Гого скиапарелли: Сенсации Скиапарелли | Публикации | Вокруг Света

Содержание

Сенсации Скиапарелли | Публикации | Вокруг Света

Скиапарелли на празднике «Карнавал в Рио», устроенном в Шато-Кошвиль. Август 1956 года. Фото: EAST NEWS

Мода из-за ширм

И вот наконец-то энергия Эльзы нашла выход — есть заказы, есть желающие — есть идеи. Много идей. А поскольку она не умела шить и ничего не понимала в этом мастерстве, придуманные и нарисованные ее рукой вещи были лишены груза: «А как это сделать? Сложно или легко?» Как вспоминала она позднее, мастера так загорались ее идеями, что никто никогда не отказывался от их воплощения.

Эльза поняла, что наряды должны быть «архитектурными», что «никогда не следует забывать о теле и необходимо считать его как бы арматурой конструкции… Добавьте подплечики и банты, понизьте или повысьте линии, измените изгибы или округлости, подчеркните то или это, только не нарушайте гармонии».

Эльза переехала на улицу Мира, 4, в мансарду. Для примерок она купила ширмы, которые долгое время возила повсюду с собой. А мансарда постепенно стала превращаться в салон, где собирались самые красивые женщины со всего мира.

Окрыленная Скиапарелли стала готовить первую коллекцию, но весть из Лозанны остановила ее — Гого нужна была срочная операция: воспалился аппендикс, тогда как остальные проблемы с ее здоровьем стали постепенно сходить на нет. Девочка научилась кататься на лыжах, чем очень радовала и мать, и докторов. А сейчас она была между жизнью и смертью, и Эльза помчалась к ней. В поездках прошел целый месяц, за который и родилась в бессонных ночах и переживаниях ее первая коллекция — как апофеоз выносливости и веры в лучшее.

Ее энергия и хороший настрой привлекали к ней очень многих. Так, однажды она увидела в своем салоне уставшую, небрежно одетую молодую женщину и предложила ей выбрать туалеты. В конце их общения молодая особа превратилась в красавицу, которая через некоторое время поместила в одной из американских газет свое откровение о том, что преображение в салоне Скиапарелли стало для нее «исходной точкой в чудесной карьере». Это была американская актриса Кэтрин Хепберн.

Фейерверк идей

Скиапарелли становилась источником прекрасных идей. В 1930 году она показала модницам античные силуэты с красивыми драпировками и завышенными талиями… В 1935-м как почетная гостья присутствовала при открытии Дома моды в Москве на Сретенке и предложила советским женщинам аккуратное черное платье, в комплекте с ним широкое красное пальто на черной подкладке, застегивающееся на большие пуговицы, и небольшую шерстяную вязаную шапочку… Но главное — в 1935 году она открыла свой бутик в Париже на Вандомской площади, 21, в котором были представлены вечерняя одежда из твида, сари из вышитой ткани, пуговицы из луидоров… В 1936 году Скиап привила миру моды до сих пор актуальный цвет розовой фуксии — shocking pink. Она играла с ним во многих своих коллекциях. В этом цвете создавались и шляпки, и губная помада. Летом 1938 года Эльза показала удивительную коллекцию, объединенную темой цирка, где изделия были расшиты стеклярусом. Кстати, флакон для духов в виде торса тоже придумала Эльза, эту идею позже подхватил Жан-Поль Готье. И конечно, отдельной памятной для моды историей оказалась ее дружба с сюрреалистами, в том числе с Сальвадором Дали. Одно из их совместных творений — пальто со множеством карманов по «мотивам» известной картины художника. Другим плодом их творчества стала известная черная шляпа в форме башмака с фетровым каблуком.

«Портниха» в СССР

В СССР в 1935 году Скиапарелли приехала как представитель французской моды на Французскую торговую выставку, побывала она и в Ленинграде. Этой поездке в ее мемуарах посвящена целая глава, где живо и не без иронии Эльза делится своими впечатлениями о посещении музеев и Мавзолея. Больше всего ее поразила нескончаемая очередь к восковому, как она написала, Ленину. И совсем невозможно обойти стороной вот такую зарисовку: «…я придерживалась одного меню: сухой хлеб с черной икрой, иногда севрюга и всегда водка. Икру продавали в бакалейных отделах в бочках из красного дерева, оттуда доставали большим половником. Свидетельствую, что эта диета чудесно способствует потере веса, и в Париж я вернулась худой, как Ганди, и прекрасно себя чувствовала». От пребывания Скиапарелли в СССР в истории осталось весьма приметное событие: одно из французских изданий в 1936 году опубликовало карикатуру мексиканского художника Мигеля Коваррубиаса, где в воздухе, держась за стропы парашютов, Эльза разговаривает со Сталиным, у которого тоже за спиной парашют. А рядом с рисунком был помещен вот такой диалог:

«Сталин. Что вы здесь делаете, портниха?

Скиап. Совершаю обзор туалетов ваших женщин.

Сталин. Не можете оставить в покое наших женщин?

Скиап. А они не желают, чтобы их оставили в покое, хотят быть похожими на других женщин в мире.

Сталин. Как, на эти чучела без ляжек и грудей вашей агонизирующей цивилизации?!

Скиап. Знаете, они уже любуются нашими манекенами, нашими моделями. Рано или поздно они примут наши идеалы.

Сталин. Никогда, пока существует советская идеология!

Скиап. Посмотрите вниз, стальной человек: возникают институты красоты, парикмахерские салоны, вслед за ними придет мода. Через несколько лет вы не увидите больше платков на головах.

Сталин. Вы недооцениваете глубину души русских женщин.

Скиап. А вы — естественное женское кокетство.

Сталин. Может быть, перерезать стропы вашего парашюта…

Скиап. На мое место придут сто других.

Сталин. Тогда я перережу свои!»

Война

Когда началась Вторая мировая война и немцы оккупировали Париж, Скиапарелли эмигрировала в США, где, как и Гого, принимала участие в акциях Красного Креста. А после войны она вернулась во Францию, приступила к работе и в 1946 году запустила новые духи «Король-солнце», флакон для которых был сделан по эскизам Дали. Эльзе исполнилось 56 лет, и она была полна идей. Но в мире моды к этому времени произошли большие изменения. Синдикат высокой моды создал законы, в числе которых закупщики должны были платить за право присутствия на презентациях, бесплатные телесъемки и анонсы на радио оказались также запрещены, что способствовало откровенному воровству идей и замыслов. Именно к этой ситуации относится комментарий Скиапарелли: «Когда я вижу, что все мои новые идеи, все мои намерения подхвачены не только привычными копировщиками, но и теми, кто сам делает коллекции, известные и успешные, чувствую себя в прекрасной форме. Конечно, эти люди зарабатывают гораздо больше, чем я, но разве это важно!»

А в 1947 году с показом коллекции в стиле «нового взгляда» Кристиана Диора, конкурирующего и с Шанель, для Дома моды Скиапарелли на Вандомской площади пришли нелегкие времена. В 1954 году Эльза представила свою последнюю коллекцию и объявила о закрытии Дома моды. Она ушла с подиума очень элегантно и быстро. А потом без малого 20 лет занималась двумя внучками — дочерьми Гого — Марисой и Берри. Она купила дом в Тунисе, в Хаммамете, и «в тени мушарабии» предалась воспоминаниям, которые назвала «Моя шокирующая жизнь». Шокирующая не любовными подробностями, а фактами о том, как можно стать очень известной и что для этого нужно сделать. Африка позвала ее, проведшую всю жизнь в «цивилизованном мире», в понятное далеко не многим уединение. А может быть, здесь стоит вспомнить ее деда, который также искал себя на Африканском континенте? В новый дом Эльза захватила лишь некоторые предметы из прошлой жизни, в том числе серебряную сигаретницу, найденную в Ленинграде. Ей было здесь хорошо, и она часто вспоминала свое начало — огромный открытый сундук на чердаке дворца Корсини, в котором было множество маминых платьев, красивых женских аксессуаров и даже миниатюрных белых подушечек, которые женщины носили для подчеркивания округлостей фигуры. Да, «архитектура» тела — интересная тема…

Она умерла во сне на 83-м году жизни, пережив свою знаменитую соперницу Коко Шанель на два года. Роскошные коллекции своих платьев Скиапарелли перед смертью подарила Музею Филадельфии и Парижскому музею моды и текстиля на улице Риволи. Дочь Скиап выполнила все, что просила мама: похоронить ее в любимой пижаме цвета «шокинг» на кладбище деревушки Фрукур — амбиции Эльзы всегда были здоровыми и достойными.

Эльза Скиапарелли — Суть происходящего по сути не происходит — LiveJournal

Пожалуй, не было в мировой моде ХХ века фигуры более противоречивой и более яркой, чем Эльза Скиапарелли. Она не собиралась творить моду, но стала одним из заметнейших кутюрье прошлого века. Ее наряды поражали воображение экстравагантностью и необычностью, но вместе с тем не знали себе равных в логичности, удобстве и следованию традициям прошлого. Сейчас ее имя редко упоминают, разве что историки моды вспомнят ее как вечную соперницу гениальной Коко Шанель, – но влияние Скиапарелли на современную моду необозримо шире, чем творчества Великой Мадемуазель. Остроумный взгляд на вещи, сотрудничество с лучшими представителями художественной элиты своего времени, смелость экспериментатора и дар художника навсегда обеспечили Скиапарелли место в истории моды.

Эльза Скиапарелли происходила из старинного итальянского аристократического рода, прославившегося как эксцентричностью и интеллектуализмом некоторых своих отпрысков, так и консерватизмом и ханжеством других. Двоюродный дед Эльзы, знаменитый астроном Джованни Вирджинио Скиапарелли, живший во второй половине XIХ века, прославился изучением Марса – именно он открыл в 1877 году знаменитые марсианские каналы. Ее отец, видный востоковед и египтолог Эрнесто Скиапарелли, один из крупнейших археологов конца XIX – начала ХХ века, в свое время основал в Риме «Национальную ассоциацию поддержки итальянских миссий» для усиления влияния Италии и католической церкви в средиземноморском регионе, особенно в Северной Африке. Его увлечение Востоком и страстную религиозность полностью разделяла его жена, в жилах которой текла кровь выходцев из Египта. Их дочь Эльза родилась 10 сентября 1890 года в Риме, в родовом Палаццо Корсини. Родители прекрасно разбирались в искусстве и истории, были известны как знатоки прекрасного и весьма образованные люди, однако дочь свою они не любили – она была некрасива, к тому же слишком подвижна, своенравна и непослушна. Эльза всеми доступными ребенку способами пыталась добиться любви родителей, но они считали ее ласку глупостью, а попытки привлечь их внимание – дерзкими шалостями. Чтобы угодить им, Эльза с детства изучала языки, итальянскую историю, культуру, восточное искусство. Ее кумиром надолго стал Леонардо да Винчи – в первую очередь за его инженерные проекты, особенно за идеи самолета и парашюта. Эльза даже попыталась изобразить парашют из зонтика – и выскочила с ним в окно. К счастью, Эльза приземлилась посреди клумбы, и дело обошлось без травм.

Однако ее родители предпочли оградить дочь от дальнейших научных экспериментов и поместили ее в закрытый католический пансион в Швейцарии. Через несколько лет выяснилось, что Эльза не только превосходно осваивает учебную программу, но и пишет стихи. Правда, несколько смелые для католической школы – они были полны скрытой страсти, волнующего жизнелюбия и даже откровенного эротизма. Стихи были опубликованы – они вызвали одобрение у критики, ужас у родственников и неимоверный скандал в пансионе, закончившийся исключением новоявленной «страстной поклонницы Эрато», которой на момент выхода ее поэтического сборника из печати было всего четырнадцать лет.

Она продолжила свое образование в родном Риме – прилежно изучала историю искусств, философию, живопись и литературу, сама занималась скульптурой, и ей даже прочили неплохое будущее на этом поприще. Однако у юной Эльзы внезапно начался роман с неким молодым человеком благородного происхождения – правда, недостаточно благородного для того, чтобы устроить родителей Эльзы. Как только им стало известно об увлечении дочери, они немедленно положили ему конец, причем в самой грубой форме. Такого трагического завершения своей первой любви Эльза так никогда и не простила родителям; с этого момента их отношения окончательно испортились.

