэтрин Бейкер предстала перед церковным судом за клевету на Кристиана Невелла как на «проститутку в пуговицах», оскорбление, которое наводит на мысль, что Кэтрин считала наряд Кристиана слишком откровенным.

Носите то, что вам нравится

Джейн Мартиндейл хотела переехать в столицу, потому что у нее было бы больше свободы выбора одежды, которую она могла бы носить. Ее брат Адам утверждал, что в их родном графстве Ланкашир любую женщину, носившую модный капюшон, шарф или платье, «сочли бы амбициозным обманщиком».

Попался неправильный наряд

В 1616 году драматург и памфлетист Томас Деккер писал о том, как одна «молодая красивая горничная в очень хорошей одежде» посетила свою сестру в Кенте, но ее выгнали из города, потому что местные жители заметили ее модную одежду и предположили, что она приехала. из Лондона, где свирепствовала чума.

Увлечение по магазинам

В 1657 году Маргарет Харлакенден купила в Лондоне свадебную одежду на сумму 120 фунтов стерлингов.Ее отец, Ричард, был недоволен тем, что его дочь потратила такую ​​большую сумму, но он «расплатился». Свадьбы были возможностью для празднования и расточительства, и Ричард знал, что не может рисковать, что его сочтут скрягой.

Переодевание и падение

В 1665 году Сэмюэл Пепис описал, как «миссис Дженнингс, одна из служанок герцогини, одевалась, как апельсиновая девка, ходила вверх и вниз и плакала апельсинами — пока не упала или по такой случайности … дело стыда ».

Доктор Тим Рейнке-Уильямс — преподаватель истории в Нортгемптонском университете, специализирующийся на ранней современной британской истории

Эта статья была впервые опубликована в ноябрьском выпуске журнала BBC History Magazine за 2011 год

Торговля в 1600-е годы | Национальное географическое общество

1. Проанализируйте карту Атлантического океана.
Используйте проектор или интерактивную доску, чтобы отобразить карту «Торговля через Атлантический океан» в передней части класса.Попросите учащихся обозначить на карте два массива суши и водоем, когда вы укажете на них. Обсуждая каждое из них, используйте язык основных направлений. Например, материк справа (восток) — это континент Европа. Слева (запад) находится Северная Америка. Водоем между двумя континентами является Атлантический океан. Спросите: Где на карте жили голландцы в 1600-х годах? (Европа) Где жили коренные американцы? (Северная Америка)

2.Представьте понятие торговли.

Объясните студентам, что они будут изучать, как коренные американцы торговали с голландскими европейцами в 1600-х годах. Спросите студентов, обменивали ли они когда-либо одну вещь на другую. Предложите им подумать о том, чтобы обменять один вид еды на другой или деньги на купленный товар. Пригласите добровольцев привести примеры и убедитесь, что все студенты понимают концепцию торговли. Затем укажите на огромное расстояние через Атлантический океан. Объясните студентам, что торговцы 17 века возили товары через океан, и это путешествие часто занимало более двух месяцев.Спросите: Как вы думаете, почему торговцы возили товары на такие большие расстояния? (чтобы получить новые полезные вещи, которых у них не было дома)

3. Изучите предметы из культур коренных американцев и голландцев 17-го века.
Раздайте каждому учащемуся копию рабочего листа «Торговля в 1600-е годы», на котором изображены материальная культура и товары коренных народов Америки и Голландии. Прочтите вслух этикетку каждого предмета и обсудите, что это за предмет, для чего он использовался и кто продал его другому — голландцам-европейцам или коренным американцам.Например:

  • Голландцы использовали ткацкий станок для изготовления ткани.
  • Коренные американцы использовали морские ракушки для изготовления бусинок вампума, одной из форм денег.
  • Голландцы изготавливали украшения из металла.
  • Голландцы и другие европейские группы использовали бобровые шкуры коренных американцев для изготовления меховых шапок.
  • Голландцы производили металлические кастрюли и ножи для приготовления пищи.
  • Коренные американцы выращивали кукурузу для еды.

Обсудите мотивы торговли между двумя группами.Объясните студентам, что голландцам-европейцам нужны были бобровые шкуры для изготовления шляп и кукуруза для еды. Коренные американцы хотели, чтобы металлические инструменты добавлялись к их запасам каменных инструментов, а тканые ткани добавлялись к коже, которую они делали из шкур животных и использовали для одежды и одеял.

4. Смоделируйте доколониальную торговлю на карте Атлантического океана.
Вырежьте один набор картинок из рабочего листа «Торговля в 1600-е годы». Попросите учащихся помочь вам приклеить вырезанные изображения соответствующих континентов на карту Атлантического океана.Вырежьте изображение парусного корабля на листе Парусник в 1600-х годах. Скажите студентам, что вы будете использовать картинку, чтобы перемещать важные товары через Атлантический океан в правильном направлении. Попросите студентов помочь вам. Например, перевезти бобровые шкуры и кукурузу из Северной Америки в Европу; перевезти ножи, горшки и ткани из Европы в Северную Америку. Убедитесь, что учащиеся понимают, что голландские торговцы перевозили товары в Северную Америку и из нее на парусных судах, но что коренные американцы не пересекали океан на парусных судах в этот исторический момент.

