Фото про ислам: D0 b8 d1 81 d0 bb d0 b0 d0 bc картинки, стоковые фото D0 b8 d1 81 d0 bb d0 b0 d0 bc

Содержание

Ислам о фотографии

12:53 , 14 августа 2013

Время чтения: 2 мин

104897

Разрешена ли фотосъемка в исламе?

Вопрос:

Разрешена ли фотосъемка в исламе? Имея в виду то, что фото – это не то же самое, что живопись или воссоздание бытия, скорее это захват изображения при помощи света и объектива.

Ответ:

Что касается этого вопроса, фотография не запрещается, если делается в благих целях, например, как средство сохранения воспоминаний. Главное, чтобы фотографии не делались с целью почтения (ширка). Такие фото попадают под категорию запрещенных — тасвир, что означает создавать особенности человека, так как единственный, кто может сделать это — Аллах.

Можно вспомнить, что еще со времен Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), некоторые люди занимались тасвиром, что означает живопись или резьбу изображений или статуй, так как это тесно связано с язычеством или ширком. Люди воссоздавали реальность, что в конечном счете приводило к поклонению этим объектам. Ислам, таким образом, запрещает тасвир из-за его тесной связи с ширком. 

Функция современной фотографии не подпадает под вышеизложенное. Даже некоторые из ученых, которые когда-то были категорически против фотографии, заявляя, что это одна из форм запрещенного тасвира, позже изменили свою позицию по этому вопросу. В прошлом они позволяли фотосъемку в исключительных случаях, таких как фото на паспорт, водительские права, документы и т.д.

Однако запрещены фотографии, например, политических лидеров, героев и звезд, с целью восхищения ими. Это может рассматриваться как поклонение.

Поэтому нельзя говорить, что все фотографии является халяльными. Запрещенность фотографии определяется ее объектом и целью. Само собой разумеющимся является запрет фотографирования харамного. Также целью фотографии не должно становится восхваление, восхищение и поклонение. 

OnIslam 

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Шариат: что говорят о нем ученые и как его применяют в мире

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Источник шариатского права — священная книга мусульман Коран

Возвращение талибов в Афганистан вновь сделало актуальным вопрос о законах шариата, которые движение «Талибан» (признано террористической организацией и запрещено в РФ) вводит в стране. Но Афганистан не первая и не последняя страна в мире, где следуют этим законам. Русская служба Би-би-си постаралась ответить на основные вопросы о шариате.

Что такое шариат?

Шариат — это система правил и обычаев, на которых строится исламское право. Она основана на священной книге мусульман, Коране, а также сунне и хадисах, комплексе текстов, в которых собраны жизнеописание и высказывания пророка Мухаммеда.

Шариат — арабское слово, часто переводится как «правильный путь» или «путь к воде», что в контексте жизни в Аравийской пустыне может означать путь богоугодный, праведный. Возможно поэтому словом этим пользовались не только мусульмане, но и арабы-христиане, а также зороастрийцы.

Шариат — это не свод законов, но комплекс предписаний, определяющих жизнь каждого мусульманина, в том числе связанных с молитвой, постом, паломничеством, а также взаимоотношениями с соседями и окружающим миром в целом.

В идеале его предназначение — дать мусульманину полное понимание о том, как сделать богоугодным каждый аспект своей жизни: веру и благотворительность, брак и семейные отношения, деловые связи и наследственные споры и т.д.

Автор фото, Getty Images

Если судебное решение не может быть принято на основе этих священных писаний, исламские правоведы могут дать рекомендацию или решение по отдельной теме или вопросу, порой выраженные в виде религиозного эдикта — фатвы.

По словам профессора исламских исследований Университета Глазго Моны Сиддики, суры Корана, в которых имеется правовой аспект, довольно немногочисленны по сравнению с общим текстом священной книги. Дело в том, что в ней определяется, в основном, личная жизнь правоверных.

«Суры [Корана], не будучи законом, указывают на то, как правильно обращаться с супругом, как воспитывать детей, как дети должны относиться к своим родителям. Потому многие из этих сур, не будучи законом в том смысле, как мы себе сегодня представляем право — как правила и установления, стали основой исламского законодательства», — объясняет профессор Сиддики.

Например, если коллеги приглашают мусульманина в паб после работы, он может попросить совета у богослова, чтобы получить рекомендацию для подобных случаев.

Таким же образом шариат определяет для мусульман семейное право, финансовые и деловые отношения.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Шариат — комплекс предписаний, определяющих жизнь каждого мусульманина: от брака до бизнеса

Насколько шариат открыт для интерпретаций?

Существует пять основных школ исламского права. Среди них четыре — суннитского направления: ханбали, малики, шафи и ханафи, — и одна шиитского — джафари.

Суннизм и шиизм две самые большие ветви ислама, которые появились после кончины пророка Мухаммеда. Их сторонники разошлись во взглядах на то, кто должен стоять во главе мусульманской общины — уммы. Суннитов в мире больше, живут они в таких странах как Саудовская Аравия, Пакистан, Турция. Шииты в основном живут в Иране, Азербайджане, Ираке.

Разница между школами шариата буквально в том, как они интерпретируют тексты и указания, на которых основаны законы шариата.

Ханбали считается самой ортодоксальной: именно ей следуют в Саудовской Аравии. Ханафи называют более либеральной — она доминирует, например, в Египте, Пакистане, Турции. Ей следуют и талибы, хотя и в гораздо более консервативном понимании.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Правила в шариате в числе прочего касаются и личной гигиены

Закон шариата — есть слово Аллаха, но описывают его люди. Наказание выносит судья — кади, говорит Хью Кеннеди, профессор арабского языка Лондонской школы востоковедения и африканистики. А значит, кади исходит из собственной интерпретации и понимания закона.

«Шариат требует делать добро и запрещает зло, это может сочетаться, или нет, с демократическими правами, в зависимости от интерпретации политического движения — но призыв к следованию шариату обязательно формирует основу любой политической программы в мусульманском мире», — пишет в своем объяснении сути шариата Роберт Глив, профессор арабских исследований в английском Университете Эксетера.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Женщины на остановке такси в Кабуле. Июль 2021 г.

Но есть еще один фактор, который влияет на интерпретацию и применение шариата. Это — племенные правила, объясняет Гутьеррес де Теран, директор департамента арабистики и ориенталистики Мадридского автономного университета.

«Шариат, которым пользуются талибы, основан на племенных правилах пуштунов, очень патриархальных, потому и положение женщины так занижено», — полагает он.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Они сказали идти домой». Даст ли «Талибан» женщинам Афганистана работать и учиться

Ультраконсервативные режимы в исламском мире часто подстраивают шариат под свои политические нужды. Например, теократический режим в Иране, пришедший к власти после Исламской революции 1979 года, преднамеренно изменил правила шариата под свою политическую повестку, снизив возраст согласия для девочек до 13 лет, запретив им посещение университетов и заставив носить хиджаб.

В каких странах признают шариат?

Во многих странах — в основном Ближнего Востока и Северной Африки — шариат играет роль в семейном праве: бракоразводных вопросах, наследственных спорах, определении родительских прав и опекунства. Лишь в некоторых странах он также вписан в систему криминального законодательства: таких как

  • Пакистан
  • Афганистан
  • Иран
  • Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива
  • Ирак
  • Йемен
  • Мавритания
  • Бруней
  • Сомали.

А как насчет Великобритании?

Великобритания — светское государство, но мусульманам позволяется следовать правилам шариата, если это не нарушает законы.

Здесь есть «шариатские суды» (их также называют шариатскими советами), правда, действуют они на общественных началах и занимаются исключительно помощью в разрешении брачных проблем (регистрацией мусульманских браков и разводов) и рекомендациями в личной жизни среди местных мусульман..

Первый шариатский совет был основан здесь в 1982 году и за 40 лет их число росло с появлением новых мечетей и исламских благотворительных центров. Всего, согласно Фаузие Аззуз из Бристольского университета, по различным подсчетам, в Британии действует от 30 до 80 шариатских советов.

И хотя их решения не имеют юридической силы, беспокойство о том, что действия шариатских советов могут войти в противоречие с британским законодательством, стало причиной обсуждения в парламенте в 2019 году.

А в России есть шариатский суд?

Шариатское право на Северном Кавказе практиковалось с момента распространения ислама и до наших дней. В Чечне, например, браки, разводы, раздел имущества совершались по шариату даже в советский период.

Официально шариат пришёл на Кавказ в конце 90-х годов, между двумя чеченскими войнами. В 1997 году все светские суды были упразднены, появилось министерство шариатской госбезопасности (МШГБ).

С вводом российских войск в 1999 году, шариатское право в Чечне перестало действовать официально, но неофициально оно все ещё присутствует в решении бытовых вопросов. На Северном Кавказе в мусульманских семьях браки и разводы имеют силу, только если они заключены по шариату.

В ЗАГС молодожены ходят, как правило, для регистрации и дальнейшего оформления пособий на ребёнка. Так же, как в советское время, по шариату люди разводятся, решают спорные имущественные, наследственные и другие вопросы.

Правда, что в шариате применяются средневековые наказания?

Шариат, по крайней мере в теории, включает физические наказания, в том числе публичную порку, забивание камнями и ампутацию конечностей.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Шариатский суд в Нигерии в штате Сокото. Фото сделано в марте 2002 года

Строгость наказания определяется тяжестью совершенного преступления, которое подпадает под одну из двух широких категорий.

«Хадд» — серьезные преступления, с установленными для них наказаниями. Под эту категорию подпадают некоторые виды воровства, за которые полагается ампутация руки нарушителя.

«Тазир» — более легкие преступления, наказание для которых определяет сам судья.

Но добиться подведения нарушения под категорию «хадд» нелегко.

Вот что говорит об этом профессор Роберт Глив в интервью Би-би-си: «Надо помнить, что крайние наказания, которые можно найти в Коране, в юридической (исламской) литературе, выделяются исключительно высокой доказательной планкой. Например, наказанием за прелюбодеяние для человека, находящегося в браке, является забивание камнями до смерти. Но чтобы было основание для применения такого наказания, необходимо наличие четырех свидетелей, которые были бы очевидцами совершенного акта. А это крайне маловероятное обстоятельство».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В индонезийской провинции Ачех, публичное наказание женщине, которая была поймана с бойфрендом

«Даже в современную эпоху вуайеризма, добиться такого невозможно, — подтверждает Асма Афсаруддин, профессор исламских исследований Университета штата Индиана в США в статье в The Conversation в 2017 году. — Поэтому неудивительно, что оно почти никогда не применялось до наших дней».

«За все время, что я изучаю историю ислама, я ни разу не нашел примера побивания камнями за прелюбодеяние ни в одном из исторических текстов. Может быть, я недостаточно источников изучил. Но пока это так», — вторит ей в интервью Би-би-си профессор Хью Кеннеди из Лондонской школы ориенталистики и африканистики.

Почему же в современную эпоху эти, запрещенные ООН, наказания до сих пор могут применяться в некоторых странах, где большинство населения составляют мусульмане, например, в Пакистане или Нигерии? Профессор Афсаруддин считает, что шариатские суды, выносившие такие приговоры, не следовали шариатским правилам или находились под влиянием политиков, которые хотели выглядеть поборниками веры.

Согласно опросам, отношение мусульман к жестоким приговорам шариатских судов сильно разнится от страны к стране. И далеко не во всех исламских странах с действующими судами шариата применяются подобные наказания.

Но вот во время правления талибов в Афганистане в 1996-2001 годах поступали сообщения о применении подобных наказаний, в том числе забивания камнями. Потому их нынешнее возвращение в Афганистан вызывает столько озабоченности в мире, особенно о положении афганских женщин.

Что на самом деле запрещает шариат женщинам?

Коран признает абсолютное равенство между мужчинами и женщинами, напоминает Асма Афсаруддин. Многие права, которые он предоставляет женщинам, были практически революционными в свое время: им полагался равный с мужчинами доступ к знаниям, она могла выбирать мужа, имела право на наследование собственности мужа (приданое оставалось за ней), и могла начать бракоразводный процесс (при определенных условиях). Исламские богословы разрешали аборт до трех месяцев беременности, если была угроза жизни матери.

Кстати, о разводе. Классическая формулировка, напоминает Мона Сиддики, предполагает, что муж должен трижды сказать о намерении развестись, но между тремя заявлениями должен пройти некоторый период времени, обычно месяц. То есть Коран давал возможность семейной паре в течение трех месяцев восстановить отношения. Однако позже почти все богословы интерпретировали этот отрывок из священной книги так: мужчине достаточно сказать о разводе три раза подряд, чтобы он вступил в силу.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Положение женщин во многих мусульманских странах определяет часто не собственно шариат, а местные племенные обычаи

Более поздние положения были привнесены в шариат в соответствии с племенными обычаями различных народов, принявших ислам. Собственно оттуда, считают ученые-исламоведы, идут некоторые правила, которые сегодня представляются многим отсталыми и даже варварскими.

Например, оттуда пришло определение положения женщины как собственности отца или мужчины-опекуна. А такие явления как «убийства чести», женское обрезание не имеют отношения к исламской практике и не основаны на шариате, указывают они.