Эльза ненадолго съездила в Нью–Йорк – как тогда говорили, «развеяться», – а по возвращении начала новую – отдельную от родителей – жизнь. Она нашла себе место гувернантки в одной английской семье, а по дороге в Англию сделала небольшую остановку в Париже. Этот город покорил ее: музеи и театры, модные магазины и антикварные лавочки Эльза могла посещать бесконечно. Один из старых знакомых пригласил ее на бал – первый в ее жизни. У Эльзы не было ни подходящего платья, ни денег, чтобы его приобрести. Она купила несколько метров темно–синей ткани и просто обмотала вокруг себя – результат потряс гостей, поначалу принявших необычный наряд юной итальянки за произведение одного из парижских кутюрье, и долго донимавших Эльзу вопросами, какого именно. Однако этот своеобразный дебют Скиапарелли в «высокой моде» надолго остался без последствий.

В Лондоне Эльза много ходила по музеям, театрам, посещала лекции, которых в начале века там читалось множество на самые разнообразны темы. На одной из таких лекций ее внимание привлек лектор – граф Уильям де Вендт де Керлор, производивший впечатление невероятно импозантного, умного и тонко чувствующего человека. Он был известным в то время теософом, выступал по всей Европе с лекциями о мистике, теософии, странствиях души и оккультизме. Чуть ли не на следующий день Эльза написала семье, что собирается выйти за Керлора замуж. Граф не смог устоять перед напором и итальянской страстью Эльзы, к тому же ему пришлось весьма кстати и ее приданое, и связи ее семьи. Несмотря на все протесты и увещевания родных, в 1914 году Эльза сдержала свое обещание и стала графиней де Вендт де Керлор.

Первое время между молодоженами царил мир и согласие, несмотря на заметную разницу в возрасте, увлечениях и привычках – сэр Уильям оказался весьма охоч до любовных приключений и прочих легкомысленных развлечений, на что безрассудно тратил не только все свои гонорары, но и приданое жены. Он играл в карты и на бегах, проводил время в лучших ресторанах с куртизанками высшего класса и не стеснялся объяснять жене, что столь легкомысленный образ жизни требуется для успеха его научной карьеры. Эльза же всегда была хоть и легко увлекающейся натурой, но весьма серьезной и очень сдержанной во всем, что не касалось ее занятий. Тем не менее Эльза преданно следовала за мужем в его лекционном турне по Европе, вела его переписку и служила переводчиком, когда это было необходимо, – в отличие от супруга, она свободно владела почти всеми основными европейскими языками.

Во время Первой мировой войны теософические лекции стали пользоваться все меньшим и меньшим успехом, и сэр Уильям решил перебраться за океан, где, как ему казалось, он найдет множество новых сторонников. Так и оказалось – когда в 1919 году супруги сошли в нью–йоркском порту, их уже встречали десятки желающих приобщиться к оккультному знанию. Сэр Уильям пользовался здесь еще большим успехом, чем в Европе – поклонницы буквально осаждали его, и говорили, что он мало кому мог отказать. Среди его любовниц называют даже Айседору Дункан и некоторых представительниц высшей американской знати. Только Эльза оказалась забыта: когда в Нью–Йорке у нее родилась дочь, сэра Уильяма даже не было в городе.

Дочь назвали Мариса Ивонн; Эльза всю жизнь звала ее Гого. У малышки обнаружили детский церебральный паралич. Ей не исполнилось и года, когда сэр Уильям объявил Эльзе о том, что разводится с нею. Оставшись без средств к существованию, с тяжело больной дочкой на руках, Эльза была вынуждена искать работу. Она поселилась с Марисой в захудалой гостинице и хваталась за любой заработок – пыталась писать сценарии для Голливуда, работала переводчиком в торговой фирме, – но денег такие занятия приносили мало, а времени отнимали массу.

Как это часто бывает, Эльзе помог случай. Педиатр ее дочери, преисполненный сочувствия к молодой матери, представил ее Габриэль Пикабиа – бывшей жене известного парижского художника–абстракциониста Франсиса Пикабиа, одного из основателей движения дадаизма. После развода Габи решила переехать в Нью–Йорк и открыть там магазин парижской модной одежды. Ей были необходимы служащие, которые бы разбирались в моде и искусстве, знали бы языки и умели бы рисовать. Эльза подходила ей идеально. Так произошло вступление Эльзы Скиапарелли в мир моды.

Работая на Пикабиа, Эльза сблизилась с миром нью–йоркской артистической богемы: в знаменитой художественной галерее Альфреда Штиглица она познакомилась с лучшими художниками и фотографами моды того времени – Марселем Дюшаном, Ман Рейем и бароном Адольфом де Мейером, которые стали ее близкими друзьями и впоследствии оказали ей немалую помощь в становлении ее модного Дома и поддержании его славы.

В 1920 году Габи Пикабиа перебирается в Париж, и Скиапарелли остается руководить ее американским магазином. В июне 1922 года Эльза с дочкой тоже переезжает из опостылевшего Нью–Йорка в Париж, который так полюбился ей когда–то. Она по–прежнему сотрудничает с Пикабиа, но ради большего заработка принимает предложение работать в крупном антикварном магазине, владельцы которого высоко оценили глубокое знание ею европейского искусства, безошибочный вкус и умение общаться с людьми. В магазине продавали живопись романтизма и маньеризма, барочные блюда, ювелирные украшения в стиле ар–деко в виде зверей и насекомых и изысканную мебель времен Наполеоновской империи. Многие исследователи считают, что именно среди подобных предметов зародились многие идеи Скиапарелли, которые в будущем принесут славу ее модному Дому.

Однажды Габи Пикабиа попросила Эльзу придумать ей платье для бала–маскарада. Эльза, помнившая успех своего платья на первом в ее жизни балу, создала для подруги великолепный наряд. Платье было настолько удачным, что его заметил сам Поль Пуаре – в то время самый заслуженный парижский кутюрье. Он весьма лестно отозвался от мастерстве Эльзы и даже пригласил ее вместе с Габи посетить свой Дом Моды. Эльза пришла в восторг от ярких моделей Пуаре, с экзотическими мотивами и красочными деталями – Полю Пуаре, творчество которого в то время уже не пользовалось былой популярностью из–за влияния сдержанно–элегантного стиля работ Коко Шанель, это было очень приятно. Он даже подарил Эльзе вечернее пальто, которым та особенно восхищалась. Вдохновленная похвалами Пуаре, Эльза решила, что она вполне может работать в качестве модного портного, и пыталась устроиться на работу в его Дом. Однако на пороге ее весьма холодно встретила ассистентка кутюрье и заявила Эльзе, что той лучше разводить картофель, чем работать в области моды. Примерно такой же прием – разве что без оскорблений – ожидал Скиапарелли и в только что открывшемся Доме Мод «Maggy Rouff», принадлежавшем Магги Безансон де Вагнер. На время Эльзе пришлось оставить мечты о работе портнихи.

Через Габи и ее бывшего мужа Эльза довольно быстро познакомилась со всеми лучшими представителями тогдашней парижской богемы. Уже в первые месяцы во Франции она познакомилась с Тристаном Тцара, Франсисом Пикабиа и дадаистами, а затем жизнь свела ее с Жаном Кокто и Пабло Пикассо, Сальвадором Дали, Андре Бретоном и Кристианом Бераром. Искренний интерес Скиапарелли к их идеям и творчеству сделали ее верными друзьями сначала дадаистов, а затем и сюрреалистов, что сыграло огромную роль в ее будущей карьере.

В ее жизни много значил случай, который Эльза Скиапарелли умела вовремя заметить и использовать. В 1927 году к ней в гости зашла одна знакомая–американка, одетая в весьма оригинальный свитер: на черном фоне был вывязан большой белый бант. Такой рисунок, имитирующий объем и контрастную фактуру, поразил Скиапарелли своей необычностью, непохожестью на все, что делалось тогда в мировой моде. Она расспросила знакомую, откуда у нее такая интересная вещь – оказалось, что подобные свитера вяжет одна крестьянка из парижского пригорода, а затем продает на городском рынке. Денег, чтобы купить себе такой же свитер, у Эльзы не было. Она разыскала крестьянку, скопировала рисунок вязки и попыталась связать себе свитер сама – что удалось ей, не имеющей никакого опыта в вязании, лишь с третьей попытки. Законченный свитер Эльза гордо надела на званый завтрак – и произвела фурор. Присутствовавший на завтраке представитель крупной американской торговой фирмы Strauss тут же заказал Скиапарелли сорок таких же свитеров вместе с юбками – заказ должен был быть готов через две недели. Взяв денег в долг, Эльза наняла надомниц, и чудом заказ удалось выполнить в срок. На полученные за свитера деньги Скиапарелли наняла вязальщиц–армянок, сняла под мастерскую чердак дома на Рю–де–ла–Пэ. Черные свитера с белым бантом стали ее пропуском в мир высокой моды; в течение многих лет они были самой продаваемой и самой копируемой моделью Эльзы Скиапарелли.
На следующих сериях свитеров были вывязаны африканские рисунки, кубистические мотивы ее друзей–дадаистов, матросские татуировки, и все были необыкновенно популярны. В 1928 году Эльза Скиапарелли открыла свой первый магазин Sciaparelli – Pour le Sport (Все для спорта), где продавала удобную спортивную одежду – для гольфа, тенниса, пляжного отдыха и верховой езды. Впрочем, при желании все эти модели можно было носить и в обычной жизни. В то время, когда высокая мода была элитарной, мало пригодной для обычной жизни и недоступной для абсолютного большинства, идея Скиапарелли продавать модную, удобную и вместе с тем относительно доступную одежду была принята «на ура», и ее дело быстро пошло в гору. В 1929 году она создала купальный костюм из двух частей, к тому же телесного цвета, что невероятно шокировало буржуазную публику – и собрало очереди клиентов в магазине Скиапарелли. В том же году она предложила универсальный костюм из шести предметов – платье, юбка, жакет и так далее – которые, если их скомбинировать по–разному и дополнить новыми аксессуарами, могут составить гардероб на любой случай: идея поистине революционная. Состав костюма менялся в зависимости от требований моды, и это тоже было внове.

Гениальная простота, ее одежды, в сочетании с оригинальностью и изысканностью моделей, помогли Скиапарелли не только пережить Великую депрессию, но даже увеличить клиентуру: к ней переходили и бывшие клиенты разорившихся Домов, и разбогатевшие в смутные времена, оценившие качество, оригинальность и удобство моделей Эльзы, и те, кто увидел в моделях Скиапарелли наиболее точное соответствие своим вкусам и изменившимся временам, где больше не было места показной роскоши «века джаза». Девизом Скиапарелли было: «Универсальность, практичность, удобство», – вещи, невообразимо ценные в условиях неустойчивых капиталов и неясного будущего. Однако она прекрасно понимала, что просто удобные вещи никому неинтересны; чтобы привлечь и удержать клиентов, ее модели должны заметно отличаться от других – и Эльза стала смело внедрять в одежду новые идеи. Ее обвиняли в намеренной провокации, но для Скиапарелли это был прежде всего способ привлечь внимание к своим идеям. В 1931 году чопорная публика Уимблдонского турнира была шокирована нарядом известной теннисистки Лили де Альварез, появившейся на корте в «разделенной юбке» от Скиапарелли – прообразе современных шорт. Уже через год подобные юбки–шорты мог купить любой клиент магазина Эльзы.