Альтернативная оценка

Попросите учащихся смоделировать торговлю между коренными американцами и голландскими европейцами с помощью ролевой игры. Назначьте учащимся различные культурные особенности и товары для торговли. Пусть каждый нарисует изображение назначенного им предмета и опишет классу, что это такое и для чего он использовался. Затем предложите учащимся разыграть ролевую игру, торгуя предметами.

чернокожих африканцев в Европе эпохи Возрождения

Эта книга может стать сюрпризом для неспециалистов, поскольку чернокожие африканцы отождествляются с работорговлей в Америку, а эпоха Возрождения считается чисто европейским феноменом, в основе которого лежит в основном гомогенная этническая принадлежность.Ни одно из этих утверждений не соответствует действительности, и эта прекрасная книга помогает разрушить такие исторические стереотипы. Начиная с середины пятнадцатого века Европа регулярно принимала черных африканцев в значительном количестве. Средиземноморье было межкультурным и межэтническим пространством еще до классической Греции. Эпоха Возрождения отразила не только повторное открытие классической культуры, но и приток техник и идей, принесенных арабами. Межконтинентальная навигация выявила одновременные процессы культурного обновления, которые помогли изменить Европу.

В начале тома Кейт Лоу задает ключевой вопрос редакции: как в этот период сложились основные стереотипы в отношении чернокожих? Она приводит несколько примеров, относящихся к основному набору предрассудков: африканец обычно идентифицируется как обнаженный человек, который искалечит свое лицо и тело скарификацией, пирсингом и татуировками; он / она будет считаться беззаботным и характеризоваться неумеренным смехом, не осознающим своего состояния, ленивым и беспорядочным в сексуальных отношениях, физически сильным, хорошим музыкантом или танцором.Лоу признает существование знатных или облагороженных чернокожих при европейских дворах, но она подчеркивает роль чернокожих как необходимого противоположного образа в построении европейской белизны и «цивилизации» (понятие, придуманное в восемнадцатом веке). Это необходимая отправная точка, хотя в некоторых главах дается более детальное видение расовых отношений в этот период.

У Анны Мари Джордан, например, есть прекрасная глава о рабах в Лиссабонском дворе королевы Австрии Екатерины, где в основном женщины и дети разного этнического происхождения использовались в качестве музыкантов, поваров, кондитеров, домработниц, пажей или слуг в королевские аптекари, кухни, сады и конюшни.Джордан указывает на то, что белые мавританские рабы пользовались благосклонностью из-за предрассудков, связанных с цветом кожи, но черные рабы считались заслуживающими доверия по религиозным причинам. Черные рабы были признаком социального престижа и отличия в космополитическом дворе: эта особенность объясняет, почему Екатерина тратила столько денег на одежду и предлагала их в качестве экзотических подарков своим любимым дамам и родственникам в других европейских дворах. Изображение маленьких чернокожих рабов на портретах иберийских принцесс, как на картине Хуаны де Австрия Кристована де Мораиша, усилило их образ как символов строительства империи.

Хорхе Фонсека представляет результаты своего исследования южной Португалии шестнадцатого века, где он оценивает в общей сложности от шести до семи процентов чернокожего населения, в основном в городских районах, в отличие от северного региона, где черных было мало. Его анализ восприятия чернокожих людей Николасом Клейнаертсом, фламандским ученым, который преподавал в Лувене, Париже и Саламанке, проведя несколько лет в Португалии в качестве наставника младенца Генри (будущего кардинала и генерального инквизитора), менее убедителен.Ученый представлен как «экзотический посетитель», что неуместно, поскольку он принадлежал к международной элите эпохи Возрождения, которая циркулировала между разными европейскими странами. Клейнартс покупал молодых рабов и обучал их в качестве помощников. Его наблюдение, что они были похожи на «обезьян» (что означает способность имитировать, но не творить), рассматривается Фонсека как знак контраста между двумя обществами, фламандским и португальским, первое не знало о чернокожих, второе привыкло их.Спорным является то, что Клейнертс классифицировал молодых рабов как «обезьян» и не находился под влиянием португальцев, но неявное предположение о том, что португальцы были менее «расистами», чем фламандцы, вызывает сомнения.

Дидье Лахон предлагает интересный анализ смешанного братства Носса-Сеньора-ду-Росариу в Лиссабоне, которое разделилось на две ветви, состоящие из белых и черных членов. Конфликт, который существовал между ними более одного столетия, и окончательная победа белой ветви в 1646 году интерпретируется как переход от относительно терпимого общества, открытого для освобождения (одна из привилегий братства) и вмешательства против плохое обращение с рабами, более жесткое и нетерпимое общество в семнадцатом веке.Осуществление обязательного крещения рабов на протяжении второй половины шестнадцатого века также воспроизводится в деталях. Анализ влияния понятия чистоты крови в Португалии гораздо менее убедителен, с несовершенной хронологией и огромными пробелами, а всесторонние исследования игнорируются. Идея о том, что Пиренейский полуостров рассматривал присутствие мавров, евреев и новых христиан как аномалию с 1350 года, просто неверно, как показали Мария Хосе Ферро Таварес и Мария Филомена Лопес де Баррос.