Примечание. 30 августа 2021 г. в статью внесено исправление, в ней ошибочно была указана принадлежность талибов к ханбалистской школе шариата. Приносим извинения.

Мечети России – фото с названиями и описаниями. Мечети на портале Культура.РФ

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Менеджер Ислама Махачева назвал самого желанного соперника для бойца :: Единоборства :: РБК Спорт

По словам Али Абдель-Азиза, поединок Махачева с бывшим чемпионом UFC в двух весовых категориях Конором Макгрегором стал бы для него боем мечты.

Читайте нас в

Новости
Новости

Фото: Ислам Махачев (Photo by Jeff Bottari/Zuffa LLC via Getty Images)

Бой Ислама Махачева с Конором Макгрегором позволил бы уладить все незаконченные дела, оставшиеся между командами Хабиба Нурмагомедова, в которую входит Махачев, и Макгрегора. Как рассказал в своем Twitter журналист Бретт Окамото, такую позицию в разговоре с ним озвучил менеджер Махачева Али Абдель-Азиз.

«Бой с Конором является мечтой для Махачева. Этот поединок мог бы закрыть все неразрешившиеся споры», — передал слова менеджера Окамото.

Ранее Али Абдель-Азиз написал в Twitter, что хочет, чтобы Махачев сломал Макгрегору шею.

Напомним, после победы Нурмагомедова над Макгрегором в октябре 2018 года случилась массовая потасовка, когда российский боец выпрыгнул из октагона и устроил драку с представителями команды ирландца.

В минувшие выходные Махачев победил бразильца Тиаго Мойзеса. Их поединок стал главным на турнире UFC Вегас 31 и завершился в четвертом раунде после успешного удушающего приема в исполнении российского бойца. Макгрегор же проиграл последний поединок — ирландец сломал ногу и не смог продолжить поединок с Джастином Порье.

 

Автор

Константин Колмаков

Можно ли мусульманке выкладывать свои фотографии в Интернет?

С именем Аллаха, Милостивого ко всем на этом свете, а на том свете – лишь к уверовавшим! Хвала Аллаху, Господу миров, наилучшее приветствие и благословение нашему Пророку Мухаммаду, его семье, сподвижникам!

Я хотел бы обратиться со словами побуждения к сёстрам-мусульманкам и ко всем братьям-мусульманам. Это обращение можно назвать напоминанием или, скажем даже, предостережением.

Мы все знаем, что средства массовой коммуникации очень распространены, будь то Интернет или мобильная связь. Все они – специальные каналы и передатчики, по которым происходит распространение информационных сообщений на большие территории и расстояния. Благодаря этому у человечества появилась возможность обмениваться своими фотографиями и распространять их в разных уголках мира, а также увидеть человека, который находится на другом континенте мира. И нет сомнения в том, что в этом есть положительные и отрицательные стороны.

Если говорить о положительной стороне Интернета, то надо отметить, что он облегчил нам поддержание связи с родственниками, друзьями, ведь Всевышний Аллах призывает людей к этому в следующем аяте:

يَاأَيُّهَاالنَّاسُ إِنَّا خَلَقْنَاكُمْ مِنْ ذَكَرٍ وَأُنْثَىٰ وَجَعَلْنَاكُمْ شُعُوبًا وَقَبَائِلَ لِتَعَارَفُوا

(смысл): «О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга».

Всевышний Аллах хочет, чтобы мы поддерживали связь с родственниками, обучали друг друга, спрашивали друг о друге. Но проблема заключается в том, что некоторые из нас забывают об определённых нормах, особенно сёстры-мусульманки, и выставляют свои фотографии, на которых они без платка (хиджаба) или с открытым авратом, в средства массовой коммуникации, будь то Интернет или телефон. которым мы сейчас все пользуемся.

В этом есть большая опасность, потому что, как мы все знаем, Всевышний возвеличил женщину, сделав её защищённой, и повелел мужчинам оберегать свои взоры от взглядов на посторонних женщин. Также Всевышний повелел женщинам опускать свои взоры. Всевышний Аллах сказал (смысл): «Скажи верующим женщинам, чтобы они опускали свои взоры и оберегали свои половые органы. Пусть они не выставляют напоказ своих прикрас, за исключением тех, которые видны…и пусть они не стучат своими ногами, давая знать об украшениях, которые они скрывают…»

Наш Пророк Мухаммад (мир ему и благословение) предостерёг нас, сказав:

لاينظرالرجل إلى عورة الرجل ولا المرأة إلى عورة المرأة

«Пусть не смотрит мужчина на аврат мужчины и женщина – на аврат женщины».

Не должна женщина, девушка оправдывать себя тем, что отправляет свою фотографию без хиджаба подруге, поскольку запрещается смотреть на чей-либо аврат, и ещё есть вероятность того, что она покажет фотографию посторонним мужчинам, а это запрещено.

Не успокаивайте себя, совершая запретное. Пророк (мир ему и благословение) предостерёг нас от этого в следующем хадисе:

عن أبي هريرة قال قال رسول الله صلى الله عليه وسلم صنفان من أهل النار لم أرهما قوم معهم سياط كأذناب البقر يضربون بها الناس ونساء كاسيات عاريات مميلات مائلات رءوسهن كأسنمة البخت المائلة لا يدخلن الجنة ولا يجدن ريحها وإن ريحها ليوجد من مسيرة كذا وكذا رواه مسلم.

««Два вида людей из будущих обитателей ада, которых я до сих пор не видел. Это – люди, которые держат в руках плети, похожие на коровьи хвосты, и бьют ими других…» Так что же означают слова Пророка (мир ему и благословение): «я не видел»? Здесь имеется виду, что Всевышний Аллах скрыл завесой от Пророка (мир ему и благословение) тяжесть мучений и наказаний этих категорий людей, чтобы не причинять боль Пророку (мир ему и благословение) от увиденного. Вторая категория людей: «…одетые, но в то же время обнажённые женщины, которые склоняются в сторону и призывают к этому других, а их головы похожи на покачивающиеся верблюжьи горбы. Они не попадут в рай и даже не почувствуют его благоухания, несмотря на то, что оно будет ощущаться на таком-то расстоянии» (Муслим).

Здесь уместно было бы привести историю, которая произошла с Асмой. Однажды Асма, дочь Абу Бакра (да будет доволен им Аллах), на которой была тонкая, прозрачная одежда зашла к Пророку (мир ему и благословение Аллаха), а он отвернулся от неё и сказал:

يا اسماء اذا بلغت المراءة المحيض لا يحل لها ان يظهر منها الا هذا واشار الى وجهه وكفيه

«О Асма, когда девушка достигает совершеннолетия и у неё начинаются месячные, ей не допустимо выставлять напоказ что-либо, кроме этого», – и он указал на лицо и кисти рук.

О праведные сёстры-мусульманки, остерегайтесь этого! Не будьте обманутыми и не выкладывайте свои фотографии в Интернет, и не общайтесь через видеокамеры, потому что никто не защищён от наблюдения постороннего человека. И не будь посмешищем для тех людей, которые утверждают о защищённости персональных данных в Интернете. Нет такой защищённости, но есть вероятность того, что кто-то посмотрит на ваши фотографии, этим самим вы впадёте в грех.

Следовательно, женщина обязана оберегать своё тело и надевать хиджаб, когда она собирается связываться с подружкой через Интернет, этим самым она оберегает свою религию, честь и достоинство, так как женщине велено защищать свою религию, а защитой религии является её защищённость хиджабом.

Просим Всевышнего Аллаха, чтобы Он облегчил нам наши дела. И хвала Аллаху, Господу миров!

Стенограмма проповеди доктора Мухаммада Хасана Кассама

Перевод с арабского Мухаммадрасула Загирова

Ислам и феминизм: против чего борются мусульманки в демократических странах

В мусульманских странах женщины до сих пор продолжают бороться за базовые права — например, в Саудовской Аравии гражданкам разрешили управлять автомобилем только в 2018 году. На фоне борьбы за права женщин образовался исламский феминизм, который сильно отличается от европейских течений феминизма. Украинские феминистки часто упрекают мусульманкам за хиджаб, подыгрывание патриархату или даже езду на электросамокате. Заборона пообщалась с украинской феминисткой, мусульманкой Викторией Нестеренко и объясняет, как это — быть исламской феминисткой и что это вообще означает.

Исламский феминизм

Ислам появился в арабских странах в VII веке. И это значительно улучшило статус женщин. Религия запрещает убийство новорожденных девушек, а саму женщину признали отдельной личностью. Также женщины теперь могли не согласиться на брак, развестись при необходимости и получать наследство — до появления ислама наследниками могли быть только мужчины.

В исламском сообществе еще в Средневековье были те, кто выступал за улучшение прав женщин. Например, философ Ибн Араби продвигал идею, что женщина может достигать высокой духовности, так же как и мужчина. В XVIII веке дочь исламского реформатора Фодио Усмана Нана Асмау выступала за повышение уровня образованности среди мусульманок. Тогда у девушек из мусульманских стран практически не было возможности учиться, так как по традициям вместе с ребятами ходить в школу они не могли, а специальных заведений для девушек не было. Сначала Асмау сама обучала людей, а затем начала передавать свои знания другим женщинам, чтобы те могли обучать мусульманок по всему миру.

Об искаженном толковании Корана начала говорить иранская поэтесса Тахире. Ее можно назвать одной из первых мусульманских феминисток. Женщина вела активистскую деятельность — выступала против многоженства, ношения чадры и других ограничений для женщин. В своей деятельности и выступлениях Тахире сталкивалась с возмущением и угрозами со стороны мусульман. «Вы можете меня убить, когда только пожелаете. Но вы не можете остановить освобождение женщин», — говорила активистка.

  • Мусульманские девушки практикуют «Вовинам», вьетнамское боевое искусство самообороны с использованием мечей и палок, чтобы выступить в рамках предстоящего Международного женского дня в средней школе St Maaz в Хайдарабаде. Фото: NOAH SEELAM / AFP via Getty Images

Исламский феминизм отличается от других течений феминизма — он завязан на религии. Поэтому он не может перекликаться с европейским феминизмом, ведь мусульманки не могут отстаивать право на аборт или права ЛГБТ-сообщества — это противоречит религии. Однако некоторые мусульманки все же отстаивают права ЛГБТ-комьюнити, так что все индивидуально. Жизнь и традиции в мусульманских странах отличаются от европейской культуры. Большинство вопросов, которые поднимают мусульманки в своем активизме, у нас почти решены. Например, исламский феминизм пропагандирует права женщины на равное с мужчиной представление в обществе — социальном и политическом: участвовать в выборах, иметь возможность работать в разных профессиях, свободно снимать и надевать хиджаб и тому подобное.

«Но всех феминисток объединяет борьба с традиционными представлениями — все они хотят, чтобы их права соблюдались и мужчинами, и родственниками, и государством. Многие права, которые есть у женщин в мусульманских странах, нарушаются традициями. Например, в Саудовской Аравии женщинам разрешили избираться в парламент, но очень мало из них этим правом пользуются — не разрешают родственники, считают, что это будет позором. Женщины не хотят терять родственные связи и спорить. Должно пройти лет 50, чтобы в головах не было этих стереотипов», — объясняет Забороне активистка и феминистка Виктория Нестеренко.

  • Вика Нестеренко (в центре) во время Марша женщин, март 2019 года. Фото предоставила Вика Нестеренко

Виктория рассказывает, что чаще всего в своем активизме сталкивается с критикой со стороны мусульман. Они критикуют феминизм, потому что, опять же, ассоциируют его с поддержкой абортов и ЛГБТ-сообщества, хотя активистка нигде не озвучивала позицию по поводу поддержки или неподдержки ЛГБТ. Некоторые даже утверждают, что феминистки пропагандируют инцест — откуда берутся эти нарративы и при чем здесь Виктория, девушка не знает.

Дело в интерпретациях

Ислам — не первая и не последняя религия, которую интерпретировали мужчины. Христианские, еврейские и буддистские женщины разными способами боролись против явного и скрытого сексизма в священных текстах и традициях. Это связано с тем, что там, где есть люди, нередко встречается сексизм, а сексизм в обществе часто перекликается с социальными институтами: законом, политикой и, конечно же, религией.

В исламе есть много разных наук — по изучению Корана, изучению прав, хадисов [предания о жизни и словах пророка Мухаммеда]. С самого начала, когда ислам появился, мужчины были основным двигателем того, чтобы религия распространялась и развивалась. Женщины также принимали в этом участие — после смерти пророка жены Мухаммеда передавали его изречения, рассказывали о его жизни. Но позже мусульмане начали разделяться на различные течения ислама — сейчас их существует более 70 во всем мире. Основа религии остается — вера в Бога, его атрибуты, писания. Но будничные моменты по поводу жизни людей, взаимодействия с социумом и тому подобное люди трактовали по-своему.

«В таких вопросах возникает много споров. То есть можно сказать, что с Кораном и хадисами все окей — исламские феминистки не говорят о том, что они как-то не так переведены. Мы говорим, что то, как некоторые люди трактуют религию, иногда взрывает мозг. Ответы, найденные в VII веке, сейчас неактуальны. Поэтому видение надо менять», — говорит Виктория Нестеренко.