В 1930 году Эльза Скиапарелли, которую Париж фамильярно–ласково звал просто Скьап, уже предлагала полный ассортимент одежды – от дневных костюмов до вечерних платьев, с подходящими аксессуарами и шляпками. В условиях, когда многие не имели денег на обновление гардероба каждый сезон, требования новой моды выполнялись с помощью лишь новых аксессуаров, и экстравагантные модели Скиапарелли пользовались все большей и большей популярностью, причем не только во Франции, но и за океаном. В США первой верной клиенткой Эльзы Скиапарелли стала знаменитая писательница Анита Люс – больше всего она известна сценарием на основе собственного романа «Джентльмены предпочитают блондинок», в котором сыграли Мэрилин Монро и Джейн Рассел. Анита не только сама с удовольствием носила вещи от Скиапарелли, но и усердно пропагандировала их в Голливуде. Уже скоро одежду от Скиапарелли стали заказывать Грета Гарбо, Марлен Дитрих и Джоан Кроуфорд, причем носили они ее не только в обычной жизни, но и на экране. Кэтрин Хепберн открыто признавалась, что настоящий успех пришел к ней после того, как она стала носить одежду от Скиапарелли. Руководство Голливуда даже заключило с Эльзой официальный контракт, согласно которому она создавала сценические костюмы и повседневные наряды для ярчайших звезд Голливуда, среди которых были Глория Свенсон, Клодетт Кольбер, Норма Ширер и Лорен Бэколл. Наибольшую славу принесло Эльзе многолетнее сотрудничество с кинозвездой Мей Уэст – ярчайшим секс–символом того времени. Роскошная блондинка с неординарным умом, прославившаяся своими выдающимися формами и потрясающими воображение сексуальными подвигами, сальными шутками и смелыми манерами на грани шока и пошлости, Мей для была Скиапарелли лучшей рекламой, которую только можно себе вообразить. Кстати, вечная соперница Эльзы Коко Шанель тоже в 1931 году подписала контракт на работу в Голливуде, но через год он был расторгнут – платья Шанель смотрелись на экране крайне невыразительно…

В 1934 году Эльза открыла бутик в Лондоне, а на следующий год купила закрывающийся Дом высокой моды мадам Шерюи на Пляс Вандом и дала ему свое имя. К этому времени Эльза Скиапарелли, называемая критикой за талант «Божественной», стала одной из самых заметных фигур в культурной жизни довоенной Европы, поражая воображение современников оригинальными идеями. Именно Эльза первой стала давать названия не только отдельным моделям, но целым коллекциям: первая ее коллекция «от кутюр» называлась «Стой, смотри и слушай», затем были «Музыка», где основным элементом были нотные знаки и музыкальные инструменты, «Цирк», навеянный гастролями знаменитого американского цирка Барнума и Бейли, «Бабочки», «Астрология»… Женщинам, уставшим от пропагандируемого Шанель мужеобразного прямого силуэта «гарсон», Скиапарелли предложила новый образ – с подчеркнуто женственными формами, расширенными плечами, для чего использовались подплечники, изобретение которых приписывается Скиапарелли. Достаточно консервативная во всем, что касается кроя (как объясняла сама Эльза, она никогда не училась шитью и ей трудно спорить с профессионалами), она активно экспериментировала с материалами, цветовыми сочетаниями и аксессуарами. Как писал о ней Кокто, «Эльза умеет заходить слишком далеко». Переняв от Пуаре любовь к ярким цветам и необычным сочетаниям, Эльза в эпоху засилья белого и серого предлагала модель, где сочетались пурпурный, алый и оливковый, отделывала бирюзовый жакет кантом цвета бургундского вина, чернее платье сочетала с ярко–красными чулками, а на розовом фоне рисовала узор в зеленых тонах. Она использовала для своих моделей джутовую мешковину и ткань с непропрядами, родофан (материал типа целлофана), мех обезьян и солому. Скаиапарелли была первой, кто шил вечерние платья из твида и использовал застежки–молнии в качестве декоративного элемента в модной одежде. Подчеркивая связь своих моделей с традициями европейского искусства, Скиапарелли первой из кутюрье стала организовывать рекламные фотосессии в музеях.

Но особую славу ей принесло сотрудничество с художниками–сюрреалистами. Их идеи о смыкании реальности и фантазии, придуманные ими предметы–обманки и предметы, исполнявшие не свои функции, Эльза охотно использовала в своем творчестве. Жан Гюго, правнук писателя, создавал для платьев Эльзы фантастические пуговицы в виде насекомых, акробатов и астрологических символов, пуль и кусочков сахара, пуговицы, которые светились в темноте или пищали, если на них случайно нажать. Скиапарелли предлагала своим клиенткам фантастические украшения, выполненные по эскизам художника–сюрреалиста Кристиана Берара: самое известное из них представляет собой натурально выполненных насекомых на прозрачном пластике – кажется, что они ползают прямо по шее. По рисунку Жана Кокто были выполнены жакет, на котором нарисованы обнимающие руки, и знаменитое платье–обманка с вышивкой: два профиля образуют вазу с цветами. Несомненно влияние сюрреалистов и в других знаменитых моделях Скиапарелли: костюм с жакетом, который выглядел надетым задом наперед; «Платье с иллюзией выдранных клочьев» – на шелковом платье весьма натуралистично нарисованы свисающие клоки материи; шарфы с воспроизведенными на них газетным статьями о Скиапарелли… Но, конечно, больше всего шума наделало долгая дружба–сотрудничество Эльзы с Сальвадором Дали. Именно по его эскизам были созданы знаменитое платье с омаром в окружении листиков петрушки, в котором блистала герцогиня Виндзорская, жакет с карманами в виде выдвижных ящиков, и конечно же, главное украшение бутика Скиапарелли – розовый диван в виде губ Мей Уэст. Впоследствии Дали, вдохновленной любимой музой Скиапарелли, создаст целый интерьер в виде лица Мей. Дали же вдохновил Эльзу на создание целой серии необыкновенных аксессуаров – сумочек в виде телефона, яблока или воздушного шара, перчатки с приклеенными когтями или с кармашками для спичек, шляпы в виде бараньей отбивной, чернильницы или поношенной туфли – по легенде, идею этой шляпы подсказала Гала Дали. Одну такую шляпку носила сама Эльза, в другой блистала знаменитая светская львица тех лет, наследница империи Зингера Дэйзи Феллоуз, писательница и известнейшая модница, бывшая одно время редактором Harpers Bazaar. Бывшая раньше верной клиенткой Шанель, миссис Феллоуз стала одной из ближайших подруг Эльзы и высоко ценила как ее саму, так и ее творчество, и очень много сделала для расширения ее клиентуры. У Скиапарелли одевались все известнейшие модницы того времени – Уоллис Симпсон, Миллисент Роджерс и леди Эшли Мендл, известная в прошлом красавица и певица Лина Кавальери, оставившая сцену ради брака с миллионером Робертом Чендлером, Елена Рубинштейн и французская кинозвезда Арлетт.

Между Коко Шанель и Эльзой Скиапарелли была настоящая «холодная война», особенно бурная во второй половине тридцатых годов. Шанель называла Эльзу не иначе как «та итальянская художница, которая делает платья». Они переманивали друг у друга клиентов и манекенщиц (кроме Дэйзи Феллоуз, к Эльзе от Шанель перешла, например, Гала Дали), развивали идеи друг друга (не без влияния Эльзы в коллекциях Шанель появились яркие цвета, прежде ею игнорировавшиеся), размещали заказы у одних и тех же поставщиков или мастеров. Говорили, что на одном из своих приемов Шанель подсунула сопернице свежевыкрашенный белой краской стул, а в рисунках на платьях Скиапарелли некоторые узнавали карикатурное изображение Коко. Дружившие зачастую с одними и теми же людьми, Эльза и Коко были во многом диаметрально противоположными натурами. Эльза принадлежала к аристократии и была вхожа в высшие круги французской знати, куда бывшей содержанке Коко вход был заказан на долгие годы. Шанель своей одеждой подчеркивала красоту тела, ставя во главу угла стиль, а Скиапарелли – богатство живущего в теле духа, провозглашая приоритет вкуса. Вокруг Коко всегда было много поклонников, она постоянно меняла любовников, – а Эльза жила только с дочерью и не тратила время на романы. «Мужчины восхищаются сильными женщинами, но они их не любят. Есть среди нас те, кому удалось сочетать в себе силу и нежность. Однако большинству всего пришлось достигать в одиночку, сознательно отказавшись от личного счастья», – с грустью говорила она. Исследователи ее творчества считают, что яркость и оригинальность моделей Скиапарелли – следствие скрытых комплексов некрасивой девочки: ведь яркая одежда отвлекает внимание от лица, а со вкусом и смелостью подобранный ансамбль придает шарм любой дурнушке. Говорили, что Эльза любит своих клиенток больше себя, даря им возможность любви, которой была лишена – и от возможности которой в будущем она отказалась добровольно. Андре Бретон писал о ней: «Она лучшая из женщин; она лучше женщин; она практически не женщина. Она Творец, чистый дух, лишенный цепей собственной плоти».

Единственным близким и любимым человеком для Эльзы была ее дочь Гого. Эльза делала все от нее зависящее, чтобы у ее дочери было все, чего была лишена она сама – счастливое детство, любовь и нежность матери. Из–за дочери Эльза старалась лишний раз не задерживаться в ателье, и нередко ей приходилось работать дома – по ночам, чтобы не мешать дочери. Скиап не жалела денег на лучших докторов для Гого, и они добились того, что последствия перенесенных в детстве болезней стали практически незаметны. Гого выросла очень милой и обаятельной девушкой, очень любившей мать. Для Эльзы это было самым большим счастьем.

В 1936 году Эльза Скиапарелли представила публике свой фирменный цвет – shoking pink, «шокирующий розовый» – необыкновенный оттенок розового цвета, который Эльза позаимствовала у того же Кристиана Берара. В этом цвете, ставшем фирменной маркой Скиапарелли, выпускались платья, шляпки, туфли, губная помада и даже духи. Знаменитый парфюм Shocking появился в 1937 году – его флакон был выполнен художницей Леонор Фини в виде стеклянного женского торса с крышкой в виде букета цветов. По легенде, образцом для него послужил манекен, сделанный по меркам все той же Мей Уэст – ей было недосуг каждый раз прилетать в Париж на примерки, и она прислала вместо себя манекен. В 1990 году Жан–Поль Готье использовал эту идею для своих духов – надо сказать, он далеко не единственный, кто использует сейчас идеи Эльзы Скиапарелли. В то время флакон вызвал настоящий скандал. А за флакон следующих духов Sleeping, выполненный в виде горящей свечи, Скиапарелли обвинили в эксплуатации фаллической символики…

Весьма скромная и сдержанная в обычной жизни, Скиапарелли появлялась на публике, казалось, только для того, чтобы вызвать скандал – и исчезнуть. Публика много говорила о ее вздорном характере, карикатуристы эксплуатировали ее некрасивость, критика обвиняла ее в намеренном нарушении приличий – но во второй половине тридцатых годов Эльза Скиапарелли была самой известной и самой влиятельной фигурой в мировой моде. Созданный ею образ – яркий жакет с широкой линией плеч и черный берет – был таким же знаковым, как прямой силуэт и «маленькое черное платье» Шанель в двадцатые.

Кода началась Вторая мировая война, Эльза Скиапарелли создавала одежду для новых условий – комплект для бомбоубежища, комбинезон для прогулок во время бомбежек, костюм для выходов на разбомбленные улицы. Назло немецким властям, введшим жесткие ограничения на представляемые французскими Домами модели, Эльза представила модели в красно–сине–белых тонах французского флага и экстравагантное пальто с пуговицами, украшенными буквой S: то ли логотип модельера, то ли знак доллара – символа воюющих с Германией США. В мае 1940 года она все–таки уехала в США – ей предложили совершить турне с лекциями. Свой модный Дом она, однако, не закрыла – он продолжал работать всю войну. Вместо нее ателье руководила знаменитая Беттина Бержери, которую Сальвадор Дали называл «самой фантастической женщиной в Париже». Похожая, по словам Дали, на богомола, Беттина обладала безошибочным вкусом, неординарным умом и весьма острым языком. Уроженка Нью–Йорка Элизабет Шоу–Джонс в начале двадцатых годов переехала в Париж, где быстро стала своей в кругу европейской интеллектуальной элиты. Работая на Скиапарелли, Беттина подружилась с самыми знаменитыми людьми того времени – от Сальвадора Дали и Натали Бейли до Папы Римского Иоанна XXIII и герцогов Виндзорских. В 1934 году она вышла замуж за политика Гастона Бержери – во время войны он был послом в Советском Союзе и в Турции. Беттина взяла на работу начинающего Юбера де Живанши, и он долгие годы считал ее своей главной музой. А в 1944 году на работу в ателье Скиапарелли был принят молодой Пьер Карден.