Томас Эрл сосредотачивает свое исследование на творчестве Афонсу Альвареса, поэта-мулата и драматурга, осторожно предупреждая читателя об отсутствии доказательств того, что они были одним и тем же человеком. Альварес — один из немногих интеллектуалов смешанной расы в Европе шестнадцатого века. Он написал сатирические стихи и четыре пьесы, основанные на жизнях святых, по заказу августинских канонов Сан-Висенте-де-Фора в Лиссабоне. Эрл обсуждает качество пьес и убедительно отвергает историческую девальвацию писателя, которого считали второстепенным учеником Жиля Висенте.Особенно интересный раздел касается полемики в сатирических редондилях между Афонсу Альваресом и другим поэтом Антониу Рибейру Шиаду. Альварес обвинил Шиаду в низкой рождаемости и безнравственности. Шиаду оскорбил Альвареса в расистских терминах, обвинив его в том, что он мулат, сын черной женщины, раб, освобожденный браком. Альварес подчеркнул благородство своего отца, личность которого никогда не разглашалась; это мог быть дом Афонсу де Португалия, епископ Эворы, в семье которого Альварес получил образование.В своих пьесах Альварес отражает господствующие антисемитские настроения. Здесь достаточно материала для более глубокого осмысления расовых предрассудков португальского общества эпохи Возрождения и конфликтующих механизмов социального продвижения среди подчиненных групп.

Джереми Лоуренс представляет очень хороший обзор чернокожих африканцев в испанской литературе, определяя основные идеи: дегуманизацию рабов как движимого имущества, определяемую зоофилием, наготой, похотливой пошлостью, бурлескным поведением, языком пиджин.Он сосредотачивает свое исследование на «habla de negros», расширяя и без того значительную библиографию по этому вопросу (можно было бы упомянуть решающее исследование Поля Тейсье о Жиле Висенте). Автор выбирает менее известные тексты и предлагает в приложении два отличных критических издания плиег. Оригинальность и подрывной смысл стихов ясно раскрывается в этой главе, поскольку в них изображены сильные чернокожие персонажи с нетрадиционными отношениями с белыми женщинами. Бальтасар Фра-Молинеро — еще один автор, который много писал о черных в испанской литературе и внес свой вклад в изменение этой области.Он показал, как эта маргинальная и забытая тема играла важную роль в шестнадцатом и семнадцатом веках. Здесь он сосредотачивается на Хуане Латино, единственном чернокожем латинисте, ученом и писателе в европейском Возрождении, жившем в Гранаде. Ранее он указывал, как Хуан Латино размышлял о состоянии чернокожих и отказался от социальной иерархии, основанной на предрассудках по поводу цвета кожи. Фра-Молинеро анализирует стихотворение Austrias Carmen , посвященное Хуаном Латино Хуану де Австрии после его победы над восстанием Мориско в Гранаде, известным как Война Альпухарров (1568–1572).В тексте латиноамериканец пытался установить достоинство всех чернокожих африканцев, соотнося их с библейской Эфиопией и отвергая идею естественного рабства. Он представляет себе подчиненных белых людей в Эфиопии (обратная ирония) и превозносит черноту в последних стихах.

Дебра Блюменталь обращается к очень интересному вопросу: о роли братства чернокожих африканцев в Валенсии, основанного в 1472 году сорока чернокожими вольноотпущенниками, которые собирали милостыню и заключали договоры об освобождении от имени своих товарищей в неволе.Она хорошо знает контекст работорговли в Валенсии, разнообразие чернокожих жителей города и функции братства (casa dels negres) как приюта, хосписа и больницы. Она анализирует два случая увольнения, касающихся Урсолы и Йоханы, в которых анализируются все финансовые, юридические и социальные трудности, а также последующие препятствия на пути к полной интеграции.

Аурелия Марин Касарес, написавшая очень хорошую книгу о рабстве в Гранаде, представляет здесь часть своего исследования свободных и освобожденных чернокожих африканцев в этом регионе.Она определила большинство их профессий: мужчины были конюшнями, рабочими альпиниста, плавильщиками и разливщиками на литейных заводах, перевозчиками и продавцами воды или дров, пекарями, мясниками, перевозчиками хлеба, строителями, землекопами, асфальтоукладчиками; женщины были домохозяйками, фермерами, вышивальщицами, горничными, служащими таверн и постоялых дворов, колдуньями. Автор подробно описывает братства, созданные чернокожими и мулатами в Гранаде. Однако в этой статье не проясняется понятие черноты и различных типов чернокожих, поскольку во многих случаях христианское население считало мориско черными.