Один из основных тезисов критиков исламского феминизма — что ислам позволяет мужчинам жениться на нескольких женщинах, когда у женщин такой возможности нет. Во-первых, как объясняет Виктория Нестеренко, большинство мусульманских мужчин имеют только одну жену. Но в исламе действительно допускается, что мужчина может иметь до четырех жен. Во-вторых, есть много «но»: например, брак с каждой из женщин должен быть открытым — мужчина не может жениться тайно, внебрачных отношений у него не может быть.

В исламе женщина имеет право быть обеспеченной ее мужем. Она не обязана обеспечивать себя и своих детей, но она может работать. Тогда те деньги, которые женщина будет получать, она сможет тратить только на себя и, если хочет, на семью — это не запрещено.

  • Фото: FAYEZ NURELDINE / AFP via Getty Images

Учение гласит, что есть много женщин, которые не могут себя обеспечить самостоятельно — они являются нуждающимися. В то же время если мужчина берет замуж нескольких женщин, он обязан их одинаково любить и обеспечивать. Также многоженство оправдано тем, что мужчина хочет иметь много детей, но, опять же, он должен их достойно обеспечивать.

«Женщина не может иметь нескольких мужчин, потому что якобы трудно будет понять, от кого она беременна. Однако я думаю, что сегодня отцовство можно доказать многими способами, и этот вопрос можно обсуждать и менять. Но женщина не несет ответственности за мужчину, а мужчина несет ответственность за женщину и ее детей. Если бы женщина могла иметь нескольких мужчин, это бы изменило концепцию», — говорит активистка.

В Украине также есть многоженство, но на религиозном уровне. То есть мужчина может прийти в мечеть и попросить имама женить его на нескольких женщинах. Но если в мусульманских странах женщина в таком случае защищена законом, то в других странах, в том числе и в Украине, это не так и мужчины часто пользуются этим. Например, в Украине никто не выдаст официальный документ. В то же время браки часто происходят тайно, потому что общество не принимает женщин, которые стали второй, третьей или четвертой женой. Мужчины же в таких ситуациях не выполняют своих обязанностей. Исламские феминистки в демократических странах отстаивают запрет многоженства на всех уровнях.

Также критики часто говорят о том, что Коран якобы позволяет мужчине избить женщину, если она его не слушается. Виктория объясняет, что в Коране действительно есть аят [стих в Коране], где мужчине позволено наказать женщину, если она непокорная. Активистка говорит, что эту фразу часто вырывают из контекста.

  • Фото предоставила Вика Нестеренко

«Здесь надо еще смотреть на то, как жил сам пророк Мухамед: он никогда не поднимал руку на своих женщин. Когда в семье возникает конфликт, мужчина должен сходить к имаму в мечеть и спросить, как ему вести себя в этой ситуации. Ислам точно не поощряет домашнее насилие. Более того, во многих исламских странах женщина может подать в суд и развестись, если муж ее бьет», — говорит Виктория.

Хиджаб

Женская религиозная одежда — один из самых спорных с точки зрения европейского феминизма аспект ислама. Сами мусульманки также по-разному относятся к нему. Например, в 2018 году в Иране происходили массовые протесты против обязательного ношения хиджаба. Иранки выходили на улицы с непокрытой головой, держа на палках платок, завязанный наподобие флага. По законам страны, женщинам запрещено ходить с непокрытой головой, поэтому участниц многочисленных акций арестовывали.

В Украине другие реалии — здесь мусульманкам скорее нужно бороться за право носить хиджаб, чем наоборот. Для человека, привыкшего жить в либеральном мире, свобода — это право делать все, что ему хочется. Свобода для религиозного человека — быть свободным от соблазна, от того, что вокруг есть мужчины, алкоголь, сигареты и тому подобное, объясняет Вика.

«Все зависит от того, как ты видишь эту свободу. Некоторые феминистки считают, что религиозная одежда навязана мусульманкам патриархатом и мужчины в исламе делают все, чтобы подавить женщину и сделать ее покорной. Однако мусульманки воспринимают это иначе. Для нас это религиозный долг, потому что не мужчина так сказал, а Бог. Для нас закрытая одежда — это избегание объективизации, которую навязывают в рекламе. Через эту одежду нельзя разглядеть сексуальность женщины, потому что в исламе женщина должна восприниматься как личность, а не тело», — говорит Виктория Нестеренко.

Украинские феминистки также часто упрекают Викторию за хиджаб — мол, если ты феминистка, то сними его. Однако активистка говорит, что это не более чем религиозный атрибут: если христианке нормально носить крестик на шее, то мусульманке нормально носить хиджаб.

Недавно в одной из украинских феминистских групп в фейсбуке разгорелся спор: одна из участниц выложила фото с Подола, где изображено, как женщины в парандже катаются на электросамокатах. Женщину не удовлетворило то, что если якобы мужчины не разрешают мусульманкам снимать закрытую одежду, тогда кто им разрешил ездить на электросамокатах. Само сообщение и комментарии под ним наполнены исламофобскими предубеждениями относительно того, что может и не может делать мусульманка.

«Конечно же, ислам не говорит ничего об электросамокатах или любом другом транспорте — дело, опять же, в традициях и законах некоторых мусульманских государств. В 2018 году саудовским женщинам разрешили водить автомобиль. Это бессмыслица, но долгое время женщины могли владеть автомобилем, однако не водить его: когда-то кто-то выдумал, что вождение автомобиля плохо влияет на репродуктивные функции женщины. И в некоторых мусульманских странах долго придерживались этого утверждения», — объясняет Виктория.

В целом религия не запрещает мусульманкам водить автомобиль, ездить на велосипеде или электросамокате, ходить в ресторан, иметь какие-то хобби и работать. Мусульманки — такие же женщины, как и не мусульманки.

  • Фото: Christopher Furlong / Getty Images

Кадыров пригрозил Макрону последствиями посягательств на ислам

+
A

Глава Чечни сравнил президента Чечни с террористом

Глава Чечни Рамзан Кадыров выступил с резким осуждением действий президента Франции Эммануэля Макрона в религиозном вопросе. Он осудил заявления французского лидера о создании в государстве «просвещенного ислама».

Говоря о том, что французские власти поддерживают публикации карикатур на пророка Муххамада, Рамзан Кадыров усомнился в здравомыслии Эммануэля Макрона, называющего «свободой слова» оскорбительные для почти двух миллиардов мусульман мира действия, способные повлечь трагические последствия.

« Президент Франции сам сейчас становится похож на террориста. Поддерживая провокации, он завуалировано призывает мусульман совершать преступления», — заявил чеченский лидер, отметив, что президент не может не знать, насколько болезненны для верующих посягательства на их святыни.

«Никогда в истории такая политика не заканчивалась добром. Но Президенту Франции нужны такие потрясения, связанные именно с мусульманским миром», — высказывается Рамзан Кадыров о планах Макрона установить контроль над мечетями и религиозными организациями под предлогом наведения порядка.

Глава Чечни убежден, что не может быть порядка в государствах, чьи руководители позволяют покушаться на ценности других людей. Мусульмане, объединенные своими духовными ценностями, не простят этого, — уверен Кадыров, призывая Макрона «прекратить, пока не поздно провокации и нападки на веру». Иначе, считает чеченский лидер, французский президент рискует заработать репутацию сумасброда, осуждаемого трезвомыслящими представителями любой конфессии.

Кадыров осудил отсутствие у французского руководства «смелости признать, что насмешки над верой и пародии на нее и стали причиной трагической участи преподавателя в пригороде Парижа», а также попытки возвести его, провоцировавшего учащихся демонстрацией оскорбительных рисунков, в ранг национального героя на фоне обвинения в терроризме человека, которого он спровоцировал.

«Что ж, Макрон, если ты называешь его террористом, то в таком случае, ты в сто крат хуже, ведь ты вынуждаешь к терроризму, подталкиваешь к нему людей, не оставляешь выбора, создаешь все условия для взращивания экстремистских идей в головах молодежи. Ты можешь смело называть себя лидером и вдохновителем терроризма в своей стране», — заявил Рамзан Кадыров.

Глава Чечни заявил, что после подобных провокаций, французскому руководству следует быть готовыми и не сомневаться в том, что «мусульмане всего мира не позволят оскорблять имя великого Пророка Мухаммада».

Обезглавленный учитель французского предупредил не показывать изображения Пророка Мухаммеда перед атакой «исламистов»

ПАРИЖ — Студент сказал, что он предупредил своего учителя о демонстрации карикатур на пророка Мухаммеда, который мусульмане считают кощунственным, за несколько дней до того, как его обезглавили на одной из улиц Парижа. то, что президент Франции Эммануэль Макрон назвал «исламистским террористическим нападением».

Марсьяль Лусиела, 15 лет, сказал NBC News, что он был «шокирован» нападением в пятницу днем ​​в пригороде среднего класса Конфлан-Сент-Онорин, к северо-западу от французской столицы.

«Я не ожидал обезглавливания — это зашло слишком далеко», — сказал он, говоря с разрешения своих родителей, вскоре после инцидента, в результате которого погиб его 47-летний учитель истории.

Французский антитеррористический прокурор Жан-Франсуа Рикар идентифицировал жертву как Сэмюэля П.

Рикар сообщил журналистам в субботу, что нападавший, которого он назвал Абдуллахом Абутезидовичем А., был 18-летним чеченским беженцем. Он сказал, что был вооружен ножом и пистолетом для страйкбола, стрелявшим пластиковыми гранулами.Вскоре после инцидента он был застрелен полицией.

Родился в Москве, подросток получил 10-летний вид на жительство во Франции и не был известен спецслужбам, сказал Рикар.

На телефоне подозреваемого были найдены текст с заявлением об ответственности за нападение и фотография жертвы, добавил он, добавив, что подозреваемый был замечен в школе, спрашивая учеников об учителе, и директор также получил несколько телефонов с угрозами. звонки.

Рикар сказал, что Сэмюэл получил множественные травмы и что было возбуждено расследование убийства по подозрению в террористической деятельности.

В субботу утром у Колледжа Буа д’Ольн, где преподавал Самуэль, были возложены подношения цветов. Другие держали таблички с надписью: «Я учитель».

Люди приносят цветы в колледж Буа д’Ольн, где в субботу работал обезглавленный учитель. ЧАРЛЬЗ ПЛАТИО / Reuters

Студент Луизела сказал, что был в классе Самуэля в начале этого месяца, когда учитель гражданского общества показал ученикам карикатуры, опубликованные Charlie Hebdo в 2015 году, которые мусульмане считают кощунственными.Ислам запрещает изображения пророка, утверждая, что они ведут к идолопоклонству.

«Мы сказали учителю, что показывать такие фотографии нехорошо и что это вызовет огромные проблемы», — сказала Лусиела. «Это не карикатура, которую вы должны показывать классу, потому что в классе есть мусульмане».

Девять человек были взяты под стражу для допроса в рамках расследования, в том числе четыре члена семьи нападавших, сообщил в субботу представитель антитеррористической прокуратуры Франции.

Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что Самуэль «стал жертвой исламистского террористического нападения», выступая с места происшествия поздно вечером в пятницу.

«Сегодня был убит один из наших сограждан, потому что он преподавал, он учил учеников свободе слова», — сказал Макрон репортерам.

«Наш соотечественник подвергся грубому нападению», — сказал он. «Они не выиграют … Мы будем действовать. Твердо и быстро. Вы можете рассчитывать на мою решимость».

Нападение произошло, когда правительство Макрона продолжает работу над законопроектом по борьбе с исламскими радикалами.Во Франции самое большое мусульманское население в Западной Европе, насчитывающее до 5 миллионов членов. Ислам является второй по величине религией страны.

Часть этого населения составляют чеченцы. В 1990-х годах две войны в Чечне, преимущественно мусульманской российской республике на Северном Кавказе, вызвали волну эмиграции, и многие бежали в Западную Европу.

Мусульманские лидеры Франции широко осудили инцидент в пятницу, который отозвался эхом нападения пятилетней давности на офисы сатирического журнала Charlie Hebdo.Издание опубликовало карикатуры на пророка Мухаммеда, развязав разногласия, которые все еще омрачают французское общество.

Загрузите приложение NBC News, чтобы получать последние новости и политику. Хебдо был основан во время атаки 2015 года.

Споры вокруг карикатур возродились в прошлом месяце, когда Charlie Hebdo решил переиздать их, чтобы совпасть с началом судебного процесса над соучастниками теракта 2015 года.

Аль-Каида, воинствующая исламистская группировка, взявшая на себя ответственность за эти убийства, пригрозила снова атаковать Charlie Hebdo после того, как переиздала карикатуры.

В прошлом месяце журнал заявил, что повторно опубликовал изображения, чтобы подтвердить свое право на свободу выражения мнений и показать, что его не заставят замолчать жестокие нападения. Такую позицию поддержали многие видные французские политики и общественные деятели.

Нэнси Инг и Мэтт Брэдли сообщили из Парижа.Об этом сообщила Адела Сулиман из Лондона.

Рейтер и Ассошиэйтед Пресс внесли вклад в подготовку этого отчета.

Нэнси Инг

Нэнси Инг — производитель из Парижа.