В США Гого Скиапарелли познакомилась с дипломатом литовско–еврейского происхождения Робертом Л. Беренсоном (настоящая фамилия Валвроженский), и вскоре вышла за него замуж. У них родились две дочери – Мариса и Беринзия, больше известная как Берри. После войны Эльза со спокойным сердцем могла вернуться в Париж – ее дочь была пристроена, вечная соперница Коко Шанель давно закрыла свой Дом, бывшие клиентки жаждали обновить свой гардероб и казалось, больше ничто не угрожает успеху Дома Скиапарелли. Слава Эльзы давно была повсеместной – журнал Neesweek даже поместил ее фото на обложке одного из своих номеров. Но знаменитый «New Look» Кристиана Диора вскоре затмил экстравагантные модели Скиапарелли. Она продолжала выпускать новые модели – особенно прославились ее солнечные очки с приклеенными огромными синими ресницами. В 1952 году она создает костюмы для прославленного фильма Moulin Rouge с За За Габор. Но у нее были финансовые трудности, и в 1953 году было объявлено о закрытии Дома Эльзы Скиапарелли в связи с банкротством. Эльза жила то с дочерью, то в Париже. Гого овдовела и второй раз вышла замуж за итальянского маркиза Качьяпуоти ди Джулиано. Эльза радовалась тому, что Гого вернулась к своим корням, но самой жить в Италии ей не хотелось. Уже немолодая женщина, она и так не отличалась сильным здоровьем, а оставшись без любимой работы, совсем сдала. Она умерла в Париже 13 ноября 1973 года. Ее похоронили в шелковом костюме ее любимого шокирующее–розового оттенка.

Внучки Эльзы Скиапарелли очень похожи на знаменитую бабушку и в полной мере унаследовали ее таланты. Старшая, Мариса Беренсон, актриса и модель, играла у Лучано Висконти в «Смерти в Венеции» и у Боба Фосса в знаменитом «Кабаре». Ее сестра Берри Беренсон тоже стала актрисой, а в качестве фотографа она сотрудничала с такими изданиями, как Life и Vogue. В 1972 году она вышла замуж за известного актера Энтони Перкинса, умершего в 1992 году. За день до девятой годовщины его смерти, 11 сентября 2001 года, его вдова Берри Беренсон погибла – она была в одном из самолетов, протаранивших Всемирный Торговый центр.

В следующих выпусках — Ида Рубинштейн, Валентина Санина и Натали Гончарова-Пушкина-Ланская

Сюрреализм, Fashion Show и «шокирующий розовый»: феномен успеха Эльзы Скиапарелли

История Эльзы Скиапарелли и ее модного дома

Благодаря своей яркой индивидуальности Эльза Скиапарелли устроила настоящую революцию в мире моды. «Художница, которая шьет одежду» – так ее называла вечная конкурентка Коко Шанель. Смелость, эксцентричность, нетривиальность мышления – именно эти качества помогли Скиапарелли оживить сдержанные образы, которые царствовали во время Второй мировой войны.

Эльза родилась в 1890 году в Риме и с детства отличалась изысканным вкусом, ведь она происходила из аристократической семьи. Высокий социальный статус ее родителей открывал перед ней все двери в высший свет и в мир искусства, тем самым развивая у девушки не только тягу к прекрасному, но и творческий склад ума.

Эльза СкиапареллиКогда Скиапарелли исполнилось 24 года, она вышла замуж за франко-швейцарского теософа – графа Вильгельма де Вендта де Керлора. Супруги переехали в Нью-Йорк, и вскоре Эльза родила избраннику наследницу. Но союз их просуществовал всего восемь лет, после чего Скиапарелли, прихватив с собой дочь Гого, уехала в город-мечту Париж. И, как оказалось впоследствии, именно решение о переезде определило всю ее судьбу, ведь именно в столице Франции девушка познакомилась с одним из отцов современной моды Полем Пуаре. Его вклад в карьеру Скиапарелли оказался очень существенным – при поддержке кутюрье Эльза начала разрабатывать собственную одежду и продавать свои модели небольшим домам моды, но уже в 1927 году она открыла собственное ателье.

Первая коллекция Скиапарелли представляла собой связанные вручную свитера с эффектом trompe-l’oeil («оптическая иллюзия»), которые мгновенно стали хитом 20-х. Вскоре ассортимент стал активно расширяться: появились пляжные пижамы, купальники, лыжные костюмы и вечерние платья. Но самую широкую известность ателье Эльзы принес крупный заказ от фирмы Strauss на спортивную одежду, благодаря которому на Рю-де-ля-Пе под вывеской «Для спорта» открылся Модный дом Schiaparelli.

Что дала Эльза Скиапарелли миру моды

Эльза прославилась множеством инноваций в мире моды. Она не боялась экспериментов: сочетала между собой необычные фактуры, придумывала новые формы, добавляла провокационные детали и использовала порой слишком смелые цвета. Так, фирменным цветом дома Schiaparelli стал цвет интенсивно-розовый, который впоследствии все, включая саму Эльзу, стали называть «шокирующим розовым». На многих вещах, которые мы можем наблюдать сегодня, остался след легендарной Скиапарелли. Именно Эльза была создательницей встроенных бюстгальтеров, застежек-молний и кюлотов.

Шляпка от Эльзы Скиапарелли Визитной карточкой Скиапарелли стал уникальный стиль, объединяющий моду и искусство. Она вращалась в художественных кругах и тесно взаимодействовала с известными художниками той эпохи, с такими как Мерет Оппенгейм, Альберто Джакометти, Жан Кокто и, конечно, несравненный Сальвадор Дали, ее союз с которым принес миру моду множество уникальных предметов гардероба. Одной из самых известных коллабораций живописца и дизайнера является платье из белой органзы с изображением лобстера. Эльза не боялась играть с классическими силуэтами, добавляя провокационные принты, вышивку, украшения или необычные материалы. Ей удавалось создать шедевр из лоскутков, которые, казалось бы, совершенно несочетаемы.

«Безумство» Эльзы также проявлялось в головных уборах, перчатках и бижутерии. Дамы из высшего общества выходили в свет шляпах-туфлях, шляпах-таблетках и шляпах-телефонах, облачив руки в замшевые перчатки черного и белого цвета с красными ногтями из змеиной кожи и перчатки с длинными когтями, создательницей которых выступала несравнимая Скиапарелли.Показ дома Schiaparelli, 2019 год

Белла Хадид в платье Schiaparelli в Каннах, 2021 годСкиапарелли была абсолютным новатором и в создании ювелирных украшений. Ее модный Дом стал выпускать их в 1930-х годах. В своих работах Эльза зачастую использовала разноцветные переливающиеся кристаллы – она стала одной из первых, кто заменил ими драгоценными камни. Многие из ее ювелирных изделий были созданы под влиянием сюрреалистов, отличаясь нетривиальностью и смелой причудливостью. Сегодня одной из самых узнаваемых серий Эльзы являются «арбузы» – изделия сразноцветными камнями, ограненными в виде восьмиконечной звезды.

Показ Эльзы Скиапарелли в 50-е годыТо, как Эльза презентовала свои новые модели, можно смело назвать отдельным видом искусства. Скиапарелли превратила обычные дефиле в Fashion Show – праздничные и яркие шоу, на которых выступали именитые артисты. Пресс-релизы она печатала прямо на тканях, а на подиум выпускала нетипичных для того времени худощавых манекенщиц. Кроме того, именно она стала первой, кто давал модным показам названия.

Чем является модный дом Эльзы Скиапарелли сейчас

Модный дом Schiaparelli не смог адаптироваться под начавшиеся после Второй Мировой войны изменения. Его последняя модная коллекция вышла в 1953, а спустя год дом окончательно закрылся. Эльзе так и не удалось вернуть былую популярность, и в 1973 она скоропостижно скончалась.

Schiaparelli showНоа Сайрус в платье Schiaparelli на премии «Грэмми», 2021 год

Но сегодня Дом моды Schiaparelli переживает торжественное возвращение. За кутюрными коллекциями бренда снова стали охотиться знаменитости, выбирая их в качестве выходных нарядов. Так, например, Ким Кардашьян предстала в платье Schiaparelli, верх которого сделан в виде корсета с кубиками пресса, на рождественской вечеринке. Американская певица Леди Гага блеснула в темно-синем приталенном пиджаке, красной шелковой юбке и броши в виде золотого голубя во время исполнения гимна на инаугурации президента США Джо Байдена. Звезда сериала «Эйфория» Хантер Шафер для съемок «Ночного шоу с Джимми Фэллоном» выбрала из коллекции Schiaparelli платье с золотыми брошами-сосками и накладные пальцы. А супермодель Белла Хадид на Каннском фестивале 2021 года прошлась по красной дорожке в черном облегающем платье длины макси с глубокой открытой зоной декольте, которую украшало массивное золотое украшение в виде легких – наряд из осенне-зимней коллекции Дэниела Розберри для Schiaparelli.

Леди Гага на инаугурации Джо Байдена в наряде Schiaparelli

Эльза Скиапарелли — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, работы, одежда

Биография

Эльза Скиапарелли — легенда мира высокой моды. Менее известна, чем Коко Шанель с ее маленьким черным платьем, но по количеству изобретений оставившая позади десятки фешен-мэтров с громкими именами. Плодами ее дружбы и сотрудничества с Пабло Пикассо и Сальвадором Дали стали вещи, которые впору оценивать как произведения искусства, а не предметы гардероба. Марлен Дитрих и Кэтрин Хепберн почитали за честь одеваться у Скиапарелли. Она первая, кому удалось гениально «скрестить» моду и сюрреализм.

Детство и юность

Дизайнер и модельер родилась в Риме осенью 1890 года. Родители назвали девочку Эльзой Луизой Марией. Ей несказанно повезло с родословной: Скиапарелли — известная в Италии аристократическая фамилия.

Отец Эльзы — именитый ученый, декан Римского университета, знаток исламской цивилизации и эпохи Средневековья. Дядя — знаменитый астроном, поведавший миру о существовании «марсианских каналов». Второй дядя — египтолог, обнаруживший гробницу первой жены Рамсеса II — царицы Нефертари.

У Эльзы Скиапарелли не было шансов вырасти заурядной девушкой. С детства ее окружали люди талантливые, с энциклопедическими знаниями. В ранней юности она восхищалась историей, культурой и религиозными обрядами древних народов. Под впечатлением от этих знаний написала сборник стихов «Аретуса».

Fashion designer, Elsa Schiaparelli

Опубликовано BoomUnderground.com Понедельник, 10 сентября 2018 г.

Эльза Скиапарелли в молодости

Содержание и смысл сочинений дочери встревожили родителей. Чтобы обуздать бурные фантазии Эльзы, девочку определили в швейцарскую школу-интернат при монастыре. В ответ на строгие правила юная Скиапарелли объявила голодовку. Пришлось забрать ее домой.

Окончив школу, аристократка отправилась в университет, возглавляемый отцом, где взялась за изучение философии. Покинуть Рим и переехать в Лондон Эльзу заставило желание родителей выдать ее замуж за нелюбимого человека.

В Англии Скиапарелли устроилась няней в загородный дом.

Личная жизнь

Неизвестно, как сложилась бы биография модельера, если бы в личной жизни Скиапарелли не пережила ряд драм. В молодости она увлеклась талантливым мошенником по имени Вильгельм де Керлор, который представлялся экстрасенсом и вел лекции по теософии. Они объявили о помолвке на второй день после знакомства.

Супруги жили на деньги семьи Скиапарелли. В 1915-м Керлора депортировали из Британии за гадание. Пара ездила по разным странам, пока в 1920-м Эльза не родила дочь Гого, которую растила в одиночестве: спустя 8 лет мужа убили в Мексике.

Еще одна любовь — оперный певец Марио Лауренти — закончилась трагедией: Марио неожиданно скончался.

О себе кутюрье написала в книге «Моя шокирующая жизнь», где поклонники ее творчества открыли о любимице многие интересные факты.

Карьера

Интерес к дизайну одежды у Эльзы проснулся неожиданно. Местом, где родилась любовь к моде, стал Париж. Работая экскурсоводом, возмущенная женщина отметила, что туристов интересуют не городские достопримечательности, а модные магазины. Вскоре она и сама задумалась о создании эксклюзивных вещей.

Азам моделирования итальянка научилась у Поля Пуаре. Революционер модного «фронта» выбросил на свалку истории неудобные корсеты и слишком длинные платья, стеснявшие хозяек. Позже Эльза назвала Пуаре щедрым наставником, дорогим другом.