«Итальянский раздел» — один из самых интересных в книге. Пол Каплан утверждает, что Изабелла д’Эсте и Андреа Мантенья создали новый иконографический тип: черный помощник белого европейского главного героя. По его мнению, слуга Джудит была впервые изображена черным Мантенья на рисунке 1492 года. Как указывает автор, эта идея показа черных слуг, указывающая на универсальность имперской власти, была придумана еще Фридрихом II. Каплан подчеркивает распространение этой идеи среди европейских правителей, а именно арагонских королей Неаполя или правящих домов Феррары, Мантуи и Милана, в которых черные слуги использовались как человеческие аксессуары и изображались как таковые.Единственная проблема в этой стимулирующей главе — это единообразное определение «черноты», в то время как в нескольких картинах (см., Например, «Аллегория добродетели» Корреджо) присутствует градация цвета кожи от черного к коричневому.

Джон Бракетт предполагает, что Алессандро Медичи, первый герцог Флоренции (1529–1537) был смешанной расы, незаконнорожденный сын Лоренцо Медичи, герцога Немурского и правителя Урбино (и прямого потомка Лоренцо Ильи). Magnifico ‘и Cosimo’ il Vecchio ‘) и крестьянку, освобожденную рабыню, которую обычно считают «мавром», но теперь изображают как чернокожего африканца.Аргумент основан не на новых документах, а на анализе множества изображений Алессандро де Медичи. Проблема заключается в окончательном выводе: автор считает, что в XVI веке не было интеллектуального расизма, поскольку герцога убили по обвинению в том, что он тиран, но его расовый статус не использовался в политических дебатах или принижении его личности. память, доказывающая превосходство врожденных качеств князей. Это открытый вопрос: как автор упоминает в своем тексте, герцога при жизни прозвали «мавром» и «мулом» Медичи, что предполагает более сложную картину.

Серджио Тоннетти занимается торговлей черными африканскими рабами во Флоренции пятнадцатого века. К концу XIV века процент восточноевропейских рабов в городах Северной Италии был весьма значительным, в основном в Генуе (почти десять процентов) из-за генуэзских торговых сообществ в Черном море, но падение Континополя в 1453 году положило конец этому. коммерческий обмен. Работорговля черными африканцами распространилась на протяжении пятнадцатого века, заменив предыдущую торговлю.Изменились и сети — с арабских торговцев на португальские. Это тщательное исследование, основанное на бухгалтерских книгах банка Камбини, показывает ценность рабов (доказывая также, что более белая кожа ценилась больше, чем темная кожа) и подавляющий контроль над рынком со стороны Лиссабона, подтверждая роль Бартоломео Маркионни как лидера. крупнейший работорговец в те дни.

Пасторская забота о черных африканцах в Италии эпохи Возрождения — тема главы Нельсона Минниха. Зигзагообразная политика Пап от Мартина V до Павла III хорошо задокументирована: чередующиеся буллы запрещали торговлю африканскими рабами (1425 г.) и чернокожее рабство (1462 г.), затем разрешали торговлю с пленными людьми (1455, 1456, 1493) и окончательно осуждая порабощение коренных американцев (1537 г.), в то время как гражданам Рима было разрешено держать рабов (1548 г.).Создание черных братств в Неаполе, Палермо и Мессине было результатом деятельности различных религиозных орденов среди рабов и вольноотпущенников. Доступ чернокожих (рабов и вольноотпущенников) к таинствам покаяния, причастия и брака хорошо задокументирован, в то время как рукоположение черных священников было очень редким — один эфиопский и один конголезский епископы, предложенные португальским королем в 1513 году, были исключительные случаи.

Ану Корхонен обращается к ключевой пословице «мыть эфиопское белое» в Англии эпохи Возрождения.Это стало метафорой всего, что считалось бесполезным, иррациональным и невозможным. Это было широко распространено в Англии, хотя относительно частые литературные ссылки на чернокожих в литературе были краткими и стереотипными. Африканцы были явно связаны с обезьянами, определяемыми непослушной сексуальностью, отсутствием разума, насилием и уродством (английский — единственный язык, в котором один и тот же термин «справедливый» используется для обозначения красоты и светловолосости). Хотя Корхонен цитирует впечатляющий круг источников, некоторые из которых относятся к очень раннему периоду, было бы интересно установить поворотный момент в процессе построения и распространения стереотипа.