Мэтт Брэдли

Мэтт Брэдли — иностранный корреспондент NBC News и MSNBC, живущий в Лондоне.

Адела Сулиман, лондонский репортер NBC News Digital.

Мнение: Спустя два десятилетия после 11 сентября для арабов и мусульман ничуть не лучше.

Хассейн входит в консультативный совет Центра социального равновесия и планирования семьи Кима на юго-западе Тихого океана.Она живет в Маленькой Италии.

Подготовка к собеседованию на втором курсе колледжа — большое дело. Я выпрыгнул из постели, мой новый костюм висел за дверью. Пока я искал ключи от поездки в Калифорнийский университет в Сан-Диего, мне позвонили, что мое интервью было отменено из-за нападений.

Какие атаки?

Мое сердце остановилось. У меня кружилась голова. — рявкнул я по телевизору.

Большинство из нас помнят, где мы были и что делали, когда услышали о 9/11.

Меня тошнило от страха, отвращения и страха.И я чувствовал себя искаженным. Быть мусульманином и арабом никогда не было легко, но после того утра стало намного труднее.

Через несколько часов новостные станции объявили это «исламистским нападением». Внезапно национальный и международный дискурс заговорил о том, что арабы и мусульмане являются террористами, ненавистниками Америки, жестокими и «должны вернуться туда, откуда они пришли». 11 сентября 2001 года весь мир изменился, и вскоре после этого была оправдана война.

Печаль моей семьи укоренилась в годы, последовавшие за тем, как игра «Америка vs.Ислам »просочился в телешоу, фильмы и средства массовой информации. Преступления на почве ненависти против мусульман, арабов и людей, считающихся мусульманами, например сикхов, резко возросли на 78 процентов в течение 2015 года.

До 11 сентября я не верил в предположения обо мне, основываясь на моей внешности, этнической принадлежности и образе жизни. После 11 сентября я устал от извинений и защиты. В то же время я был послом. То, что я сказал или не сказал, будет взвешено против меня. Как и 1000 вырезок из бумаги, каждый выстрел, взрыв или нападение в новостях заставлял мое тело напрягаться от предчувствия.Я тайно молился: «Пожалуйста, не позволяй ему быть мусульманином». Другие раны, которые я ношу, — это: «Ты крут для мусульманина» или «Ты не выглядишь мусульманином», или люди признаются в своем дискомфорте по поводу моей веры непосредственно мне. Я съеживаюсь, когда СМИ повторяют слово «террорист», а также мусульманин или араб, создавая ложную тревогу и скрывая истинные действия террора и дискриминации.

Ислам — вторая по величине религия в мире, насчитывающая почти 2 миллиарда последователей. У мусульман нет «взгляда». Мусульмане многоэтничны.У них разная текстура волос, оттенки кожи и цвета глаз. Это китайцы, мексиканцы, белые и африканцы.

Прошло 20 лет с тех пор, как началась «война с террором» 11 сентября. Для мусульман не стало лучше, а, возможно, и хуже. Мы только что видели падение Афганистана и ужасающие кадры афганцев, спасающихся бегством в поисках убежища в другом месте. То же самое мы видели в Ираке, Сирии и Ливии. Условия жизни мусульман рохинджа и Западной Сахары не изменились, поскольку они продолжают жить в убогих лагерях беженцев; В Кашмире до сих пор нет интернета и основных прав человека, а уйгурские китайцы сидят в концентрационных лагерях, стерилизуются, насилуют, восстанавливают и т. Д.

Дорога к пониманию и принятию кажется долгой, когда везде, куда ни посмотри, кажется унылой. Конечно, исламские праздники отмечены в американских календарях, а проходы в Партийном городе теперь украшены красивыми украшениями для праздников Эйд и Рамадан, но общественное мнение остается недоверчивым. Компании и школы могут помочь, создавая возможности для изучения различных вероисповеданий, культур и образов жизни, чтобы создать нормальную атмосферу вокруг красоты разнообразия.

Сегодня мы празднуем свою идентичность только в том случае, если чувствуем при этом психологическую безопасность.Часто мусульмане не берут на работу и учебу по религиозным праздникам; их сверстники не знают, соблюдают ли они Рамадан, и многие не признают, что им нужно отойти для молитвы. Двадцать лет спустя многие не чувствуют себя комфортно в формулировании своих потребностей или чувствуют себя полностью принятыми. Страх предвзятости, возмездия, осуждения и неправильного восприятия очень велик.

Я могу выбрать, увидеть все трудности в мире, или я могу выбрать возможности учиться, защищать и принимать. Многие жаждут чувства принадлежности: черные, азиатские, коренные американцы, сикхи, латиноамериканцы и латиноамериканцы, интерсексуалы, ЛГБТК, евреи и т. Д.К сожалению, в Сан-Диего мы стали свидетелями нападений на синагогу и курдскую церковь за последние пару лет. Эти местные действия были основаны на ненависти. Ненависть — это продукт непонимания, неизведанного и необоснованного предубеждения.

Сейчас, 20 лет спустя, настало время, чтобы, наконец, начать узнавать обо всех, включая арабов и мусульман, с открытым умом и сердцем. Ярлыки, суждения и предположения должны быть оспорены.

Я приветствую всех погибших, погибших 11 сентября, а также во время спасательных операций после этого.Я болею за семьи, разбитые в тот день. Чтобы уважать их, мы должны думать о критической важности принятия друг друга в обществе, к которому мы все можем безопасно принадлежать.

Изображение непредсказуемого: слово, образ, божественное и ислам

Изображение непредсказуемого: слово, образ, божественное и ислам

Ответ на серию 328: «Оспаривание нормативной позиции аниконизма в изучении иудаизма, христианства и ислама»

Как отмечается в этом вдохновляющем научном подкасте, действительно существует много неправильных представлений относительно визуальных образов и их допустимости в религиозных дискурсах.Хотя я не могу говорить о христианских и иудейских случаях из-за отсутствия необходимых знаний, я могу с гораздо большей уверенностью говорить об исламе. Как и большинство вопросов, сформулированных в исламском праве, существует много разных позиций по вопросу визуальных образов. Мнения ученых на протяжении веков варьировались от абсолютно запрещенных до абсолютно разрешенных, хотя большинство постановлений налагают, по крайней мере, некоторые ограничения на типы допустимых визуальных изображений. Совсем недавно ученые начали переоценивать допустимость визуальных образов в эпоху цифровых коммуникаций.Даже некоторые из наиболее консервативных исламских ученых-правоведов утверждали, что такие вещи, как паспорта, национальные удостоверения личности, военные записи и т. Д., Требуют наличия фотографий и поэтому допустимы. В очень информативном подкасте, который я комментирую сегодня, я хотел бы затронуть несколько моментов, в первую очередь связанных с некоторыми из основных аргументов, которые я привел в статье об исламе и аниконизме, опубликованной в последнем выпуске журнала Social. Компас .

Распространенный мотив, который я заметил в течение первых 15 минут подкаста, был связан с широко распространенным представлением о том, что изображение является второстепенным способом коммуникации по сравнению с логотипами или словом.Я бы сказал так: для практикующего мусульманина , конечно, изображение будет рассматриваться как более низкое, чем слово. Мусульмане верят, что Коран содержит божественное слово Бога, устно явленное Пророку Мухаммеду, а затем преобразованное в письменную форму и прекрасно сохранившееся сегодня без каких-либо изменений в миллиардах Корана, доступных во всем мире. Учитывая, что это абсолютно необходимое мировоззрение среди всех мусульман, почему тогда для формулировки и передачи его послания может понадобиться что-либо, кроме слова Божьего? И не просто слово, а слово в арабском языке.Вот почему каждый обязан выучивать и читать 5 ежедневных молитв на исходном арабском языке, на котором был ниспослан Коран — переводы теряют первоначальный смысл и представляют собой отход от прямого миметического опыта тех же физических актов поклонения, которые были испытаны. Пророком и его сподвижниками 1400 лет назад.

Фриз Адольфа Вайнмана 1935 года с изображением пророка Мухаммеда, стоящего между византийским императором Юстинианом и каролингским императором Священной Римской империи Карлом Великим, который появляется на здании Верховного суда США.В изображении Вайнмана Пророк держит в левой руке ятаган, а в правой — копию Корана.

Образы, с другой стороны, создаются людьми, и все, что создают люди, бесконечно уступает тому, что Бог сформулировал в Коране. В конечном итоге эти образы уводят от прямого миметического опыта священного — они должны фактически, поскольку они никогда не были частью ислама во времена Пророка и его сподвижников, когда религия была завершена, как указано в Коране. 5: 3: «Сегодня я усовершенствовал для вас вашу религию […].Созданные человеком визуальные образы действуют как посредник между человеком и прямым словом Бога, к которому мусульмане имеют прямой доступ через Коран. Вместо религиозных образов , неадекватно изображающих божественное, я бы сказал, что такие образы, по определению, искажают божественное. С исламской точки зрения, пытаясь создать образы Аллаха, вы буквально пытаетесь сделать невозможное. Два критических стиха из Корана ясно показывают, что невозможно изобразить Аллаха, поскольку Аллах уникален и не похож ни на что другое, что когда-либо было создано.Возможно, самый ясный и недвусмысленный стих по этому поводу можно найти в Коране 42: 11 — «Нет ничего подобного Ему». Второй случай в Коране (6: 103) напоминает нам, что Аллах находится за пределами чувственного восприятия, отмечая, что: «Видение не может постичь Его, но Он улавливает все видение; и Он Тонкий, Знающий ». Опираясь на более ранние работы Фредерика Джеймсона, создание изображений означает рамки в определенном контексте, выбранном создателем. Этот момент был затронут примерно на 28 минуте подкаста, и это был очень важный момент.По Джеймсону, снимок, сделанный во время отпуска на камеру, превращает природу в форму личной собственности; он овеществляется и превращается в товар. Подобная логика может быть применена и к другим изображениям. Когда художники создают образ потустороннего — будь то Бог, ангелы, демоны и т. Д. — они, по сути, также превращают их в форму личной собственности, основанной на их собственном восприятии, не соответствующем реальности. поскольку эта реальность в первую очередь непостижима.

Мало того, что образы обладают способностью искажать и овеществлять невидимое, они также могут делать то же самое с видимым. В очень мощной и противоречивой фетве, изданной бесспорно прогрессивным имамом и исламским ученым из США, покойным Таха Джабиром аль-Альвани на фризе, изображающем пророка Мухаммеда, который появляется на здании Верховного суда США, утверждалось, что это изображение допустимо, поскольку это было сделано немусульманами и сделано с уважением.Однако в то же время в той же фатве он прямо отметил, что разочарован тем фактом, что художественное изображение Пророка Ислама на фризе не точно отражает многочисленные описания физического тела Пророка Мухаммеда, содержащиеся в литания ulan [литература, которая имеет дело с физическими описаниями пророка Мухаммеда]. Он также дает понять, что его решение могло быть другим, если бы фриз был сделан мусульманами, и что мусульмане все же должны серьезно отнестись к многочисленным предостережениям против создания изображений существ, которые, как считается, обладают душой.

Наконец, я хотел бы коснуться вопроса, поднятого вокруг 32 и минуты о мобилизации популярных шиитских мотивов в политических целях — в частности, об изображении Хасаном Рухоламином имама Хусейна, обнимающего недавно убитого командира КСИР Касема Сулеймани. Это как раз то, чем занимались более ранние исламские правовые постановления и хадисы, связанные с изображениями, — мобилизация религиозных образов для достижения политических целей. Несмотря на широко распространенное в СМИ повествование о том, что Сулеймани любили все иранцы и мусульмане-шииты в целом, значительное число вышеупомянутых групп критиковали Сулеймани, считая его сектантом и вызывающим разногласия.С другой стороны, имама Хусейна без исключения любят все мусульмане-шииты; это почти доктринальное требование, чтобы быть шиитом. Такое сочетание может потенциально повредить или ослабить связь, которую некоторые из этих мусульман могли иметь с имамом Хусейном. Как отмечает профессор Стордален, семиотика имеет значение. Только время покажет, повысят ли этот мощный образ и другие подобные ему статус Касема Сулеймани или понизят статус имама Хусейна в умах мусульман-шиитов, особенно молодых, которые склонны более критически относиться к происходящим событиям. по всему Ближнему Востоку сегодня.Эти изображения потенциально могут иметь неприятные последствия и привести к снижению религиозности и преданности делу шиитов.

Я хотел бы закончить этот краткий комментарий, отметив следующее: Ислам никогда не был сосредоточен на образных образах. Аниконизм и иконоборчество присущи самой религии; давайте не будем забывать о великом символизме, стоящем за Пророком, уничтожившим доисламских языческих идолов в kaʿba как одно из его первых действий после исламского завоевания Мекки.Ислам вместо этого всегда уделял большое внимание слову, голосу и правильному выполнению ритуалов. Образ божественного — который по определению никогда не может быть точным — создает искусственный фрейм, затрагивающий уникальные взаимодействия человека с ним. Тогда в рамках господствующей исламской правовой точки зрения лучший способ избежать этих ложных рамок — просто удалить изображения, которые мы пытаемся найти в них. Некоторые из основных школ исламской мысли считают, что высшая награда для самых набожных в джанна (рай) будет включать в себя предоставление истинным верующим привилегии наконец увидеть Аллаха собственными глазами; Однако до тех пор, пока этот день не наступит, возможно, лучше просто подождать и позволить нашим рефлексивным способностям заполнить эту пустоту вместо нас.