Первым партнером начинающей кутюрье стала армянка-портниха. Свитер ее авторства Эльза приметила на друге. Познакомившись с мастерицей, вместе с ней разработала первые модели свитеров и трикотажных платьев с принтом.

Elsa Schiaparelli with her granddaughters Berry and Marisa Berenson

Опубликовано Fashion, vintage, style around the world Среда, 2 августа 2017 г.

Эльза Скиапарелли и ее внучки

Изделия мгновенно стали хитами французских модниц. Узоры в виде омаров, пронзенных сердец, матросских татуировок и даже скелетов шокировали и притягивали одновременно. Позже Скиапарелли назвали королевой принта. Ее фантазия родила рисунки с изображением газетных вырезок, лобстеров, кочанов капусты и африканских мотивов.

Выпустив коллекцию трикотажа, дизайнер взялась за купальники, спортивные костюмы и пижамы. Снискав популярность, получила заказ от фирмы «Страус» на спортивные костюмы. Над ними она трудилась вместе с армянской общиной Парижа. В результате армяне открыли трикотажную фабрику, а итальянка — Дом моды на Рю-де-ля-Пе, который вскоре назвала «Скиап» (прозвище Эльзы среди друзей).

В 1928-м модельер выпустила первые духи, назвав их S. Для изготовления использовала ингредиенты (отдушки) с названиями на букву «с». Затем вышли ароматы Soucis, Salut и Schiap. Парфюм Shocking! Эльза поместила в бутылочку в форме женской фигурки. Позже идею позаимствовал Жан-Поль Готье.

Elsa Schiaparelli and Dali

Опубликовано Интересно о гениях и известных личностях Суббота, 5 января 2013 г.

Эльза Скиапарелли и Сальвадор Дали

В 1930-х салон «Скиап» стал центром парижской моды, где одевались знаменитости. Знакомство с художниками Сальвадором Дали и Жаном Кокто, переросшее в дружбу и сотрудничество, подняло бренд Скиапарелли на новый уровень. Платья и манто теперь украшали рисунки мэтров живописи.

Совместное творчество с Дали подарило модницам платья «Лобстер» и «Скелетон», шляпки-туфли и шляпы с «котлетой из баранины», костюмы с «карманами-комодами» и пудреницы в виде телефонного диска.

Украшениям и аксессуарам кутюрье уделяла огромное внимание. Браслеты из металла и меха, пуговицы в форме подсвечников, сверчков и бубнов, прозрачные ожерелья с изображениями тараканов и клопов поражали и шокировали.

Para hoy, sofisticación..
Capa: Elsa Schiaparelli spring 1937
Hat: Elsa Schiaparelli 1930’s
Bag: Art Deco 1915,…

Опубликовано Mi pequeño mundo Vintage Вторник, 23 февраля 2016 г.

Сумка Эльзы Скиапарелли

Работы Скиап мгновенно превращались в хиты, но не все модницы имели смелость надеть их. Например, платье «Слезы» с принтом авторства Дали имитировало шкуры животных, вывернутые наизнанку.

Эльза Скиапарелли первой из коллег использовала молнии на одежде как декоративный элемент. Одна из творцов прет-а-порте создавала вещи не только для богатых модниц, но и для менее обеспеченных клиенток, заменив дорогие шелк и меха синтетическими тканями. Первой начала давать названия коллекциям, превратив презентации в шоу, напоминавшие нынешние показы мод.

Made from a combination of soft black Italian leather and Schiaparelli butterfly silk, from her 1937 collection, which…

Опубликовано Karina Hesketh Вторник, 16 июня 2015 г.

Сумка Эльзы Скиапарелли

Скиап — пионер индустрии, обративший внимание не только на силуэты, но и на качество ткани. Кора дерева, крепированная бумага, морщинистая вискоза и плюш с принтом горностая — так выглядели ее ноу-хау. Кутюрье придумала «шокирующий розовый» — цвет, на который вдохновил розовый бриллиант Daisy Fellowes.

Упадок дома Скиапарелли выпал на послевоенные 1950-е. Последняя коллекция вышла в 1953-м. Дом закрылся в 1954 году, когда вернулась в бизнес соперница великой итальянки Коко Шанель.

В 2007-м бренд приобрел соотечественник Скиап Диего Делла Валле. В 2014-м Кристиан Лакруа в память о великом дизайнере представил собственную коллекцию.

Смерть

Эльза Скиапарелли умерла через два десятилетия после выпуска последней коллекции в возрасте 83 лет. Что стало причиной смерти, неизвестно.

Королеву принта и «шокирующего розового» дочь и две внучки похоронили в шелковом костюме такого же цвета. Так завещала кутюрье.

В 2014-м Живанши с помощью внучки Скиап Марисы издал книгу «Личный альбом Эльзы Скиапарелли», где появились редкие фото из семейного архива знаменитой бабушки.

Эльза Скиапарелли. Иррациональный кутюр — UAM

Топографический предел славы Коко Шанель в Париже 30-х годов обозначался адресом Вандомская площадь, 21. Здесь, справа от отеля «Ритц», который долгое время был домом для создательницы маленького черного платья, открыла бутик Эльза Скиапарелли, муза сюрреалистов, предлагающая дамам носить платья с огромным красным омаром, шляпки в виде черной туфельки каблуком кверху и сумочки телефонна.

Ежедневно по нескольку раз выходя на балкон своего номера люкс в отеле «Ритц» с изящной трубкой в руке, испускающей призрачные струйки седого дыма, Шанель тревожно наблюдала за все возрастающим потоком богатых клиентов и роскошных автомобилей у дверей Скиапарелли. Капризные принцессы и графини устали от сдержанных твидовых костюмов и аскетичных вечерних туалетов Шанель, им пришелся по вкусу стиль Скиапарелли — артистичный, иррациональный, чувственный и даже шокирующий.

Непростительный успех Эльзы нервировал Шанель, не менее чем аристократическое происхождение конкурентки, которая к тому же была моложе на семь лет. Эльза родилась в Риме в 1890 году, выросла в семье интеллектуалов, получила блестящее образование, увлекалась театром и прекрасно рисовала. Мир моды интересовал ее меньше всего на свете, но судьба неожиданно преподнесла ей личную драму, которая спровоцировала отказ от семейных ценностей в пользу профессиональной самореализации. В двадцать четыре года Эльза неудачно вышла замуж — ее супруг, граф Уильям де Вендт де Керлора, теософ и оккультист, компрометировал себя постоянными адюльтерами. Когда чета переехала жить в Нью-Йорк, Уильям завел роман с Айседорой Дункан и бросил жену, оставив ее с ребенком, страдающим церебральным параличом, без средств к существованию. С того момента Эльза рассталась с иллюзией благополучной семейной жизни и посвятила всю себя заботе о Гого — ее обожаемой дочери.

Красный омар герцогини Виндзорской

Однажды педиатр, лечивший девочку, познакомил Эльзу с Габриэль Пикабиа, бывшей женой французского абстракциониста Франсиса Пикабиа. Габриэль предложила Эльзе работу сначала в нью-йоркском, а затем в парижском магазине одежды и вовлекла ее в бурную авангардистскую жизнь французской столицы. Эльза оказалась в самой гуще интересов, вращающихся вокруг гипнотизма, сновидений, телепатии, безумных оптических иллюзий и откровенных провокаций. Подружившись с сюрреалистами Сальвадором Дали и Жаном Кокто, она выпустила коллекцию бижутерии, состоящую из леденцов, снотворных таблеток и перьев. Казалось, это трио ненормальных просто забавлялось, пытаясь определить потенциал человеческого воображения. Созданные в единственном экземпляре предметы гардероба являли собой маленькие шедевры, часто это были странные и непрактичные вещи. По сути, Эльза Скиапарелли стала основателем кутюра — искусства ради искусства в моде.

Естественно, первыми клиентами в ее бутике, открывшемся в 1935 году, были представители богемы — супруга великого сюрреалиста Гала Дали, актрисы Кэтрин Хепберн и Мэй Уэст, редактор франко-американского журнала Harper’s Bazaar Дэйзи Феллоуз. Однако такие вещи Скиапарелли, как плотно облегающее тело жутковатое платье-скелет с нарисованными на трикотаже ребрами, позвоночником и тазовыми костями или платье-слеза с принтом исчезающих капель, которые можно было рассмотреть только под определенным углом и с определенного расстояния, импонировали не только эксцентричным дивам. Скиапарелли была искренне удивлена, когда герцогиня Виндзорская просила ее продать вечернее платье из белого шелка с темно-красным поясом и огромным омаром на юбке, который нарисовал Сальвадор Дали. Модельер представить себе не могла, что кто-то из членов британской королевской семьи может пожелать такой смелый наряд. Два десятилетия, с 1930-х по 1950-е годы, вся Европа была безумно влюблена в Скиапарелли, оставив в прошлом бурные романы с Коко Шанель.

Глубокий и сладкий восточный аромат «Shocking» был облачен в стеклянную форму обнаженной женской фигуры. Это была миниатюра с фигуры голливудской актрисы Мэй Уэст, секс-символа 30-х годов и клиентки Эльзы Скиапарелли.

Полный шокинг

Эльза была первым кутюрье, оправдавшим равноправное существование бижутерии и вечерних платьев в единой композиции, первой, кто применил в качестве застежки для платья молнию, которая ранее использовалась лишь для багажных сумок. Она первая представила коллекцию вязаных свитеров для женщин, первая стала давать названия своим коллекциям, самая знаменитая из которых — «Цирк». Изображенные на одежде клоуны, слоны, гимнасты на трапециях как бы случайно складывались в слова: «Осторожно, окрашено». Впоследствии подобные шутки с модой позволит себе еще один итальянец — ироничный Франко Москино. В 1936 году Эльза ввела в моду цвет розовой фуксии — shocking pink. Шляпки, помады цвета shocking pink были предметом вожделения для самых смелых модниц того времени, а флакон духов «Shocking» того же розового цвета обладал магической силой фетиша. Дело в том, что глубокий и сладкий восточный аромат «Shocking» был облачен в стеклянную форму обнаженной женской фигуры. Это была миниатюра с фигуры голливудской актрисы Мэй Уэст, секс-символа 30-х годов и клиентки Эльзы Скиапарелли. В 1993 году эту идею флакона у Скиапарелли позаимствовал Жан Поль Готье для своего аромата «Classique».

В 2006 году владелец Tod’s Group Диего Делла Валле купил марку Schiaparelli. Сегодня коллекции модного дома создаются под руководством дизайнера Даниэла Розберри.

После Второй мировой войны сюрреализм, казалось, забылся сладким сном, а мода получила новое воплощение в стиле Кристиана Диора, с которым конкурировала Коко Шанель, вернувшая свое могущество. В 1954 году Эльза представила свою прощальную коллекцию и, без унизительных попыток воскресить былую популярность, удалилась из мира моды. Вместо Эльзы туда вернутся ее внучки, дочери Гого. Старшая, Мариса Беренсон, — в качестве фотомодели, а младшая, Берри Беренсон, — в роли глянцевого фотографа.

 

Автор:
Кристина Фадина

Эльза Скиапарелли. Сюрреализм в моде 30-х годов — Look At Me

К началу 1920-х годов во Франции сформировалось новое эстетическое течение, получившее название сюрреализм. Это направление должно было привести к духовному возвышению, стереть грани между мечтой и реальностью. Идеи сюрреализма были подхвачены многими неординарными личностями, среди которых были Андре Бретон, Сальвадор Дали, Эрнст Фукс, Жан Кокто и др. И нашли отражение в живописи, в кинематографе, в литературе А основателем сюрреалистического направления в мире моды стала итальянская аристократка Эльза Скиапарелли. 

К сожалению, в наше время ее имя упоминается, в основном, когда пишут и рассказывают о другой легендарной личности – Коко Шанель. Её называют неудачной соперницей Коко. Но между тем, именно Эльза в 30-е годы была самым заметным и необычным мастером в мире моды.