Лоренц Силиг изучает увлекательный футляр «Голова мавра», созданный около 1600 года нюрнбергским ювелиром Кристофом Ямнитцером. На нем изображены черты молодого африканца с пухлыми губами, широким носом и завитыми волосами, с повязкой на голове, украшенной восемью буквами «Т». Это геральдическое произведение искусства, представляющее гербовые знаки флорентийской семьи Пуччи в сочетании с гербом флорентийской семьи Строцци. Этот великолепный предмет, сделанный из серебра и горного хрусталя, также является сосудом для питья: верхняя часть головы снимается, как крышка.Силиг связывает объект с немецкой традицией питьевых сосудов, двойным смыслом слова kopf и практикой питья из человеческих черепов (мощей святых), которая документирована до конца восемнадцатого века. Он указывает, что за пределами церковной сферы светские сосуды для питья считались признаком морального упадка, например, в традиции глупых головных чаш. Чашки, кувшины или масляные лампы изображались в виде черных африканцев (Силиг указывает на ранний пример из мастерской Андреа Риччи, около 1500 г., с деформированным лицом, открытым ртом и выступающей челюстью для удерживания фитиля).Но, с другой стороны, Силиг указывает на статуи или камеи черной Венеры и черной Дианы или величественные скульптуры черных заключенных и послов (а именно Пьетро Такка, Пьетро Франкавилла, Франческо Бордони, Николя Кордье, Франческо Капорале), относящиеся к делу. к представлению о богатой Африке, которое противоречит идеям дикости и бедности. Единственный скользкий момент в статье наступает, когда Силиг указывает на противоречие между ролью Роберто Пуччи как командира ордена Санто-Стефано, ответственного за преследование африканских пиратов, и привлекательным изображением африканской головы на его гербе.Именно так появилась модная геральдика африканских голов на многих средневековых гербах в Европе после крестовых походов и морских конфликтов в Средиземноморье.

Жан-Мишель Массинг пишет увлекательную статью о изображении африканцев с накрашенными губами на карте мира Пьера Деселье 1550 года. В своей типичной манере детективного исследования (возможно, вдохновленной парадигмой indiziario, основанной Джованни Морелли), Массинг показывает решающее значение двух фигур черных мужчин с увеличенными губами, помещенных в Центральной Африке, сидящих друг напротив друга, вероятно, обменивающих золотой самородок на цветущее растение.Он воссоздает первые отчеты об увеличенных губах, обнаруженных в разных частях Африки, а именно у Исидора Севильского, Рабана Мауруса, Винсента Бови и Альвизе да Мосто. Он прослеживает исходное изображение сцены обмена, гравюру на дереве из страсбургского издания книги Птолемея «География », опубликованной в 1522 году. Он справедливо интерпретирует эту сцену как выражение того, что «такие люди» не имеют представления об истинной ценности вещей. . Но именно в начале статьи, когда Массинг определяет круг картографов в Дьепе и влиятельных судовладельцев, таких как Жан Анго, который создал огромные фризы в своем доме и своей часовне, представляющие народы разных континентов, является наиболее интересной гипотезой. книги выпущено.Массинг утверждает, что северные европейцы записывали в своих рисунках особенности и материальную культуру других народов мира (африканцев, индейцев или американцев) с большей тщательностью, чем южные европейцы, а именно итальянцы, которые искали эстетические решения и стали относительно слепыми. к богатому разнообразию неевропейцев. Эта гипотеза требует дальнейшего изучения, но она поднимает очень интересный вопрос, связанный с идеей искусства описания, которое Светлана Альперс изучила в более поздний период в голландском искусстве семнадцатого века.

Единственная проблема этой книги — несбалансированное пространство, посвященное Южной и Северной Европе. У нас есть тринадцать глав, посвященных Южной Европе (Португалия, Испания и Италия), и три — об остальной Европе (Англия, Франция и Германия). У нас уже есть значительное количество книг и докторских степеней по черным рабам и вольноотпущенникам в Португалии и Испании (Сондерс, Тинхорао, Лахон, Фонсека, Стелла, Мартин). Нам нужно было больше информации о Северной Европе, чтобы понять, как распространяются чернокожие африканцы и развиваются стереотипы в этой области.Это позволило бы нам лучше ответить на следующие вопросы: почему теория рас родилась в Северной Европе с 1730-х по 1850-е годы (Линней, Кампер, Кювье, Гобино)? Каковы были прецеденты этой теории не только с колониальной точки зрения, но и через внутреннюю европейскую динамику контактов с африканскими народами?

Но мы должны быть честны с редакторами тома: книги, опубликованные о черных африканцах в Португалии и Испании, не были переведены на английский язык, и некоторые из их основных авторов были приглашены к участию; Конечный результат — действительно превосходный, хорошо иллюстрированный набор глав, в которых поднимаются новые вопросы и дается много информации и анализа.

Что, если бы вы жили во Франции в 1600-х и 1700-х годах?

Мммм … Ничего похожего на дымящуюся кружку горячего шоколада после того, как вы играли на улице на улице!

Можете ли вы представить себе, что когда-то в западных обществах шоколад в любой форме был роскошью? Только члены королевской семьи могли себе это позволить.

Вы бы это знали, если бы недавно посетили Денверский художественный музей. С сегодняшнего дня по 6 января в нем будет открыта выставка «Ремесленники и короли: избранные сокровища из Лувра».»

Выставка призвана научить нас как обществу и культуре старой Франции, так и искусству определенного периода истории. На ней представлены произведения искусства и артефакты из знаменитого музея Лувр в Париже, чтобы проиллюстрировать, как французский аристократы жили в 17-18 веках при королях Людовика XIV, Людовика XV и Людовика XVI.

Все было иначе, чем сегодня. Конечно, не было ни телефонов, ни телевидения, ни фильмов, ни Интернета, Ни центрального отопления, ни фаст-фуда, ни микроволновых печей или холодильников, ни машин, ни электричества.Так что жизнь могла быть трудной, а информацией было трудно делиться, и она медленно доставлялась туда, куда нужно.