Рекомендуемые ссылки

Al-Alwani, Taha J. 2001. «Фетва», касающаяся фриза зала Верховного суда США. Journal of Law and Religion, 15 (1/2): 1–28.

«Художник Хасан Рухоламин создает картину в память о мученике Сулеймани». Тегеран Таймс . 4 января 2020 г.

«Фигурное изображение в исламском искусстве». Метрополитен-музей.

Джеймсон, Фредрик. 1979. Реификация и утопия в массовой культуре. Социальный текст, 1: 130–148.

Камински, Джозеф Дж. 2020. «И не расстайся с моими откровениями по пустяковой цене» — переосмысление исламского аниконизма через призму овеществления и репрезентации как создания смысла. Social Compass, 67 (1), стр. 120-136.

«О ‘Хусейн (a.s.), командование принадлежит тебе». Официальный сайт аятоллы Хаменеи: Khamenei.ir , 5 января 2020 г.

Спустя два десятилетия после 11 сентября американские мусульмане все еще борются с предубеждениями

Молодые американские мусульмане выросли в тени 11 сентября.Многие столкнулись с враждебностью и наблюдением, недоверием и подозрениями, с вопросами о своей мусульманской вере и сомнениями по поводу своей американскости.

Sept_11_Muslims_In_America_56182 Шахана Ханиф, организатор сообщества, решительно выступившая за получение места в городском совете Нью-Йорка на предстоящих муниципальных выборах, стоит перед своим домом в районе Кенсингтон Бруклинского района Нью-Йорка в среду, август.18, 2021. В 2001 году, всего через несколько недель после падения башен-близнецов во Всемирном торговом центре, проехала машина, окно водителя опустилось, и мужчина выплюнул эпитет двум маленьким девочкам в хиджабах: «Террорист!» когда 10-летняя Шахана и ее младшая сестра шли в местную мечеть из своего дома в Бруклине. Неуверенная, испуганная, девушки сбежали.

AP Photo / Эмили Лешнер

Sept_11_Muslims_In_America_53303 Абдул Латиф Баланта (слева) и Мансур Шамс шутят друг с другом после пятничной молитвы в Роуздейле, штат Мэриленд., в пятницу, 13 августа 2021 г. В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_05443 Группа старых фотографий, лежащих на столе Мансура Шамса в его доме в Балтиморе в пятницу, 13 августа 2021 года, показывает его молодым морским пехотинцем во время службы с 2000 по 2004 год.После 11 сентября некоторые из морских пехотинцев называли Шамса такими именами, как «Талибан», «террорист» и «Усама бен Ладен». В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_36009 Мансур Шамс беседует с группой мужчин после пятничной молитвы августа.13 января 2021 г., в его местной мечети в Роуздейле, штат Мэриленд,

.
AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_50283 Члены сообщества разговаривают за пределами своей местной мечети в Роуздейле, штат Мэриленд, после пятничной молитвы 13 августа 2021 года.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_08233 Мансур Шамс, центр, и другие члены сообщества посещают пятничную молитву августа.13, 2021 в Роуздейл, Мэриленд

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_48691 Наклейка с надписью «Просто спросите у мусульманского морского пехотинца США» находится на задней части автомобиля Мансура Шамса в его доме в Балтиморе в пятницу, 13 августа 2021 года. Шамс, служивший в морской пехоте с 2000 по 2004 год, После 11 сентября некоторые из его товарищей по морскому пехоте называли его такими именами, как «Талибан», «террорист» и «Усама бен Ладен».В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_79183 Мансур Шамс просматривает фотографии, сделанные во время службы в морской пехоте, в пятницу, 13 августа 2021 года, в своем доме в Балтиморе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_33256 Мансур Шамс, бывший морской пехотинец США, стоит в конце своей дороги в пятницу вечером, августа.13 февраля 2021 года в Балтиморе. Шамс, служивший в морской пехоте с 2000 по 2004 год, после 11 сентября назывался такими именами, как «Талибан», «террорист» и «Усама бен Ладен». В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_50712 Амира Ахмед, 17 лет, возле своего дома во Фредериксбурге, штат Вирджиния., в воскресенье, 15 августа 2021 года. Рожденная после терактов 11 сентября, Ахмед чувствует, что оказалась втянутой в борьбу, которую она не создавала. После 11 сентября многие молодые американские мусульмане нашли способы бороться с предвзятостью, систематизировать и создавать тонкие личные повествования о своей личности.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_37362 Анджела Ахмед (слева) и ее 17-летняя дочь Амира Ахмед лежали на кровати во время просмотра Интернета в субботу, август.14, 2021, Фредериксбург, Вирджиния.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_97907 Амира Ахмед, 17 лет, прикрепляет листовку о бесплатном общественном обучении на доске объявлений в магазине замороженных йогуртов во Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 года. Ахмед родился после терактов 11 сентября. втянут в борьбу, не созданную ею. После 11 сентября многие молодые американские мусульмане нашли способы бороться с предвзятостью, организовывать и создавать тонкие личные рассказы о своей личности.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_98339 Амира Ахмед, 17 лет, толкает тележку, делая покупки со своей семьей в магазине Walmart в Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_61505 Амира Ахмед, 17 лет, поправляет хиджаб перед тем, как отправиться в продуктовый магазин в субботу, август.14, 2021, Фредериксбург, Вирджиния.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_80450 Амира Ахмед, 17 лет, проверяет свои часы во время пробежки возле своего дома в Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_43903 Амира Ахмед молится в своей местной мечети во Фредериксбурге, штат Вирджиния., в воскресенье, 15 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_99226 Амира Ахмед, 17 лет, общается в видеочате с подругой из своего дома во Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

Sept_11_Muslims_In_America_75386 Шукри Олоу, мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, позирует перед портретом, пятница, август.13 февраля 2021 года в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Sept_11_Muslims_In_America_16698 Шукри Олоу (справа), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, передает листовку кампании Тайябе Ахмеду (слева) в субботу, август.14 февраля 2021 года, во время кампании в Рентоне, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Sept_11_Muslims_In_America_98599 Шукри Олоу (слева), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, получает большой палец вверх, приветствуя верующих у Исламского центра Кента в пятницу, август.13 февраля 2021 года в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Sept_11_Muslims_In_America_72972 Шукри Олоу (слева), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, смотрит телевизор вместе со своим сыном Халидом Ахмедом, 9 лет, пятница, август.13 февраля 2021 года в их доме в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Sept_11_Muslims_In_America_53724 Шукри Олоу (справа), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета округа Кинг, разговаривает с Солей Льюис (слева), кандидатом в Де-Мойн (Вашингтон.Позиция городского совета 7, пятница, 13 августа 2021 г., во время пикника с представителями Highline Education Association в парке в Бурьене, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Sept_11_Muslims_In_America_98534 Шукри Олоу (справа), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, рассказывает посетителю о своей кампании за пределами Исламского центра Кента в пятницу, 13 августа 2021 г., в Кенте, штат Вашингтон, на юге. Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие на фоне афтершоков сентября.11, 2001 террористические атаки достигли совершеннолетия в мире, который не обязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Sept_11_Muslims_In_America_50781 Шукри Олоу (справа в центре), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, позирует для селфи со сторонником Самии Эль-Мослимани (слева в центре) в субботу, август.14 февраля 2021 года на митинге в парке в Рентоне, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Sept_11_Muslims_In_America_57929 Шукри Олоу (в центре), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета округа Кинг, молится в Исламском центре Кента в пятницу, август.13 февраля 2021 года в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шахана Ханиф, общественный организатор, решительно выступившая за получение места в городском совете Нью-Йорка на предстоящих муниципальных выборах, стоит перед своим домом в районе Кенсингтон Бруклинского района Нью-Йорка в среду, августа.18, 2021. В 2001 году, всего через несколько недель после падения башен-близнецов во Всемирном торговом центре, проехала машина, окно водителя опустилось, и мужчина выплюнул эпитет двум маленьким девочкам в хиджабах: «Террорист!» когда 10-летняя Шахана и ее младшая сестра шли в местную мечеть из своего дома в Бруклине. Неуверенная, испуганная, девушки сбежали.

AP Photo / Эмили Лешнер

Абдул Латиф Баланта (слева) и Мансур Шамс шутят друг с другом после пятничной молитвы в Роуздейле, штат Мэриленд., в пятницу, 13 августа 2021 г. В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Группа старых фотографий, лежащих на столе Мансура Шамса в его доме в Балтиморе в пятницу, 13 августа 2021 года, показывает его молодым морпехом во время службы в 2000-2004 годах.После 11 сентября некоторые из морских пехотинцев называли Шамса такими именами, как «Талибан», «террорист» и «Усама бен Ладен». В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Мансур Шамс беседует с группой мужчин после пятничной молитвы августа.13 января 2021 г., в его местной мечети в Роуздейле, штат Мэриленд,

.
AP Photo / Джесси Вардарски

Члены сообщества разговаривают за пределами своей местной мечети в Роуздейле, штат Мэриленд, после пятничной молитвы 13 августа 2021 года.

AP Photo / Джесси Вардарски

Мансур Шамс (в центре) и другие члены сообщества посещают пятничную молитву августа.13, 2021 в Роуздейл, Мэриленд

AP Photo / Джесси Вардарски

Наклейка с надписью «Просто спросите у мусульманского морского пехотинца США» находится на задней части автомобиля Мансура Шамса в его доме в Балтиморе в пятницу, 13 августа 2021 года. Шамс, служивший в морской пехоте с 2000 по 2004 год, был назван по именам. вроде «Талибана», «террориста» и «Усамы бен Ладена» некоторых из его товарищей по морской пехоте после 11 сентября.В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Мансур Шамс просматривает фотографии, сделанные во время службы в морской пехоте, в пятницу, 13 августа 2021 года, в своем доме в Балтиморе.

AP Photo / Джесси Вардарски

Мансур Шамс, бывший морской пехотинец США, стоит в конце своей дороги в пятницу вечером, августа.13 февраля 2021 года в Балтиморе. Шамс, служивший в морской пехоте с 2000 по 2004 год, после 11 сентября назывался такими именами, как «Талибан», «террорист» и «Усама бен Ладен». В последние годы Шамс использовал свою личность как мусульманина и бывшего морского пехотинца, чтобы развеять неправильные представления об исламе.

AP Photo / Джесси Вардарски

17-летняя Амира Ахмед у своего дома во Фредериксбурге, штат Вирджиния., в воскресенье, 15 августа 2021 года. Рожденная после терактов 11 сентября, Ахмед чувствует, что оказалась втянутой в борьбу, которую она не создавала. После 11 сентября многие молодые американские мусульмане нашли способы бороться с предвзятостью, систематизировать и создавать тонкие личные повествования о своей личности.

AP Photo / Джесси Вардарски

Анджела Ахмед (слева) и ее 17-летняя дочь Амира Ахмед лежали на кровати во время просмотра Интернета в субботу, августа.14, 2021, Фредериксбург, Вирджиния.

AP Photo / Джесси Вардарски

17-летняя Амира Ахмед прикрепляет листовку с бесплатным общественным обучением на доске объявлений в магазине замороженных йогуртов во Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 года. борьба не по ее инициативе. После 11 сентября многие молодые американские мусульмане нашли способы бороться с предвзятостью, организовывать и создавать тонкие личные рассказы о своей личности.

AP Photo / Джесси Вардарски

17-летняя Амира Ахмед толкает тележку, делая покупки со своей семьей в Walmart в Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

17-летняя Амира Ахмед поправляет хиджаб перед тем, как отправиться в продуктовый магазин в субботу, августа.14, 2021, Фредериксбург, Вирджиния.

AP Photo / Джесси Вардарски

17-летняя Амира Ахмед проверяет свои часы во время пробежки возле своего дома во Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

Амира Ахмед молится в своей местной мечети во Фредериксбурге, штат Вирджиния., в воскресенье, 15 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

Амира Ахмед, 17 лет, общается в видеочате с подругой из своего дома во Фредериксбурге, штат Вирджиния, в субботу, 14 августа 2021 г.