Она открыла один из первых в мире бутиков, заложила основы и принципы того, что в будущем станет именоваться prêt-a-porte и превратила обычное дефиле в яркое, праздничное шоу. Эльза впервые предложила носить вечерние платья с бижутерией, и впервые же эти платься начала делать с застежкой-молнией. Она первая представила коллекцию вязаных свитеров для женщин, первая стала давать названия своим коллекциям…  Застежка-молния, накладные плечи, объемный крой, жесткие ткани — все это появилось в моде благодаря Эльзе Скиапарелли. И именно она подарила женщинам раздельный купальник (да еще телесного цвета!) и первую юбку-шорты. Скиап (как все её называли) стала первым французским кутюрье, чьи работы появились в постреволюционной России. Недаром её друг Жан Кокто уверял, что «Эльза умеет заходить слишком далеко».

Скиапарелли была дочерью итальянских аристократов, обедневших после Первой Мировой войны. С детства она училась живописи, истории искусств, увлекалась театром и театральными костюмами, что не могло не отразиться на ее будущем – будущем первого в мире «enfant terrible haute couture». Эльза в самом юном возрасте была отправлена родителями в закрытый католический пансион в Швейцарии. А когда вернулась в Рим, скоропалительно вышла замуж, может быть назло родне, с которой у неё были весьма холодные отношения. Случайно познакомившись на одной из лекций с известным теософом и оккультистом графом Уильямом де Вендт де Керлор, Эльза уже на следующий день сообщила родным, что выходит за него замуж. Граф имел хорошую родословную, но совершенно не имел ни денег, ни моральных принципов. Он взвалил на молодую супругу все заботы по организации своих лекционных турне, проматывал ее деньги и волочился за каждой юбкой. Родившаяся у них дочь оказалась больна детским церебральным параличом. Что происходило у них в семье дальше, доподлинно, никому неизвестно, но весной 1919 года граф и графиня переехали в Америку, в Нью-Йорк. Здесь Уильям завел роман с Айседорой Дункан и бросил жену с больным ребёнком

В Америке она подружилась ь с Габриель Пикабиа, которая открыла в Нью-Йорке чуть ли не первый магазин парижской моды. Так Эльза Скиапарелли вошла в мир модного бизнеса. Вернувшись вместе с подругой Габриель в 1922 в Париж, Эльза стала работать не только в магазинах Пикабиа, но и в известном антикварном салоне. Вокруг нее был мир, наполненный изысканными роскошными вещами и представителями парижской богемы. Может быть тогда ей и пришла в голову идея: создать то, что никто не захочет купить ради укрепления своего статуса, но все захотят на это посмотреть и сказать: «Какой кошмар!». Ее творчество – это, прежде всего, попытка перенести установки сюрреализма в область конструирования костюма. Поначалу все предметы гардероба, созданные Скиапарелли, существовали в единственном экземпляре и не продавались за деньги, они или создавались специально для конкретного человека, или отдавались в дар. Но к большому удивлению Эльзы, этот «вызов» буржуазном обществу не был понят, а все наоборот отнеслись с восхищением и появилась масса желающих купить «эту безумную одежду». Скиапарелли была чрезвычайно удивлена, когда герцогиня Виндзорская умоляла ее продать вечернее платье, – новоявленный модельер представить себе не могла, что кто-то из членов британской королевской семьи может пожелать надеть платье с изображением гигантского омара, приправленного петрушкой.

Тогда же она познакомилась с самым знаменитым парижским кутюрье Полем Пуаре, который высоко оценил ее вкус. Но все попытки Эльзы попасть на работу в Дом моды Пуаре или менее именитых кутюрье потерпели фиаско. Но она была молодой, решительной и уверенной, что найдёт собственное место в жизни. А от мастера Пуаре Скиапарелли позаимствовала любовь к ярким цветам и необыкновенным сочетаниям красок. Эльза предлагала модели, в которых комбинировались оливковый, пурпурный, алый цвет, предлагала черное платье в сочетании с красными чулками, украшала бирюзовый жакет окантовкой бардового цвета, а на розовом фоне рисовала узор в зеленых тонах.

Однажды у неё гостил друг из Америки, и Эльза обратила внимание на его свитер, простой и вместе с тем элегантный. Как выяснилось, такие свитеры вяжет живущая буквально в двух шагах армянская эмигрантка. Сегодня шерстяной свитер чёрного цвета, украшенный белым бантом наподобие бабочки, кажется достаточно заурядным, но в 1927 г. такой наряд был настоящим откровением. Но именно эти черные свитера с белыми бантами стали одной из самых копируемых модных моделей того времени

Ещё большего успеха Эльза добилась, работая со спортивной одеждой. Ей удалось получить большой заказ от магазина «Strauss». Над его исполнением трудилась чуть ли не вся армянская община Парижа (точнее, её женская часть). Заказ принёс Скиапарелли известность. Модный Дом Скиапарелли начал свою жизнь в трёх комнатках на Рю-де-ля-Пэ. Над входом была вывеска: «Для спорта», через несколько лет её знал уже весь мир.

В первой коллекции свитеров Эльза использовала мотивы африканского искусства и работы художников-кубистов.

Эльза с бедуином

Следующая коллекция вызвала шок — её Скиапарелли выполнила по рисункам матросских татуировок. Там были змеи, якоря, сердца, пронзённые стрелами, и т.п. Она же первая ввела рисунок, получивший название «рыбий хребет», и изображения омаров, которые с трикотажных изделий впоследствии перешли на шёлк и купальные костюмы. После перелёта Чарлза Линдберга через Атлантику (1927 г.) она показала серию моделей, которые легли в основу стиля пилот, дожившего до нашего времени.

Проработав несколько лет со спортивной одеждой, Скиапарелли пробует силы в создании вечерних туалетов. И здесь достигает успеха. Её простое длинное платье-футляр из чёрного крепа в сочетании с белым жакетом и шарфом, перекинутым через спину, стало эталоном элегантности. Все кутюрье так или иначе повторяли эту идею. Она первая стала шить вечерние платья из твида.

В 1934 г. Скиапарелли переезжает на Вандомскую площадь — центр времяпрепровождения богатой публики. Там она открывает бутик (один из первых в мире) — магазин, торгующий небольшими сериями авторской одежды. Бутик предлагал вечерние нарядные свитеры, которые носили с длинными юбками, блузами и бижутерией. Использование бижутерии вместо настоящих драгоценностей вызвала немало насмешек у коллег-модельеров, но покупательницы были в восторге.

К середине 30-х гг. талант Эльзы Скиапарелли достиг расцвета. Каждая ее коллекция производила сенсацию. Коллекция под названием «Остановись, смотри и слушай» продемонстрировала дождевики, трактованные как вечерняя одежда, вышитые сари и множество других находок. В этой и последующих коллекциях даже в вечерних туалетах Эльза начала использовать застёжки-молнии. Выглядели они в те времена несколько грубо, и потому эффект от такого сочетания был для публики неожиданным и новым.

В 1935 году Скиап заинтересовалась выражением темы оптических иллюзий и галлюцинаций в форме, крое и рисунке одежды. Одаренная куюрье создает пиджак с широкими квадратными плечами, вошедший в моду благодаря Марлен Дитрих, и платье с изображением слезы, рисунок которого можно было разглядеть только с определенного расстояния или под определенным углом зрения. Когда Скиапарелли надевала это платье-мираж, то публика находилась в каком-то недоумении, поскольку, увидев и заинтересовавшись необычным рисунком издалека, люди не могли обнаружить его вблизи

В 1936 году одним из событий мира моды стало представление нового, ставшего впоследствии фирменной маркой Скиапарелли, цвета “Shocking pink” (“шокирующий розовый” или фуксия). Возможно, это может показаться странным в наши дни, но для 30-х годов этот цвет был больше чем просто необычным. Он действительно шокировал. В ультрамодном цвете выпускали все: от туфлей и шляпок до губной помады и духов.

Но, пожалуй, самая знаменитая — «Цирк» (источником вдохновения послужил знаменитый американский цирк «Barnum»), Салон для её показа был декорирован известным дизайнером Жаном Мишелем Франком. Изображенные на одежде клоуны, слоны, гимнасты на трапециях (пуговицы повторяли их формы) как бы случайно складывались в слова: «Осторожно, окрашено». Сумки имели вид воздушных шаров, перчатки выглядели как белые гетры, конусообразные головные уборы напоминали рожок мороженого.

Эльза эффектно применяла сюрреалистические мотивы в дизайне одежды. Она не уставала фантазировать, а ее фантазии были безграничны. При создании своих коллекций Эльза сотрудничала с гениальными писателями, художниками, фотографами. Так, по рисунку Жана Кокто были созданы жакет с “обнимающими руками” и знаменитое платье–обманка с вышивкой, в которой два женских профиля образуют вазу с цветами . Также он формировал для неё новые вышивки. а Жан Хуго изобрёл пуговицы, представлявшие собой маленькие скульптуры.

Но наибольший резонанс в мире моды имела долгая дружба и сотрудничество Эльзы Скиапарелли с Сальвадором Дали. Великий художник придумал для итальянки сумку в виде телефона, по его наброскам были созданы знаменитое платье с омаром в окружении листиков петрушки, жакет с карманами в виде выдвижных ящиков, и главное украшение бутика Скиапарелли – розовый диван в виде губ актрисы Мэй Уэст. Дали вдохновил Эльзу на создание ряда необыкновенных аксессуаров – сумочек в виде яблока или воздушного шара, перчатки с кармашками для спичек или с приклеенными ногтями.

Головные уборы, созданные этим тандемом (а зачастую и трио Скьяпарелли-Дали-Кокто, ценность сотрудничества всех троих невозможно переоценить) тоже поражали воображение! Бурю всеобщего одобрения и негодования вызвала коллекция остроумных, экстравагантных, скандальных и крайне странных шляп. В первой четверти ХХ века открыть лоб полностью все еще означало то же, что крикнуть: «Я проститутка!» (это правило не распространялось только на театральные костюмы). Причудливые шляпы Скиапарелли отменили этот неписаный закон. Что уж говорить о шляпе–ботинке, шляпе–телефоне, шляпе-отбивной. В этой коллекции присутствовал фасон, который впоследствии будет известен как «таблетка» и войдет в моду благодаря Жаклин Кеннеди. Тогда, правда, это действительно была имитация огромной таблетки американского аспирина, очень популярного в то время.

Скиапарелли много работала для звёзд кино и театра. Кэтрин Хепберн, например, заявляла, что её карьера по-настоящему взлетела вверх только тогда, когда она начала одеваться у этого модельера, Эльза создала имидж блистательному Гари Куперу, а также Марлей Дитрих, Мишель Морган и другим актёрам. тоит заметить, что звезды заказывали у талантливого модельера не только сценические костюмы, но и наряды для повседневной жизни. Руководство Голливуда даже заключило с Эльзой многолетний контракт, в то время как контракт с Коко Шанель на Фабрике Грез продлился всего один год. Но наибольшую славу Скиапарелли принесла совместная работа с киноактрисой Мэй Уэст, секс-идолом 30-х годов. Для Эльзы трудно было представить более подходящую рекламу для своего таланта, чем экстравагантная актриса. Мэй Уэст так часто заказывала наряды у своего модельера, что для того чтобы постоянно не присутствовать на примерке послала итальянке гипсовый слепок своей знаменитой фигуры в позе Венеры Милосской. И это вдохновило художницу Леонор Фини на создание флакона для первых духов Скиапарелли — легендарных «Shoking».

Впоследствии всем духам Дома Скиапарелли были даны названия, начинающиеся на букву S. Первые духи для мужчин «Suff» имели флакон в виде куритель¬ой трубки. Идея флакона для «Roi Soleil» принадлежала Дали.

Она, что впрочем неудивительно, увлекалась наркотиками, однако этого никто не знал, потому что она хорошо скрывала это от всех. Однажды её застали за тем, как она нюхала кокаин, и ей пришлось заплатить деньги за молчание. Любительница порочных связей и экзотики в отношениях, она не раз встречалась с представителями негроидной расы. Это продолжалось до тех пор, пока Эльза не забеременнела от афроамериканца, и ей пришлось сделать аборт. После этого случая Эльза завязала со случайным сексом.

30-е годы запомнились одной из главных интриг в мире моды — соперничеством Эльзы Скиапарелли и Габриель Шанель. Это было настоящее, гениальное “противостояние” двух женщин, двух выдающихся модельеров, истоки которого скрывались в диаметральной противоположности их личностей. Единственное, что их объединяло – это новаторство. Новаторство в области моды.