Еду приходилось готовить с нуля. Это означает, например, что вы должны были вырастить пшеницу и перемолоть ее в муку (или купить ее у мельника). Только после этого вы могли даже смешать его с жидким тестом, замесить тесто и испечь хлеб в печи на костре. Еда не поступала ни в замороженных упаковках, ни из ресторанов быстрого питания. Каждый предмет одежды нужно было шить вручную и стирать вручную в домашнем мыле.

Если вы были богаты, всю работу по дому за вас делали слуги. Но даже тогда жизнь никому — даже французским аристократам — не была такой комфортной, как сейчас для большинства европейцев (и других жителей Запада).

Во-первых, большинство людей в это время почти не купались! Принятие ванны (тогда еще не было душа) считалось плохим для людей. Следовательно, возникла настоящая проблема с заражением одежды вшами и клопами. И, как вы понимаете, от дворца действительно пахло! Итак, многие из прекрасных артефактов на шоу были сделаны, чтобы содержать ароматную смесь сушеных трав и цветов, называемую попурри (произносится как по-пу-РИ).

Здесь можно увидеть красивые фарфоровые горшки, украшенные маленькими нежными цветами и крошечные, идеально нарисованные пейзажи. Также показан набор «огнестрельных собак» (также называемых андиронами). Он был сделан для хранения попурри или благовоний, которые медленно горели в камине, чтобы скрыть множество неприятных запахов. Фу!

Одежда из Европы 17-18 веков выглядит очень красиво, потому что она сделана из прекрасного шелка, атласа, кружева, меха и даже драгоценных камней. (Среди богатых драгоценности были обязательными — даже для мужчин.) Одеться в такие наряды может показаться развлечением для вечеринки, но что, если так приходилось одеваться везде, куда бы вы ни пошли? Было бы не так удобно, как джинсы и футболки!

Даже очень маленькие дети носили модную одежду. «Инфанта Маргарита» — одна из величайших картин художественной выставки. Он был написан известным испанским художником Диего Веласкесом в 1654 году. У Маргариты, 3-летней принцессы, большие печальные глаза, золотые волосы и великолепное атласное и кружевное платье. Несмотря на свою красоту, такая одежда была бы тяжелой и неудобной для маленькой девочки или даже взрослой.

Маргарита на самом деле носит корсет — нижнее белье, которое стягивается в талии и может затруднить дыхание. Корсеты носили не только для уменьшения талии, но и для того, чтобы сделать спину женщины или девушки более прямой, поскольку она была такой узкой и жесткой. Корсеты были сделаны из плотной ткани, китовых костей и шнурков, которые плотно завязывались на спине. Представьте себе трехлетнего ребенка, который пытается бродить по дворцу в такой одежде! Может, поэтому принцесса выглядит грустной.

На другом портрете французского художника Жана-Симеона Шардена «Ребенок с верхом» изображен 9-летний мальчик с напудренными волосами (может быть, в парике?).Он также одет в модное пальто, жилет и рубашку. А это обычная повседневная одежда. Мальчик стоит перед столом, на котором лежат внушительные на вид книги, гусиное перо, чернила и свернутая бумага. Картина, кажется, указывает на то, что ему не приходилось много играть на улице. Его мать могла бы рассердиться, если бы он запачкал эту одежду!

Только подумайте, насколько удобнее сегодня одежда. Нам также намного удобнее, потому что у многих из нас летом есть кондиционеры, а зимой в наших домах гораздо уютнее, чем в любом дворце.

Вернемся к тому горячему шоколаду: шоколад пришел из Нового Света, и его было трудно достать в Европе. Поэтому, когда у королевы Марии Лечинской родился сын, она получила самый необычный и изящный подарок. Это называлось необходимым.

Это был своего рода королевский набор для пикника, который служил королеве и ее гостям редкого и дорогого угощения, которое она обожала — горячего шоколада из Мексики.

Не только шоколад был редкостью, но и сахар тоже. И один из способов показать, насколько вы богаты, — это добавить много сахара в ваши сладкие угощения.Чем богаче вы были, тем больше сахара вы могли себе позволить! В крошечных фарфоровых чашках королевы, должно быть, действительно были очень сладкие напитки!

Мария-Антуанетта была королевой Франции с 1775 по 1793 год. Когда она была подростком, она стала женой человека, который должен был стать французским королем Людовиком XVI, и переехала из своей родной Австрии в его страну.

На выставке есть ее мраморный бюст (см. Противоположную страницу). Это показывает ее фирменный знак «большие волосы» и ее чувство моды. Мария-Антуанетта изменила моду во Франции: она отказалась носить корсет (подробнее читайте в основной статье), она изобрела стиль обуви, известный как туфли-лодочки и мюли, и сделала более простую и удобную одежду модной.

Еще она была первопроходцем в купании! Она купалась в кадках с молоком и лепестками роз. Это сделало купание более популярным при королевском дворе.