AP Photo / Джесси Вардарски

Шукри Олоу, мусульманка, баллотирующаяся от 5-го округа Совета графства Кинг, позирует перед портретом в пятницу, август.13 февраля 2021 года в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шукри Олоу (справа), мусульманка, баллотирующаяся в 5-м округе Совета графства Кинг, вручает агитационный флаер Тайябе Ахмеду (слева) в субботу, август.14 февраля 2021 года, во время кампании в Рентоне, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шукри Олоу (слева), мусульманка, баллотирующаяся от 5-го округа Совета графства Кинг, получает одобрение во время приветствия прихожан у Исламского центра Кента в пятницу, август.13 февраля 2021 года в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шукри Олоу (слева), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, смотрит телевизор вместе со своим сыном Халидом Ахмедом, 9 лет, пятница, августа.13 февраля 2021 года в их доме в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шукри Олоу (справа), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета округа Кинг, разговаривает с Солей Льюис (слева), кандидатом в Де-Мойн (Вашингтон.Позиция городского совета 7, пятница, 13 августа 2021 г., во время пикника с представителями Highline Education Association в парке в Бурьене, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шукри Олоу (справа), мусульманка, баллотирующаяся от 5-го округа Совета графства Кинг, рассказывает посетителю о своей кампании за пределами Исламского центра Кента в пятницу, 13 августа 2021 года, в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию.Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шукри Олоу (справа в центре), мусульманка, баллотирующаяся от округа 5 Совета графства Кинг, позирует для селфи-фотографии со сторонницей Самии Эль-Мослимани (слева в центре) в субботу, август.14 февраля 2021 года на митинге в парке в Рентоне, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

Шукри Олоу (в центре), мусульманка, баллотирующаяся от 5-го округа Совета графства Кинг, молится в Исламском центре Кента в пятницу, август.13 февраля 2021 года в Кенте, штат Вашингтон, к югу от Сиэтла. Американцы-мусульмане в возрасте от 20 до 30 лет, выросшие в условиях террористических атак 11 сентября 2001 года, достигли совершеннолетия в мире, который необязательно соответствует их интересам, их счастью и благополучию. Олоу говорит, что последствия нападений помогли ей стать организатором сообщества и баллотироваться на пост в штате Вашингтон.

AP Photo / Карен Дьюси

НЬЮ-ЙОРК (AP). Проехала машина, окно водителя опустилось, и мужчина выплюнул эпитет двум маленьким девочкам в хиджабах: «Террорист!»

Это был 2001 год, всего через несколько недель после падения башен-близнецов Всемирного торгового центра, и 10-летняя Шахана Ханиф и ее младшая сестра шли в местную мечеть из своего дома в Бруклине.

Неуверенный, испуганный, девочки сбежали.

По мере того, как приближается 20-я годовщина террористических атак 11 сентября, Ханиф все еще может вспомнить потрясение этого момента, ее замешательство по поводу того, как кто-то может взглянуть на нее, ребенка, и увидеть угрозу.

«Неприятное доброе слово. Это означает насилие, это означает опасность. Это предназначено для того, чтобы шокировать того, кто… получает от этого », — говорит она.

Но этот инцидент также побудил к решимости высказаться за себя и других, что помогло ей достичь того, где она находится сегодня: общественный организатор решительно высказался за то, чтобы выиграть место в городском совете Нью-Йорка на предстоящих муниципальных выборах.

Как и Ханиф, другие молодые американские мусульмане выросли в тени 11 сентября. Многие столкнулись с враждебностью и наблюдением, недоверием и подозрениями, с вопросами о своей мусульманской вере и сомнениями по поводу своей американскости.

Они также нашли пути вперед, способы бороться с предвзятостью, организовывать, создавать тонкие личные рассказы о своей личности. В процессе они наводили мосты, бросали вызов стереотипам и открывали для себя новые пространства.

«Это ощущение себя мусульманином как своего рода важный маркер идентичности, независимо от вашего отношения к исламу как к вере», — говорит Эман Абдельхади, социолог из Чикагского университета, изучающий мусульманские общины.«Это было одним из основных эффектов в жизни людей … оно повлияло на развитие сообщества».

Опрос Центра исследований по связям с общественностью Associated Press-NORC, проведенный накануне годовщины 11 сентября, показал, что 53% американцев отрицательно относятся к исламу, по сравнению с 42%, которые имеют положительные. Это контрастирует с мнениями американцев о христианстве и иудаизме, в отношении которых большинство респондентов высказались положительно.

Недоверие и подозрительность к мусульманам начались не с 11 сентября, но атаки резко усилили эту враждебность.

Привыкшие к тому, что их игнорируют или преследуют на низком уровне, широкие и разнообразные мусульманские общины страны оказались в центре внимания, говорит Юсеф Чухуд, политолог из Университета Кристофера Ньюпорта в Вирджинии.

«Ваше ощущение того, кем вы были, становилось все более сформированным, не только мусульманином, но и американским мусульманином», — говорит он. «Что отличало вас как американского мусульманина? Могли ли вы быть полностью обоими или вам приходилось выбирать? Было много споров о том, что это значило.”

В случае с Ханифом не было схемы, позволяющей ориентироваться в сложностях того времени.

«Я пятиклассница не была наивной или слишком молодой, чтобы знать, что мусульмане в опасности», — позже написала она в эссе о последствиях 11 сентября. «… Вспышка американского флага из окон первого этажа не сделала меня более американским. Рождение в Бруклине не сделало меня более американским ».

Молодой Ханиф собрал друзей по соседству, и старший двоюродный брат помог им написать письмо тогдашнему президенту Джорджу У.Буш просит защиты.

«Мы знали, — говорит она, — что станем как воины этого сообщества».

___

Но быть воином часто приходится расплачиваться за сохраняющиеся раны.

Исхак Патан, 26 лет, вспоминает случай, когда мальчик сказал ему, что выглядит рассерженным, и подумал, не собирается ли он взорвать их школу в Коннектикуте.

Он вспоминает беспомощность, которую он испытал, когда его отвезли в аэропорт для дополнительного допроса по возвращении в Соединенные Штаты после семестра в колледже в Марокко.

Агент просмотрел его вещи, в том числе ноутбук, на котором он вел личный журнал, и начал его читать.

«Я помню, как:« Эй, ты должен это прочитать? »- говорит Патан. Агент «просто смотрит на меня так:« Знаешь, я могу прочитать все на твоем компьютере ». Здесь я имею право на все ». И в этот момент я помню, как у меня на глазах стояли слезы. Я был совершенно бессилен ».

Патан не мог этого принять.

«Вы ходите в школу с людьми разного происхождения и понимаете… каковы перспективы Соединенных Штатов», — говорит он.«И когда вы видите, что это не соответствует этому обещанию, тогда, я думаю, это вселяет в нас чувство желания помочь и исправить это».

Сейчас он работает директором по району залива Сан-Франциско в некоммерческой организации Islamic Networks Group, где он надеется помочь подрастающему поколению стать уверенным в своей мусульманской идентичности.

Патан недавно побеседовал с группой мальчиков об их летних занятиях. Иногда мальчики ели арбузы или играли на батуте. В другие моменты разговор становился серьезным: что бы они сделали, если бы студент сделал вид, что взорвал себя, крича «Аллаху акбар» или «Бог велик?» Что они могут поделать со стереотипным изображением мусульман на телевидении?

«Я всегда считал 11 сентября, вероятно, одним из самых поворотных моментов в моей жизни и жизнях американцев повсюду, — говорит Патан.«Последствия этого … это то, что подтолкнуло меня сделать то, что я делаю сегодня».

___

Эти последствия также помогли Шукри Олоу сделать то, что она делает — баллотироваться в офис.

Рожденная в Сомали, Олоу бежала от гражданской войны со своей семьей и много лет жила в лагерях беженцев в Кении, прежде чем приехать в Соединенные Штаты, когда ей было 10 лет.

Она поселилась в оживленном жилом комплексе в городе Кент, к югу от Сиэтла. Там жители разных стран общались, преодолевая языковые и культурные барьеры, заимствуя друг у друга соль или наблюдая за детьми друг друга.Олоу чувствовал, что она процветает в этой среде.

Затем произошло 11 сентября. Она вспоминает, как смутилась, когда учитель спросил ее: «Чем занимаются ваши люди?» Но она также помнит других, которые «говорили, что это не наша вина… и мы должны убедиться, что вы в безопасности».

В опросе мусульман США, проведенном Pew Research Center в 2017 году, почти половина респондентов заявили, что они испытали по крайней мере один случай религиозной дискриминации в течение года до этого; тем не менее, 49% заявили, что кто-то выразил им поддержку из-за их религии в прошлом году.

В подавляющем большинстве случаев исследование показало, что респонденты гордятся тем, что они и мусульмане, и американцы. У некоторых, в том числе у Олоу, время от времени возникали кризисы идентичности.

«Кто я?» — я думаю, именно через это проходят многие молодые люди в жизни в целом », — говорит она. «Но для тех из нас, кто живет на стыке анти-черноты и исламофобии… это было действительно сложно».

Но события того времени также помогли сформировать ее личность. Сейчас она ищет место в Совете графства Кинг.

«Есть много молодых людей с разными идентичностями, которые чувствовали, что им здесь не место, что им здесь не рады», — говорит она. «Я был одним из тех молодых людей. И поэтому я стараюсь делать все возможное, чтобы как можно больше из нас знали, что это наша нация ».

___

После 11 сентября некоторые американские мусульмане решили развеять неправильные представления о своей вере путем налаживания личных связей. Они делились кофе или преломляли хлеб с незнакомцами, отвечая на множество вопросов — от того, как ислам относится к женщинам и Иисусу, до того, как бороться с экстремизмом.

Мансур Шамс путешествовал по США с табличкой: «Я мусульманин и морской пехотинец, спрашивайте о чем угодно». Это часть усилий 39-летнего парня по обучению других своей вере и борьбе с ненавистью посредством диалога.

Шамс, служивший в морской пехоте с 2000 по 2004 год, после 11 сентября назывался такими именами, как «Талибан», «террорист» и «Усама бен Ладен».

По его словам, одно из самых запоминающихся его взаимодействий было в Университете Либерти в Вирджинии, где в 2019 году он выступал перед студентами христианского учебного заведения.Некоторые, по его словам, до сих пор звонят ему с вопросами об исламе.

«Это взаимная любовь и уважение», — говорит он.

Шамс хотел бы, чтобы его нынешняя работа не была нужна, но чувствует себя обязанным поделиться контрнарративом, о котором, по его словам, многие американцы не знают.

Ахмед Али Акбар, 33 года, пришел к другому выводу.

Вскоре после 11 сентября некоторые взрослые из его общины организовали собрание в его школе в Сагино, штат Мичиган, где он и другие ученики говорили об исламе и мусульманах.Акбар вложил все свое сердце в исследования. Но он вспоминает, как его смущали некоторые вопросы: где бен Ладен? В чем причина атак?

«Откуда мне знать, где Усама бен Ладен? Я американский ребенок, — говорит он.

В тот период у него возникло чувство, что попытки изменить мнение людей не всегда были эффективными, что некоторые не были готовы их слушать.

Акбар в конце концов переключился на рассказывание историй об американцах-мусульманах в своем подкасте «See Something Say Something.”

«В американском мусульманском опыте тоже много юмора», — говорит он. «Это не просто грусть и реакция на насилие и… расизм и исламофобию».

Он также пришел к убеждению в построении связей другого типа. «Наша борьба за наши гражданские свободы связана с другими маргинализованными сообществами», — говорит он, подчеркивая важность их защиты.

___

Для некоторых 9/11 повлекло за собой иной расовый подход, говорит Дебби Альмонтасер, йеменский американский педагог и активистка из Нью-Йорка.

Она говорит, что многие иммигранты из арабских и южноазиатских стран приехали в США в поисках американской мечты в качестве врачей, юристов, предпринимателей. «Затем происходит 9/11, и они понимают, что они смуглые, и осознают, что принадлежат к меньшинству — это стало огромным тревожным сигналом», — говорит Альмонтасер.

Сегодня в мусульманских общинах США наблюдается некоторая расовая напряженность. Например, протесты против расовой справедливости, вызванные убийством Джорджа Флойда, вынудили многих мусульман выйти на улицы, чтобы осудить расизм.Но они также стимулировали внутренние размышления о расовом равенстве среди мусульман, включая отношение к черным мусульманам.

«Для меня, как афроамериканца-мусульманина, моя борьба (в Америке) по-прежнему связана с расой и идентичностью», — говорит имам Али Акил из Американского мусульманского культурного центра в Нэшвилле, штат Теннесси.

«Когда мы идем в (исламские) центры и нам приходится иметь дело с той же болью, с которой мы сталкиваемся в мире, это как бы обескураживает нас, потому что у нас сложилось впечатление, что (в) исламе вы не делаете» У меня нет расового и этнического разделения.”

___

Амира Ахмед, 17 лет, родилась после нападения и чувствует, что ее втянули в борьбу не по ее инициативе — бремя, несмотря на то, что она «такая же американка, как и все остальные».

Она вспоминает, как несколько лет назад во время празднования 11 сентября в ее школе в Вирджинии она почувствовала, как ученики смотрят на нее и ее хиджаб так пристально, что ей захотелось пропустить мероприятие в следующем году.

Когда ее мать отвергла эту идею, она вместо этого стала прикрываться своим американским происхождением, надев платок с американским флагом, чтобы обратиться к одноклассникам с трибуны.

Ахмед говорила о почитании жизней тех, кто погиб в Америке 11 сентября, а также иракцев, погибших в войне, развязанной в 2003 году. Она вспоминает, как защищала свою арабскую и мусульманскую идентичность в тот день, демонстрируя свою американскую идентичность, и говорит, что это было так. «действительно мощный момент».

Но она надеется, что ее будущие дети не почувствуют необходимости доказывать свою принадлежность.

«Наши дети будут (здесь) намного позже эпохи 11 сентября», — говорит она. «Они не должны продолжать борьбу за свою идентичность.”