Скиапарелли в своем творчестве была сторонницей сюрреализма. Шанель, напротив, делала ставку на классику. Эльза старалась одеждой подчеркнуть силу духа, личности, в то время как Габриэль подчеркивала красоту тела. Коко во всем придерживалась выдержанности стиля, а для своих моделей предпочитала использовать ткани скромной неяркой окраски без отделки. Эльза же шла на провокацию, использовала роскошные материалы и фасоны, шокировала модную публику невообразимым декором. Если Шанель создавала классические костюмы с золотыми пуговицами, то Скиапарелли шила платья-сари, выдумывала причудливые пуговицы в виде монет, ожерелья с пластиковыми насекомыми и странные аппликации в виде животных.

Соперничество за главную корону модельера иногда выходило за грани подиумов. Так, если верить историям, на одном из приемов Коко Шанель любезно усадила свою конкурентку на только что покрашенный стул, заметив, что внешнему виду Эльзы это будет только на пользу из-за яркости и пестроты ее гардероба. Скиапарелли была не менее сдержанной в своих поступках и часто выражала свои чувства карикатурными изображениями Коко на своих новых шедеврах. Пикантности их отношениям добавляло и то, что и Габриель и Эльза сотрудничали и дружили с одними и теми же людьми.

На вопрос «Завидуете ли вы успеху Эльзы Скиапарелли?» Коко Шанель неизменно отвечала: «Да нет, что вы? Это никому не известная итальянская художница, которая всего лишь шьет одежду!».

Тем временем война вмешалась в судьбы миллионов людей, в том числе и в жизнь Эльзы Скиапарелли. В 1939 году, с началом II Мировой войны Скиапарелли уехала. Дом Chanel закрылся в этом же году. После освобождения Франции (конец 1944 г.) Эльза возвращается, чтобы снова взять бразды правления в свои руки. Но в это время уже зажглась звезда Кристиана Диора, в моде был new look, и она так больше никогда и не смогла восстановить былого влияния. Свою последнюю коллекцию она выпустила в 1953 году.

Эльза Скиапарелли скончалась 13 ноября 1973 года в Париже во сне, через 20 лет после выхода своей последней коллекции. Её похоронили в шёлковом костюме шокирующего розового цвета, введённом в моду ей же. Итальянский бизнесмен Диего Дела Вале, владелец Tod’s, купил права на использование имени Скьяпарелли и ходили слухи, что он хочет снова открыть дом мод Скьяпарелли, но…

Между тем, будучи великим провокатором в творчестве, в личной жизни Эльза была очень скромным и закомплексованным человеком. И в зрелом возрасте она была некрасивой, нескладной и угловатой, как подросток. Крушение первой любви и неудачный брак, казалось, навсегда поставили крест на ее личной жизни. Она полностью посвятила себя дочери. Она тратила бешеные деньги на докторов. И тем удалось сделать невозможное — практически ликвидировать последствия ДЦП.

В Америке Гого (так Эльза звала свою дочь Марису Ивонн) познакомилась с известным дипломатом Робертом Л. Беренсоном и вышла за него замуж. Их брак был спокойным и счастливым, а у Эльзы появились две хорошенькие внучки — Мариса и Берри. Кстати, фотограф и актриса Берри Беренсон погибла 11 сентября 2001 года в одном из самолетов, которые протаранили Всемирный Торговый центр в Нью-Йорке…

внучка Эльзы

Мировая мода ХХ века еще не знала более противоречивой и более яркой фигуры, чем Эльза Скиапарелли. Гениальная простота ее одежды в сочетании с остроумной экстравагантностью, нетрадиционный взгляд на вещи и смелость экспериментатора эпатировали буржуазную публику. Для нее не существовало ничего невозможного. Эльза шокировала, недаром её автобиография называется . «Моя шокирующая жизнь». Талантливый модельер предлагала своим клиентам не просто одежду, а экстравагантные мини-шедевры: платье с иллюзией выдранных клочьев, костюм, казавшийся надетым задом наперед, шарфы, на которых были “отпечатаны” газетные статьи о Скиапарелли, одежду с изображением рентгеновских снимков, шляпы в виде телескопа. Для своих моделей она использовала нетрадиционные материалы: джутовую мешковину, ткань с непропрядами, родофан, мех обезьян и даже солому.

Многое из того, что удалось создать Эльзе Скиапарелли за недолгое время существования ее дома вошло в моду только через 40-50 лет. Так застежка-молния была изобретена еще в 1886 году, к 30-м годам ее использовали только компании, изготавливавшие дорожные чемоданы. Эльза Скиапарелли впервые применила «молнию» в повседневной, спортивной и вечерней одежде. Но тогда это было воспринято как грубый элемент, особенно вкупе с вечерними платьями и молния так и не стала популярна. А в 60-х годах «молния» прочно войдет в мир моды..

Однажды итальянка обратила внимание на то, что моделирование одежды «самое трудное и неблагодарное искусство, потому что вскоре после того, как платье появится на свет, оно становится вещью прошлого». И все же Эльза была не совсем права. Настоящее искусство не подвластно времени. Сейчас имя Эльзы Скиапарелли звучит не так громко, модный дом Elsa Schiaparelli не существует уже 69 лет. Но этой «никому не известной итальянской художнице» мода, а также ее ценители и потребители обязаны очень и очень многим. Творениями Скиапарелли вдохновлялись многие: Вивьен Вествуд (шляпы-треуголки и другие «пиратские» предметы одежды, высокие платформы, «шокирующе розовые» колготки), Джон Гальяно, Жан Поль Готье, Biba, Франко Москино, Viktor & Rolf. Эльза во многом опередила время. В 30-е годы ей удалось создать то, что было считалось новаторским для тех времён, а вошло в моду только через полввека и является модным и в наши дни. А Юбер де Живанши начинал ассистентом у Скьяп и очень ценил полученный у нее опыт.

платье от Скиап

платье от готье. Не правда ли похоже?))

Эта коллекция от D&G была посвящена Эльзе

Личность в моде: Эльза Скиапарелли

Дизайнер, чье имя знают лишь те, кто увлекается историей моды, а узнавая подробности творческого пути, понимают, какой огромный вклад эта женщина внесла в формирование fashion индустрии.


Эльза Скиапарелли (Elsa Schiaparelli) появилась на свет в Риме 10 сентября 1890 года. До начала Первой мировой войны девочка росла среди аристократического общества, получая сопутствующее образование. Она увлекалась живописью, шитьем, историей и театральным искусством. И? не смотря на то, что после окончания войны ее родители обеднели, девочка продолжала воспитываться по канонам высшего света. Эстетическая основа и воспитание сказались на формировании творческой личности.

В 23 года Эльза отправилась в Лондон для помощи в открытии детского приюта. Там она стала посещать курсы по теософии, где познакомилась с лектором — графом Уильямом де Вендту де Керлору. Девушка влюбилась в молодого графа с первого взгляда и он ответил взаимностью, ведь девушка была обаятельной и производила самое положительное впечатление. Молодые достаточно быстро решили узаконить свои отношения, хотя родные с обеих сторон были категорически против. После брака молодожены переехали в Нью-Йорк.

Молодой безработный и беззаботный граф привык жить на широкую ногу и очень быстро спустил все приданное юной невесты, поле чего потерял интерес к своей возлюбленной. Он стал гулять, уходить из дома на длительные сроки в обществе молодых дам. Как раз в этот период Эльза родила дочку Марию Луизу Ивонн Радха де Вендт де Керлор (или просто Гого — Gogo Schiaparelli). Девушке пришлось испытать на себе все тяжбы брошенной женщины, оставшейся без средств к существованию. К родителям обращаться было постыдно, т.к. они были против брака и девушка решила во что бы то ни стало, доказать что она способна самостоятельно развиваться.

За время проживания в Нью-Йорке Эльза познакомилась и подружилась со многими творческими личностями города. Они не оставили девушку в беде и по ее просьбе помогли перебраться в Париж, где Эльза устроилась работать экскурсоводом, а также давала частные уроки живописи.

Постепенно она начала замечать, что многие светские дамы посещают экскурсии не потому, что им это интересно, а просто потому, что это модно, а на самом деле цель их визита в Париж – магазины с одеждой.

В свободное от работы время Эльза посещала выставки, театральные премьеры и светские мероприятия, таким образом, она познакомилась со многими творческими личностями Франции. На одном мероприятии Эльза обратила внимание на свитер необычной вязки с оригинальным рисунком на одном из своих новых знакомых. Девушка выяснила, что такая оригинальная вещь была связана представительницей армянской диаспоры в Париже, которая к тому же жила неподалеку от Эльзы. На следующий же день она познакомилась с женщиной и предложила ей работу – девушка будет разрабатывать дизайны вязаных вещей, находить клиентов, а женщина и ее подруги должны оперативно выполнять заказы.

1927 год стал переломным в жизни Эльзы. Именно в этот год вместе с новой знакомой она разработала элегантное вязанное черное платье. После такой необычной модели заказы посыпались на Эльзу со всех сторон. Вскоре с ней связались представители компании Strauss (производители спортивной одежды), которые заказали партию свитеров. К исполнению заказа пришлось привлечь чуть ли не всех женщин диаспоры, но оно того стоило. Полученные деньги, которые Эльза всегда делила поровну, помогли ей открыть собственный Модный Дом Schiaparelli, который работал под вывеской «Для спорта». Диаспоре этот заказ помог открыть собственную фабрику по изготовлению трикотажной одежды.

Первый магазин Эльзы занимал всего три комнаты и располагался на улице Рю-де-ля-Пэ. Но именно там зарождалось большое, ни на что не похожее искусство. В коллекцию, которая открыла магазин и составила основы первоначального товара, входили свитера нестандартной формы и вязки с рисунками в африканском стиле.

Ассортимент, который постоянно расширялся, разительно отличался от того, что привыкли видеть гости модной столицы. Это одновременно удивляло и привлекало публику. За африканской темой последовали кубические узоры, затем свитера украсили рисунки, скопированные с татуировок моряков (сердца, змеи, якоря).

В том же 1927, после первого перелета на самолете через Атлантический океан, Эльза выпустила коллекцию «пилот», которая напоминала летную форму.

Несколько лет подряд Эльза выпускала одежду в спортивно-повседневном стиле, а затем решила попробовать для себя новое направление – вечерние наряды. Первая модель, которая привлекла внимание поклонников моды – платье футляр в пол, сверху белый жилет, затем длинный шарф, полы которого перекинуты через плечо. Этот образ воплотил в себе элегантность и изысканность на долгие годы. В своих моделях Эльза впервые начала использовать эклектику.

В 1932 году именно Эльза начала разработку бижутерии, причем многие считали эту идею неперспективной и неразумной. «Зачем носить подделку, если вокруг так много драгоценностей» — вопрошали представители высшего света. Но менее обеспеченным дамам идея с бижутерией приглянулась, и данное направление получило развитие. Изначально украшения из подручных средств изготавливались в виде дополнения к коллекциям, для такой бижутерии, используемой в коллекциях, брался любой материал. Так, совместно с Луи Арагоном, было создано ожерелье из таблеток аспирина. В ход так же шли конфетки-леденцы, перья, ластики, карандаши, камушки – одним словом – все, что попадалось под руку. Именно это и подтолкнуло Эльзу к использованию и развитию нового вида украшений.

В 1934 году Модный Дом Schiaparelli переезжает на Вандомскую площадь, самое посещаемое место Парижа и любимое место прогулок самых богатых гостей столицы. Бутик Schiaparelli можно назвать первым авторским бутиком, который расположился в центре Парижа.

Каждая вещь, выпущенная Эльзой, мгновенно становилась популярной. Причем сама Эльза считала, что платье можно считать новым пока оно не увидело свет, как только модельер заканчивает работу и выставляет платье на обозрение даже одного зрителя, оно становится старым.

Именно Эльза стала не просто шить и вывешивать платья на всеобщее обозрение, она создавала коллекции, а во время их презентации устраивала целое шоу.

В основу практически всех коллекций Эльзы входили яркие наряды, пестрящие контрастом и смелостью. Она часто использовала и смешивала бордовый, розовый, красный, зеленый, оливковый, черный, а так же использовала мех обезьяны, мешковину, родофан и другие необычные материалы.