Но Марию Антуанетту не любили во Франции. Ее обвинили в чрезмерных расходах и расточительном образе жизни, а также в продвижении интересов Австрии. В популярной, но неправдивой истории, когда ей рассказывают, что у крестьян не было хлеба, она сказала: «Пусть едят пирожные». Но оказывается, что она на самом деле дала хлеб бедным и была известна благотворительностью.

Тем не менее, общественное мнение было против нее. И это в конечном итоге помогло разжечь Французскую революцию и привело к ее казни в 1793 году.

косметических средств в 18 веке — Исторический сборник

Превратности досовременной жизни неизменно сказывались на здоровье и внешнем виде европейцев 18-го века; их лица часто были испещрены шрамами от оспы, их зубы разрушались, их десны проваливались из-за утраченных зубов, их походка неровная из-за детского рахита.

Один из способов скрыть эти дефекты и для мужчин, и для женщин — это нанести густой макияж. В то время в европейских странах был распространен очень специфический идеал красоты, который часто предполагал использование высокотоксичной косметики. Рассказывая о посещении театра в 1716 году, леди Мэри Уортли Монтегю описала то, что останется модным до конца столетия: «У всех женщин … снежные лбы и пазухи, смуглые брови и алые губы». Единственное, чего ей не хватало, — это ярко-красные щеки.Итак, как же мужчинам и женщинам удалось добиться этого желанного образа?

Белый цвет лица

На протяжении веков модным цветом кожи в Европе был бледно-белый, поскольку он предполагал богатство и праздность, вместо того, чтобы работать в поле и загорать. Этот бледный вид стал еще более заметным в 17-18 веках, когда модные мужчины и женщины все чаще прибегали к искусству, чтобы сделать свой цвет лица еще белее.

Бледное лицо можно было добиться с помощью одного из многих кремов и моющих средств для лица, которые обещали отбеливать и отбеливать кожу.Одна реклама «Химической промывки» обещала избавиться от «всех уродств… [таких] как стригущий лишай, морфью, солнечные ожоги, царапины, прыщи, ямки или покраснение оспы, сохраняя [кожу] устойчивой и чрезвычайно белой».

Английский портрет, 1780-е годы

Более опасно то, что люди использовали толстую белую основу для достижения желаемого бледного цвета лица. Они были нанесены на лицо и грудь, а чтобы усилить эффект, некоторые дамы нарисовали синие прожилки на груди. К более безвредным ингредиентам в составе белых косметических средств относились рисовая пудра, уксус, гамбургер, гуммиарабик и субнитрат висмута (последний до сих пор используется в современных красках).Однако многие из самых популярных косметических средств для лица включают свинец, поскольку он обладает желаемыми непрозрачными свойствами. Один токсичный рецепт белой краски для лица был следующим:

Погрузите свинец в кастрюлю с уксусом и оставьте на подстилке из [конского] навоза не менее трех недель. Когда свинец, наконец, размягчится до такой степени, что его можно будет растолочь в хлопьевидный белый порошок [химическая реакция между уксусом и свинцом заставляет свинец побелеть], измельчите его до мелкого порошка. Смешайте с водой и дайте высохнуть на солнце.После высыхания порошка смешайте с соответствующим количеством парфюма и тонирующего красителя.

Конечно, основным недостатком использования макияжа на основе свинца было то, что со временем он оказался очень ядовитым для владельца. Невероятно, но люди использовали его, хотя последствия отравления свинцом были довольно хорошо известны. Некоторые английские светские люди действительно умерли от отравления свинцом таким образом, например, Мария, графиня Ковентри, которая умерла от заражения крови в 1760 году в нежном возрасте 27 лет.

Мария, графиня Ковентри

Румянец

Белый цвет лица, однако, не считался полным без очень заметного нанесения румян.Он может варьироваться от большой красной полосы от глаз до рта до аккуратных красных кругов в середине щек. Самые безобидные смеси для румян были приготовлены из растительных веществ. Сделанные таким образом румяна могут содержать сандал, бразильское дерево, сафлор, красное вино или кармин (полученный из кошенили).

Однако некоторые из самых популярных рецептов румян, как и белый макияж на основе свинца, были очень токсичными. Многие женщины использовали румяна на основе киновари, так как они давали особенно ярко-красный цвет; Киноварь сделан из минеральной киновари, также известной как сульфид ртути! Автор работы 1760 года « Искусство красоты » предостерегает от использования киновари в качестве компонента румян, утверждая, что «это очень опасно; поскольку при частом использовании они могут потерять зубы, почувствовать зловонное дыхание и вызвать обильное слюноотделение ».Автор правильно определяет последствия отравления ртутью, но продолжает рекомендовать «прекрасную белую краску», содержащую столь же ядовитый свинец!