___

Фам, репортер из Каира, Египет, освещает ислам для глобальной религиозной группы AP. Энао рассказывает о вере и молодости команды; он находится в Твиттере по адресу http://twitter.com/LuisAndresHenao. Хаджела освещает Нью-Йорк в течение 22 лет и является членом группы AP, занимающейся вопросами расы и этнической принадлежности. Она в Твиттере http://twitter.com/dhajela. Видеожурналист AP Норин Насир также внесла свой вклад в этот репортаж.

___

Освещение религии агентством

Ассошиэйтед Пресс получает поддержку от Фонда Лилли через The Conversation U.S. AP несет полную ответственность за это содержание.

Авторские права
© 2021 Ассошиэйтед Пресс. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, писать или распространять.

Иранская революция — Хронология событий

Иранская революция — Хронология событий

Перейти к основному содержанию

Исламская революция в Иране потрясла мир в 1979 году, и ее течения ощущаются и сегодня.Спустя десятилетия стоит вспомнить подробности этого переломного события, которое во многом изменило геополитический порядок. Накануне 40-й годовщины революции мы здесь, в Брукингсе, составили хронологию ключевых событий, которые привели к падению династии Пехлеви и возвышению Исламской республики.

Иранская революция — хронология событий

Грозовые облака собираются

1977
январь — июль

Журналисты, интеллектуалы, юристы и политические активисты публикуют серию открытых писем, критикующих накопление власти шахом.

Октябрь

10-дневный фестиваль поэзии, организованный ассоциацией иранских писателей в Институте Гете в Тегеране, собирает тысячи участников для чтения лекций с критикой правительства.

23 октября

Мостафа Хомейни, старший сын изгнанного священнослужителя аятоллы Рухоллы Хомейни, умер по неизвестной причине в возрасте 47 лет в Наджафе, Ирак. Хомейни-старший живет в изгнании с 1963 года, когда он был арестован за организацию акций протеста против шахской программы модернизации.

15-16 ноября

Во время визита в Вашингтон встречу шаха в Белом доме прерывают протесты иранских студентов (а также слезоточивый газ, использованный полицией для подавления протестов).

31 декабря

Во время краткого визита в Иран президент Джимми Картер произносит тост за шаха, описывая Иран как «остров стабильности в одном из самых неспокойных регионов мира».

Президент Джимми Картер и шах Мохаммед Реза Пехлеви поднимают бокалы в тосте во время визита президента в Тегеран./ Национальный архив

Искра зажигает

1978
6 января

Иранская газета Ettela’at публикует на первой полосе редакционную статью с пренебрежением к аятолле Рухолле Хомейни, якобы написанную королевским двором по указанию шаха.

9 января

Главный базар в Куме, где расположены крупнейшие семинарии Ирана, закрывается в знак протеста против клеветы на Хомейни. Несколько тысяч протестующих нападают на символы монархии; Силы безопасности убивают не менее пяти человек.

18 февраля

В соответствии с шиитской традицией траурные церемонии проводятся в городах Ирана на сороковой день после смерти протестующих в Куме. Студент-протестующий убит в Тебризе, что спровоцировало беспорядки и дальнейшее насилие.

март — май

Цикл протестов, репрессий, насилия и траура продолжается в трех десятках иранских городов.

Уличная демонстрация 1978 г. / Wikimedia Commons

7 июня

Шах заменяет генерала Нематоллу Нассири, главу САВАК; одним из первых шагов его преемника был приказ об освобождении 300 задержанных священнослужителей.

20 июля

Протесты вспыхивают в Мешхеде после гибели священнослужителя в дорожно-транспортном происшествии; несколько человек погибли в результате беспорядков там и в других местах.

9-10 августа

Арест священнослужителя вызывает беспорядки в Исфахане, которые быстро распространились на Шираз, Казвин, Тебриз, Абадан и Ахваз. Художественный фестиваль в Ширазе отменен, и около 100 человек погибли. В Исфахане объявлено военное положение.

Революция

19 августа

477 иранцев погибли в результате умышленного поджога кинотеатра «Рекс» в Абадане.Оппозиция обвиняет САВАК; после революции исламист сознался и был привлечен к ответственности за поджог.

Внутри театра «Синема Рекс» в Абадане после пожара. / Wikimedia Commons

27 августа

Премьер-министр Джамшид Амоузегар уходит в отставку; его преемник Джафар Шариф-Эмами проводит реформы, направленные на успокоение.

8 сентября

Утром после того, как шах объявил военное положение, силы безопасности открыли массовую демонстрацию протеста на площади Джале в Тегеране.По меньшей мере 100 человек погибли, и это событие стало известно как «Черная пятница».

3 октября

По указанию шаха иракское правительство депортирует Хомейни. После того, как ему отказали во въезде в Кувейт, Хомейни едет во Францию ​​и поселяется в Нефль-ле-Шато, парижском пригороде, где он получает гораздо больший доступ и внимание средств массовой информации.

6 ноября

Через несколько дней после того, как в Тегеране в связи с религиозным праздником разразились протесты, усилия по посредничеству правительства национального единства с крахом оппозиции из-за неповиновения Хомейни.Премьер-министр Шариф-Эмами уходит в отставку, его сменил генерал Голамреза Ажари. Шах передал по национальному телевидению обещание не повторять прошлых ошибок и исправить ситуацию, сказав: «Я слышал голос вашей революции … Как шах Ирана, а также гражданин Ирана, я не могу не одобрить вашу революцию».

6 декабря

Всего через неделю после того, как он публично подтвердил поддержку и «доверие» со стороны США шаху, президент Джимми Картер публично хеджирует заявления для прессы, отмечая, что «мы лично предпочитаем, чтобы шах сохранял основную роль, но это решение для иранцев. люди, чтобы сделать.”

10-11 декабря

Миллионы иранцев протестуют по всей стране, требуя свержения шаха и возвращения аятоллы Рухоллы Хомейни.

Уличные демонстранты держат фотографии аятоллы Хомейни в Иране, 1978 год. / Wikimedia Commons

29 декабря

Шах назначает Шапура Бахтияра премьер-министром. Давний националистический политик и активный критик шаха, он утвержден парламентом через две недели.

1979
12 января

В Париже аятолла Хомейни формирует Революционный совет для координации перехода.

Междуцарствие

16 января

Шах и его семья уезжают из Ирана в Египет якобы «в отпуск». Уходя, шах говорит премьер-министру Бахтияру: «Я передаю Иран в вашу заботу, вашу и божью». Здесь можно услышать прощальную речь шаха.

1 февраля

Хомейни возвращается в Иран, и миллионы людей встречают его на улицах Тегерана.

4 февраля

Хомейни назначает Мехди Базаргана премьер-министром временного правительства. Бахтияр настаивает на том, что он остается главой единственного законного правительства Ирана.

Инаугурация Мехди Базаргана в зале медресе Алави, 4 февраля 1979 г. / Wikimedia Commons

1979
10 февраля

Бахтияр объявляет комендантский час и военное положение по всей стране. Хомейни приказывает своим последователям игнорировать комендантский час и подняться на национальную революцию.

11 февраля

Вооруженные силы объявляют нейтралитет, и любые остатки шахского правительства рушатся. Бахтияр быстро бежал из Ирана во Францию, где в 1991 году был убит иранскими агентами.

Временное правительство

14 февраля

Посольство США в Тегеране атаковано толпой; Сотрудники посольства сначала сдаются, но протестующие были изгнаны по приказу исполняющего обязанности министра иностранных дел Ирана Ибрагима Язди.

8 марта

Десятки тысяч иранских женщин протестуют в Тегеране в Международный женский день, выступая против обязательного ношения чадры. (См. Также: https://designyoutrust.com/2018/10/rare-photographs-document-iranian-women-protest-against-the-hijab-law-in-march-1979/)

30-31 марта

иранцев участвуют в общенациональном референдуме по вопросу о том, должен ли Иран стать «Исламской Республикой»; движение (не предлагавшее альтернативы) получило почти единодушную поддержку.

5 мая

Корпус стражей исламской революции учрежден указом Хомейни.

3 августа

иранцев голосуют на общенациональных выборах в Ассамблею экспертов, орган, в котором доминируют клерикалы, уполномоченный доработать проект конституции. Из-за бойкотов со стороны левых, националистических и некоторых исламистских фракций явка избирателей значительно ниже результатов мартовского референдума.

14 октября

Ассамблея экспертов одобряет проект новой конституции, закрепляющий новаторскую доктрину Хомейни велаят-э факих , которая предоставляет высшие полномочия религиозному лидеру.

22 октября

Шаху Мохаммеду Резе Пехлеви разрешен въезд в США для лечения. Хомейни осуждает США за разрешение свергнутому шаху въезд в страну.

Кризис с заложниками

4 ноября

Студенческие протесты захватили посольство США в Тегеране, захватив его сотрудников в качестве заложников.

Студенческие протесты перелезают через ворота посольства США в Тегеране 4 ноября 1979 г. / Wikimedia Commons

6 ноября

Лидеры временного правительства Ирана уходят в отставку в знак протеста, уступая неоспоримую власть нового государства Хомейни и Революционному совету.

7 ноября

Президент США Джимми Картер отправляет эмиссаров с личной запиской в ​​Иран для переговоров об освобождении заложников, но им отказывают во въезде.

14 ноября

США замораживает всю собственность и интересы правительства Ирана и Центрального банка Ирана.

19-20 ноября

13 заложников женского пола и афроамериканцев освобождены односторонним иранским жестом.

2-3 декабря

Новая конституция Ирана была одобрена большинством голосов на всенародном референдуме, в котором приняли участие 75% электората.

4 декабря

Совет Безопасности ООН принимает резолюцию, призывающую Иран освободить заложников.

15 декабря

Шах уезжает из Соединенных Штатов в Панаму.

1980
25 января

Аболхассан Бани Садр избран первым президентом Исламской Республики; в течение 18 месяцев ему будет объявлен импичмент, и он покинет страну.

14 марта

иранцев голосуют на парламентских выборах, второй тур состоится в мае.

7 апреля

США официально разрывают дипломатические отношения с Ираном.

25 апреля

Операция «Орлиный коготь»: миссия по спасению заложников в посольстве проваливается после того, как песчаные бури привели к крушению одного из вертолетов и гибели восьми солдат США.

28 апреля

Государственный секретарь Сайрус Вэнс объявляет об отставке, поданной президенту Картеру за четыре дня до начала спасательной операции.

9 июля

Иранские власти раскрывают заговор государственного переворота и начинают новую чистку в армии.

27 июля

Шах Мохаммед Реза Пехлеви умирает в Каире, Египет.

12 сентября

В своей речи аятолла Хомейни обрисовывает предварительные условия для соглашения.

22 сентября

Ирак вторгается в Иран, положив начало восьмилетнему конфликту, в результате которого обе стороны потеряли сотни тысяч человек.

1981
20 января

Все оставшиеся заложники в США освобождены через 444 дня после заключения Тегераном и Вашингтоном Алжирских соглашений.Соглашение размораживает иранские активы, отменяет другие санкции США в отношении Ирана и учреждает трибунал для рассмотрения миллиардов долларов финансовых претензий между двумя странами.

Бывшие иранские заложники и их семьи выходят из самолета по прибытии на базу ВВС Эндрюс. / Национальный архив

Порядок из Хаоса

Практическое руководство по окончанию эпохи после холодной войны. Прочитать все материалы «Порядок из хаоса» »

Получайте ежедневные обновления от Brookings

Закрывать

Рисование пророка: скрытая история ислама с изображениями Мухаммеда | Нападение на Чарли Эбдо

Для многих мусульман любое изображение пророка Мухаммеда кощунственно, но запрет не всегда был абсолютным, и существует небольшая, но богатая традиция религиозного исламского искусства, уходящая корнями в более чем семь веков и изображающая посланника Бога.

По мнению ученых, он начался с изысканных миниатюр 13 века. По заказу мусульманских художников богатыми и влиятельными людьми своего времени они показывают почти все эпизоды жизни Мухаммеда, описанные в Коране и других текстах, от рождения до смерти и вознесения на небеса.

Эти подробные сцены, предназначенные как частные помощники в служении и молитве, были созданы как для суннитов, так и для шиитов, а сохранившиеся образцы можно найти в десятках крупных музейных и библиотечных коллекций.

Они также заложили основы популярной, пусть и меньшей, традиции религиозных и вдохновляющих образов, которая существует до сих пор, от икон, которые лелеют в домах, до пятиэтажных панно по заказу правительства в центре Тегерана и даже до революционного уличного искусства. в Каире — хотя на обоих публичных рисунках лицо пророка не видно.

После убийства художников-карикатуристов во французском журнале Charlie Hebdo многие мусульмане и немусульмане утверждали, что ислам всегда запрещал любое изображение пророка, отчасти из-за сильных предупреждений в Коране и других источниках. религиозные тексты против идолопоклонства или всего, что можно рассматривать как путь к идолопоклонству.

Эту позицию редко оспаривают, возможно, потому, что существование изображений Мухаммеда мало известно и почти никогда не обсуждается за пределами сообществ, которые создают, изучают или покупают их. Но их безвестность расстраивает экспертов, которые рассматривают их как богатую часть художественного наследия ислама и возмущаются неправильным представлением о том, что единственные изображения пророка — это насмешливые или расистские творения неверующих. «Для зрителей, которые никогда не видели пиетистских изображений Мухаммеда, действительно важно провести радикальное различие между мистическими и красивыми изображениями, которые создавались мусульманами и для мусульман за последние 1000 лет, и оскорбительными, а иногда и порнографическими изображениями [в настоящее время в новостях] », — сказал Омид Сафи, директор Центра исламских исследований Университета Дьюка в Северной Каролине.

Автор книги о жизни пророка « Воспоминания о Мухаммеде» , Сафи хранит в своем доме изображение Мухаммеда, которое он привез из Ирана, когда бежал в детстве.

«Я думаю, что люди знают, что для меня, как ученого и как соблюдающего мусульманина, это исходит из традиции, когда видение этой иконы напоминает мне о пророке, а размышления о пророке напоминают мне о Боге», — сказал он. «Чтобы прийти к Богу, нужно использовать чувства».

Сафи не говорит всем своим мусульманским посетителям, кого изображает картина: иногда он называет его только святым человеком, потому что многие исламские богословы отвергли бы это как кощунственное.

Шейх Ибрагим Могра, имам из Лестера и помощник генерального секретаря Совета мусульман Великобритании, сказал Би-би-си: «Ислам в целом специально запрещает использование изображений, и когда дело доходит до изображения посланника Мухаммеда, мир праху» его, этот запрет становится еще более актуальным: нам не разрешается изображать его в любой форме, в любом виде или форме «.

Арабские мусульманские страны избегали любых изображений человеческих форм с тех пор, как ислам распространился по региону, и первые лидеры стремились резко порвать с языческими верованиями и идолами, которые он вытеснил.Однако, по словам профессора Кристиан Грубер из Мичиганского университета, специалиста по изображениям пророка в исламском искусстве, этого не произошло в персидских и турецких регионах, где зародился ислам.

Первые сохранившиеся изображения из этих регионов относятся к середине 13 века и не были привязаны к какой-либо одной секте. «Некоторые из самых ранних изображений были созданы суннитским правителем, который хотел противостоять шиизму своего отца», — сказал Грубер.

Возможно, они были частью гораздо более давней традиции, но монгольские армии под командованием внука Чингисхана разграбили Багдад в 1258 году и разрушили императорскую библиотеку.«До этого мы мало что знали об исламском книжном искусстве», — сказал Грубер. «Возможно, что и раньше существовала традиция, но мы никогда ничего не узнаем о ней и не сможем восполнить этот пробел».

Мусульманские лидеры, заказавшие изображения, никогда не пытались размещать их в местах общественного поклонения, а украшения мечетей ограничивались каллиграфией или цветочными и геометрическими узорами.

Вместо этого изображения были предметами роскоши для использования в личных молитвах крошечной элитой, которая хотела изучать и размышлять о жизни и учениях Пророка дома.

«Об изображениях Мухаммеда не было много публичных дискуссий, — сказал Грубер. «Мы не можем обвинять мусульманские общины в том, что они не знают об их существовании, если мы не сделаем их общедоступными. Публикация этих изображений — это художественная реституция перед лицом бессмысленной непочтительности. Было бы замечательно, если бы мы заполнили глаза этими прекрасными изображениями. Мусульмане могут гордиться ими как частью богатого художественного наследия ».

Священные изображения Мухаммеда не выставлены на всеобщее обозрение в Великобритании.Музей Метрополитен в Нью-Йорке, напротив, поместил одно особенно красивое изображение вознесения Мухаммеда на небеса в сердце своих галерей исламского искусства. Второе изображение появляется на веб-сайте музея вместе с знакомством с художественной традицией, стоящей за ним.

«Эти изображения, хотя и довольно редкие, не являются чем-то неслыханным, поскольку в исламском мире было (и остается) множество различных подходов к изображению пророка и людей в целом», — говорится на веб-сайте.«Изображение пророка Мухаммеда в начале книги наделяет том наивысшей формой благословения и святости. Таким образом, его иллюстрации были обычной практикой, особенно в восточных регионах исламского мира ».

Недавняя демонстрация священного исламского искусства, включая изображения пророка, во французской Национальной библиотеке, вызвала поток посетителей и не вызывала споров.

Примерно с 1500 года нашей эры в османских областях изображения начали изображать Мухаммеда с лицом, покрытым вуалью, или, в некоторых случаях, замененным золотым пламенем.Однако его лицо не было затемнено на каждом изображении, и хотя традиция изображать его в человеческом обличье угасла, она так и не умерла.

Это наиболее распространено в шиитском Иране, где до недавнего времени в продаже можно было найти открытки, картины и даже ковры с изображением пророка, а в 2008 году правительство заказало красивую пятиэтажную фреску с изображением Мухаммеда, едущего в рай, вдохновленный одним из рукописные картины.

Он также снова появился в основном суннитском Египте, где настенная живопись на улице Мохаммеда Махмуда, созданная во время революционных потрясений 2012 года, изображает Мухаммеда на лошади, возможно, готовой к битве, отвернувшейся от зрителя, но идентифицированной каллиграфией. парящий в звездах над его головой.

Насима Бегум, пресс-секретарь Совета мусульман Великобритании, заявила, что взгляды на изображения Мухаммеда едины, и охарактеризовала сакральное искусство как историческую аномалию. «Общее представление об изображении пророка со временем не изменилось, — сказала она. «Считается, что его вообще нельзя изображать. В XII и XIII веках вполне могли существовать книги с изображениями пророка, однако сам факт того, что изображения его лица были скрыты в XVI веке или около того, показывает, что мусульмане не были довольны изображениями, и поэтому в вуали, которую используют для прикрытия лица.

Она отказалась комментировать, будет ли совет возражать против демонстрации изображений на выставках исламского искусства или их публикации. Для Грубера и других ученых публикация и признание этих картинок важны.

«Это не покровительство только наследию; На мой взгляд, это на самом деле принижение мусульман [не публиковать их] », — сказал Грубер. «Существует пагубное невысказанное сообщение о том, что мусульмане не смогут справиться, увидев эти материалы или поговорив о них.Она добавила, что за более чем десять лет исследований и преподавания ей ни разу не угрожали, и она не считает свою работу опасной.

«Если я уступлю страху, это будет означать, что я предполагаю, что мусульманские читатели по существу или изначально склонны к насилию, и я думаю, что это оскорбительно», — сказала она. «Каждый раз, когда я видел или проводил публичное обсуждение этих уважительных изображений, реакция была только положительной».

  • В эту статью 15 января 2015 года были внесены поправки, чтобы удалить неверное упоминание о божественности Мухаммеда.Основа исламской веры — монотеизм, то есть, что есть только один Бог. Мухаммеда уважают как пророка Бога; он не божественен.

ЖИЗНЬ ПРОРОКА

570 Мухаммед родился в Мекке, Саудовская Аравия. Его отец умирает примерно в это время.

575 Его мать умирает, оставив его сиротой на попечении могущественного деда, а затем и дяди.

595 В 25 лет он женится на Хадидже, богатой вдове. У них есть два сына, которые оба умирают в младенчестве, и четыре дочери.

610 Мухаммад получает свое первое откровение в пещере на окраине Мекки.

613 Он начинает публично проповедовать. Он, его семья и последователи подвергаются преследованиям.

622 Он и его последователи покидают Мекку и направляются в город-оазис Ясриб, позже переименованный в Медину, где похоронен его отец. Это знаменует нулевой год по исламскому календарю.

630 После долгих лет боев последователи Мухаммеда без кровопролития захватили Мекку.

632 Он возвращается в Мекку с паломничеством, произносит прощальную проповедь, а затем умирает в Медине после непродолжительной болезни.

Спустя два десятилетия после 11 сентября американские мусульмане все еще борются с предубеждениями

Проехала машина, окно водителя опустилось, и мужчина выплюнул эпитет двум девочкам в хиджабах: «Террорист!»

Это был 2001 год, всего через несколько недель после падения Всемирного торгового центра, и 10-летняя Шахана Ханиф и ее младшая сестра шли в местную мечеть из своего дома в Бруклине.

По мере того, как приближается 20-я годовщина террористических атак 11 сентября, Ханиф все еще вспоминает свое недоумение по поводу того, как кто-то мог посмотреть на нее, ребенка, и увидеть угрозу.

«Нехорошее, доброе слово. Это означает насилие, это означает опасность. Это предназначено для того, чтобы шокировать всех, кто… получает от этого », — говорит она.

Но этот инцидент также побудил к решимости высказаться за себя и других. Она стала общественным организатором, и на предстоящих выборах она получит место в городском совете Нью-Йорка.

Как и Ханиф, другие молодые американские мусульмане выросли в тени 11 сентября. Многие сталкивались с враждебностью, подозрением, вопросами о своей вере, сомнениями по поводу своего американского происхождения.

Они также нашли способы бороться с предвзятостью, организовывать, создавать тонкие личные рассказы о своей личности. В процессе они наводили мосты и бросали вызов стереотипам.

«Это чувство мусульманина является своего рода важным маркером идентичности, независимо от вашего отношения к исламу как к вере», — говорит Эман Абдельхади, социолог из Чикагского университета.

Недоверие к мусульманам началось не 11 сентября, но оно резко усилилось с нападениями.

Разнообразные мусульманские общины Америки оказались в центре внимания, говорит Юсеф Чухуд, политолог из Университета Кристофера Ньюпорта в Вирджинии.

«Ваше ощущение того, кем вы были, становилось все более сформированным, не только мусульманином, но и американским мусульманином», — говорит он. «Что отличало вас как американского мусульманина? Могли ли вы быть полностью обоими или вам приходилось выбирать? Было много споров о том, что это значило.

В случае с Ханифом чертежа не было.

«Я, пятиклассница, не была наивной или слишком молодой, чтобы знать, что мусульмане в опасности», — написала она в эссе о последствиях 11 сентября. «… Вспышка американского флага из окон первого этажа не сделала меня более американским».

Молодой Ханиф собрал друзей по соседству, чтобы написать письмо тогдашнему президенту Джорджу Бушу с просьбой о защите.

«Мы знали, — говорит она, — что станем как воины этого сообщества.

Но быть воином часто приходится расплачиваться.

Исхак Патан, 26 лет, вспоминает, как мальчик сказал ему, что выглядит рассерженным, и задумался, не собирается ли Патан взорвать их школу в Коннектикуте.

Он вспоминает, как чувствовал себя беспомощным, когда его отвезли в аэропорт для дополнительного допроса по возвращении в Соединенные Штаты после семестра в колледже в Марокко.

Агент просмотрел его вещи, в том числе ноутбук, на котором он вел личный журнал, и начал его читать.

«Я помню, как у меня на глазах стояли слезы. Я был совершенно бессилен », — говорит Патан.

«Вы ходите в школу с людьми разного происхождения, и вы понимаете … каковы перспективы Соединенных Штатов», — добавляет он. «И когда вы видите, что это не соответствует этому обещанию, тогда, я думаю, это вселяет в нас чувство желания помочь и исправить это».

Сейчас он работает директором по району залива Сан-Франциско в некоммерческой организации Islamic Networks Group, пытаясь помочь молодому поколению стать уверенным в своей мусульманской идентичности.

Шукри Олоу, родившаяся в Сомали, бежала от гражданской войны вместе со своей семьей и жила в кенийских лагерях беженцев, прежде чем в конце концов поселилась в государственном жилом комплексе в Кенте, к югу от Сиэтла.

После 11 сентября она вспоминает, как была сбита с толку, когда учитель в Америке спросил: «Чем занимаются ваши люди?»

Сегодня она ищет место в Совете графства Кинг.

«Многие молодые люди с разными идентичностями чувствуют, что им здесь не место, что им здесь не рады», — говорит она.«Я был одним из тех молодых людей. И поэтому я стараюсь делать все возможное, чтобы как можно больше из нас знали, что это наша нация ».

После 11 сентября некоторые американские мусульмане решили развеять неправильные представления о своей вере через личные связи.

Мансур Шамс путешествовал по США с табличкой: «Я мусульманин и морской пехотинец, спрашивайте о чем угодно». Это часть усилий 39-летнего ветерана по борьбе с ненавистью с помощью диалога.

В 2019 году он выступал перед студентами Университета Либерти в Вирджинии; некоторые до сих пор звонят ему с вопросами об исламе.

«Это взаимная любовь и уважение», — говорит он.

Шамс желает, чтобы его нынешняя работа не была нужна, но чувствует ответственность поделиться контрнарративом, о котором, по его словам, многие американцы не знают.

Ахмед Али Акбар, 33 года, пришел к другому выводу.

Вскоре после 11 сентября некоторые взрослые из его общины организовали собрание в его школе в Сагино, штат Мичиган, где он и другие ученики говорили об исламе и мусульманах. Но он вспоминает, как его смущали некоторые вопросы: где Усама бен Ладен? В чем причина атак?

В тот период у него возникло чувство, что попытки изменить мнение людей не всегда были эффективными.

Акбар в конце концов переключился на рассказывание историй об американцах-мусульманах в своем подкасте «See Something Say Something».

«В американском мусульманском опыте тоже много юмора, — говорит он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.