Буше, «Мадам де Помпадур у своего туалета» (1758)

Помимо реальной опасности, которую представляет косметика, содержащая большое количество свинца и ртути, белая краска для лица и яркие румяна были вредны и по другим причинам. Во-первых, они были склонны убегать в стрессовых условиях, из-за чего их владелец выглядел довольно ужасно.В романе Фанни Бёрни « Эвелина » 1778 года рассказчик говорит о несчастной француженке, которая попала в аварию, что «ее лицо было действительно ужасным, потому что поматум и порошок с ее головы, а также пыль с дороги были довольно наклеены на нее. ее кожа из-за слез, которые с ее румянами сделали такую ​​ужасную смесь, что она не выглядела похожей на человека ». Действительно, не все считали, что румяна делает мужчину или женщину более привлекательными. Французский критик Шарль-Николя Кочен, писавший около 1750 года, высказал мнение, что:

Хорошо известно, что румяна — это не что иное, как знак ранга или богатства, потому что нельзя предположить, что кто-то думал стать красивее с этим ужасным багровым пятном.Удивительно, что такое различие было приписано цвету, столь распространенному и недорогому, что даже самые скромные гризетки [женщины из рабочего класса] могут тратить на это столько же денег, сколько и люди самого высокого происхождения.

Рослин, «Графиня де Бавьер-Гросберг» (1780)

Брови

Идеальная бровь 18-го века была тонкой, в форме полумесяца с заостренными концами и заметно темной. Брови можно затемнить свинцом, кольцом, пригоревшей пробкой, соком бузины или копотью от масляных ламп.Если кто-то потерял брови из-за чрезмерного выщипывания, он всегда мог наклеить пару накладных бровей из мышиной кожи.

Сатирики уделяли большое внимание этому конкретному явлению: Джонатан Свифт описывает женские брови из мышиной шкуры / Застрявшие с искусством с обеих сторон, а поэт Мэтью Прайор описал в 1718 году, как: -брови на унитазе лежали / Котёнок с ними сбежал / Как сборы, принадлежащие её добыче. ‘

Рецепт затемнения бровей от «The New London Toilet» (1778)

Косметические пластыри

Косметические пластыри, сделанные из шелкового бархата, тафты или атласа и прикрепленные с помощью клея, были довольно распространены в 18 веке.Они служили нескольким целям. Благодаря своему темному цвету косметические пятна усиливали контраст с искусственно отбеленной кожей, а также были очень полезны для маскировки особенно заметных шрамов от оспы. Фактически, косметические пластыри разработали целый собственный язык. Например, при французском дворе косметическая повязка в углу глаза означала страсть; один на лбу должен был выглядеть величественно; а заплатка на ямочке считалась игривой. Согласно Джозефу Аддисону в раннем выпуске журнала The Spectator , положение «косметических пятен» в Англии могло даже быть символом политической верности.Он описал следующую сцену в Театре Хеймаркет:

Я не мог не обратить внимание на две группы очень хороших женщин, которые расположились в противоположных боковых ложах и, казалось, выстроились в своего рода боевой порядок друг против друга! После краткого обзора я обнаружил, что они были пропатчены по-другому; лица на одном лице были видны на правой стороне лба, а лица на другом — на левой … В результате расследования я обнаружил, что тела амазонок на правой руке были виги, а на левой — тори …

Гейнсборо, «Портрет дамы в синем» (1777–79) Буше, «Дама, применяющая косметические пластыри»

Отношения

Общественное отношение к «раскрашиванию» лица было неоднозначным.При французском дворе никого не поймали бы мертвым без густого грима, но Англия была более консервативной, и англичане в целом считали неуместным красить лица молодым женщинам. В романе Марии Эджворт 1801 года « Белинда » мы должны испытывать жалость и презрение к стареющей светской львице Леди Делакур, когда она говорит молодой одноименной героине: «Но вы не рисуете — неважно — вы будете — вы должны — все тело должен рано или поздно ».

Многие моралисты вообще осуждали практику живописи.Общество было более склонно прощать слабости молодых, но было особенно злобно по отношению к пожилым женщинам, которые прибегали к краске и другим косметическим средствам, чтобы скрыть свой стареющий цвет лица. Леди Арчер, в частности, подверглась серьезной критике из-за того, что она продолжала наносить тяжелый макияж по мере взросления:

ЕЕ Леди фигура уже много лет характерна для этого мегаполиса, но о естественном цвете ее лица больше не вспоминают, поскольку оно так долго маскировалось косметическим искусством, что плоть и кровь, кажется, не составляют ни малейшей части. его состава.Однако искусство рисования, восстановление старых ветхих картин — не единственное искусство, в котором она преуспевает…

«Шесть этапов исправления лица». Карикатура Роулендсона 1792 года на леди Арчер

Никогда… не было человека более неустанного, чтобы заполнить морщинистые уродства природы бессильными средствами искусства; но все это тщетный труд, лекарство хуже болезни, оно состоит в основном из ртути и множества пагубных ингредиентов, часто вызывающих параличи и другие самые смертельные болезни: и … оно никогда не отвечает намеченной цели, вызывая отвращение, вместо возбуждающее желание: отвратительный меланхолический образец которого мы имеем теперь перед собой — НАКРАШЕННЫЙ СЕПУЛЬЧЕР…

Если мужчины [женщины] стремятся доставить удовольствие, если для них они мазают и покрывают кожу лаком, я собрал мнения человечества, и я обещаю со стороны подавляющего большинства .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.