Новшества, которые в свое время внедрила в производство Эльза, долго не признавались другими модельерами, но в результате их актуальность, удобство и красота победили настырных производителей и сейчас каждая вещь настолько востребована, что порой кажется незаменимой.

Например, пуговицы необычной формы впервые появились в коллекции «Остановись, смотри и слушай». За их уникальный дизайн Эльза благодарила своего близкого друга, художника Жана Гюго. Еще одним новшеством коллекции стала молния, которую Эльза вшила в платье, хотя ранее ее использовали лишь при изготовлении сумок. Введенные новшества поразили публику, а коллекция получила статус революционной.

Свои коллекции Эльза презентовала не только в Париже, у нее были поклонники во многих странах. Так, очень много коллекций первыми увидели модники Германии. А для презентации коллекции «Цирк», созданной под впечатлением посещения цирка «Barnum», украшением помещения занимался сам Жан Мишель Франк. Данная коллекция поражала своей яркостью – перчатки-гетры, пуговицы – гимнасты на трапециях, шляпы – рожки мороженого.

Многие ее модели, не входившие в коллекции, выпускались в единичном экземпляре и выражали всю уникальность сюрреализма, которым была увлечена Эльза. Шарфы, декорированные газетными вырезками, костюмы, которые можно было надеть только задом наперед, платье, которое было разорвано в клочья. Такие модели Эльза делала для конкретного человека и никогда не запускала в серийное производство.

Эльза сотрудничала с самыми известными художниками эпохи, чьи работы сейчас продаются за шестизначные суммы. Совместно с Жаном Кокто она создала платье с рисунком женского профиля, а Сальвадор Дали, подарил ей идею сумки-телефона, и рисунок для платья в виде огромного омара, и необычное оформление карманов жакета.

Совместно с мебельной компанией Эльза создала диван в виде губ Мэй Уэст, который украшал ее бутик. Часто ее фантазия выражалась в необычных формах шляп, повторяющих предметы повседневного быта.

Среди клиентов Эльзы были и представители голубых кровей, герцогиня Виндзорская лично приехала в салон, чтобы примерить платье с омаром.

В 1935 году, специально для Марлен Дитрих, Эльза создала пиджак с огромными плечами, который стал фирменной фишкой актрисы. В тот же год модельер увлеклась оптическими иллюзиями на ткани. Ее платье с каплей, которую было видно только издалека, а близи она растворялась, Эльза создала совместно с Дали.

Все медийные личности 20х-30х годов считали своим долгом приобрести хотя бы одно платье в Модном Доме Schiaparelli. Среди самых преданных поклонников бренда — актриса Кэтрин Хепберн, которая считала, что именно с приобретения и выхода в свет в платье от Schiaparelli началась ее полоса актерских удач. Грета Гарбо, Гари Купер, Марлен Дитрих и многие другие, постоянно посещали показы Эльзы, близко дружили с модельером и, благодаря этой дружбе, создавали себе неповторимые образы. Причем все они использовали приобретенную одежду как для театра и кино, так и для повседневной жизни и гламурных раутов.

Секс-символ 30х годов Мэй Уэст тоже была большой поклонницей Скиапарелли. Ее роскошную фигуру нередко украшали дизайнерские наряды, которые она буквально рекламировала, привлекая к Модному Дому все новых и новых клиентов. А чтобы не ходить на постоянные примерки она заказала у знакомого гипсовый слепок своей фигуры, с которым в дальнейшем работала Эльза. Этот гипсовый слепок в виде скульптуры Венеры Милосской послужил идеальным шаблоном для флакона аромата Shoking от бренда Schiaparelli.

В 1936 году Эльза выпустила коллекцию Shocking pink, выполненную в ярко розовом цвете. Но, несмотря на броскость, коллекция имела большой успех и популярность.

В эти же годы Эльза создала то, что сейчас носят ее правнучки – меховые туфли, ботильоны, перчатки-гетры.

Совместно с парижским домом вышивки Лесаж, Эльза создала коллекцию «Астрология». Каждое пальто украшали знаки зодиака и различные созвездия.

В 1938 году Эльза пробует себя в роли художника по костюмам, создавая неповторимые образы для картины «Пигмалион».

С началом Второй мировой войны, в 1939 году, Модному дому пришлось сократить производство, а год спустя Эльза решает покинуть Париж и перебирается на время в Нью-Йорк. Во главе своего Модного дома она оставляет Беттину Берджери, которая управляет производством до 1944 года.

В период проживания в Нью-Йорке Эльза продолжает заниматься творческими проектами, переключившись на организацию выставок и концертов французской музыки.

Вернувшись в Париж, Эльза мечтает о возрождении прежней славы Модного Дома, но ее планам мешает изменившаяся мода и новые лица, которые царствуют в ее мире моды. Кристиан Диор и Коко Шанель диктуют новую моду – строгую, изысканную, однотонную и, по мнению Эльзы, «крайне скучную». Стили модельеров в корне отличались друг от друга, но, несмотря на это, в послевоенный период считается что Коко и Эльза, крутившиеся в одном богемном обществе, были соперницами. Доподлинно известно лишь то, что они часто делали друг другу небольшие подлости и гадости.

Так же историки считают, что именно под влиянием яркости и изысканности нарядов Эльзы, Коко начала вводить в свои модели яркие цвета. Хотя во многих интервью на вопрос об Эльзе Скиапарелли она говорила, что это посредственная, малоизвестная в творческих кругах художница.

В 1953 году Эльза выпускает свою последнюю коллекцию и закрывает Модный Дом Schiaparelli.

Несмотря на уход из модного бизнеса, она продолжает посещать светские мероприятия в Париже и в Тунисе, где располагался ее второй дом.

Современные fashion дизайнеры, такие как Франко Москино, Жан-Поль Готье, Вивьен Вествуд и Джон Гальяно, черпают свое вдохновение из работ, созданных Эльзой.

Внучки Эльзы, воспитанные бабушкой-аристократкой, тоже выбрали творческие профессии, Берри Беренсон (1948 г.р.), стала фотографом, фотомоделью и актрисой, а ее сестра Мариса (1947 г.р.), актрисой и фотомоделью.

В Париже, на 85 году жизни, 13 ноября 1973 года Эльза скончалась. Даже ее похороны отличались от всех необычным стилем. Ее положили в гроб в платье ярко розового цвета.

В настоящее время об ее творчестве знают очень немногие, хотя Эльза Скиапарелли внесла огромный вклад в развитие fashion индустрии.

Шокирующая, затененная жизнь иконы моды: NPR

  • Скрыть подпись

    Ужин из лобстера, разработанный Эльзой Скиапарелли в сотрудничестве с Сальвадором Дали, 1937 год.

    Предыдущий
    Следующий

    Предоставлено Художественным музеем Филадельфии.

  • Скрыть подпись

    Женский свитер «Бантик», шерсть ручной вязки, 1927 г.

    Предыдущий
    Следующий

    Предоставлено Художественным музеем Филадельфии.

  • Скрыть подпись

    Эти замшевые и меховые сапоги 1938 года — давние предки сегодняшних UGG.

    Предыдущий
    Следующий

    Предоставлено Художественным музеем Филадельфии.

  • Скрыть подпись

    Эта шляпа для обуви 1937 года — еще одно сотрудничество с Сальвадором Дали. Вдохновением для нее послужила жена Дали Гала, которая позировала с туфлей на голове.

    Предыдущий
    Следующий

    Предоставлено Художественным музеем Филадельфии.

  • Скрыть подпись

    Вечернее пальто, разработанное Эльзой Скиапарелли в сотрудничестве с Жаном Кокто, осень 1937 года.

    Предыдущий
    Следующий

    Предоставлено Художественным музеем Филадельфии.

Эльза Скиапарелли, известная как королева моды, была главным новатором в дизайне одежды в первой половине 20 века.По словам писателя Мерил Секрест, из Парижа она, казалось, знала, чего хотят женщины, раньше всех. Но новый от Secrest Elsa Schiaparelli: A Biography начинается с эмоционально голодного, одинокого детства дизайнера в огромном палаццо в Риме.

Эльза Скиапарелли

Биография

Мерил Секрест

«Что нужно понимать о ней, так это то, что у нее был очень, очень бесперспективный фасад», — говорит Секрест.«Она действительно не улыбнулась. Она действительно не хмурилась. На первый взгляд она была бесстрастной. Но за этим скрывались всевозможные эмоциональные потребности. Она изголодалась по любви, привязанности и поддержке. это тот, кто смел, обладает огромными интеллектуальными способностями и имеет своего рода замечательный, безумный талант ».

Действительно, в детстве она пыталась выращивать цветы на лице, чтобы спрятаться. Книга Секреста следует за Шиапом (как она позже называла себя) через неудачный ранний брак с Уильямом де Вендт де Керлор, экспертом по паранормальным явлениям, который жил в Лондоне.Де Керлор, который был швейцарцем, но утверждал, что он поляк, был харизматичным шарлатаном, выдававшим себя за графа и детектива-экстрасенса. Именно благодаря ему и его выходкам Шиап усовершенствовал свое мастерство и саморекламу.

Ее стратосферный подъем достиг своего пика, когда Вторая мировая война охватила Европу, и затем пошатнулся, пока она, наконец, не закрыла свое ателье в 1954 году. Но в 1930-х годах она одела всех звезд высшего рейтинга, таких как Грета Гарбо, Кэтрин Хепберн и Мэй Уэст. , королевской семье, самой известной из которых является герцогиня Виндзорская Уоллис Симпсон.Один критик сказал, что Скиапарелли «разрешил одежду, созданную на основе чистого, абсолютного, почти божественного вдохновения». Она была первой, кто использовал вискозу, люрекс, толстый бархат, прозрачные плащи, платья с запахом, банты trompe l’oeil — и она, конечно же, последовала собственному совету: «Не бойся отличаться». Она назвала понравившийся розовый оттенок «Шокирующим розовым».

Secrest пишет портрет матери-одиночки с больным ребенком (ее дочь Гого заболела полиомиелитом в младенчестве после того, как муж бросил ее) и портнихи, которая в первые дни спала в выставочном зале на чердаке среди мышей и крыс. .Но она была очень выносливой. «Она не приняла отрицательный ответ», — говорит Секрест. «У французов есть слово для этого. Она была очень похожа на Дебруйяр. »

Скиапарелли сотрудничал с сюрреалистами 1930-х годов: Жан Кокто нарисовал лицо на спине одного платья. Альберто Джакометти оказал другое влияние. Но ее самое известное сотрудничество, вероятно, было с Сальвадором Дали над сексуально наводящим на размышления «Платье лобстера» — белое платье с гигантским красным омаром, нарисованным спереди над тазом.Его сразу же раскупила герцогиня Виндзорская, которая провокационно позировала в нем во время своего медового месяца.

«Шиап» в ее любимом парижском доме.

Кнопф


скрыть подпись

переключить подпись

Кнопф

«Schiap» в ее любимом парижском доме.

Кнопф

«[Скиапарелли] и Дали обожали друг друга, потому что они были смелыми и любили риск», — говорит Секрест. «И тема лобстера Дали … снова и снова возникает в его символике. У него много символов, но я полагаю, что лобстер действительно сексуален по своей тематике. И в какой-то момент они оба, он и Эльза придумали идею, что лобстер должен быть платьем ».

Она первая разработала встроенный бюстгальтер для купального костюма, надела куртки с вечерними платьями, и она любила вышивку, перья, пайетки и причудливые пуговицы.В период своего расцвета она затмила свою великую соперницу, Коко Шанель, и ее бутик на Вандомской площади, 21 в Париже, со статуей Наполеона за окном, был местом для гламура.

Передвижение Скиапарелли во Францию ​​и из Франции в течение первых двух лет войны вызывало подозрения. К тому времени, когда она уехала из Франции в Америку в 1942 году, правительства Великобритании, Франции, Германии и Америки почувствовали очевидным, что она была шпионом режима Виши. Пока она была в США, ФБР внимательно следило за ней в течение четырех лет и вело дело.

Скиапарелли изобрел встроенный бюстгальтер для купальных костюмов.

Предоставлено Художественным музеем Филадельфии.


скрыть подпись

переключить подпись

Предоставлено Художественным музеем Филадельфии.

«Война ужасает каждого дизайнера одежды в Париже», — говорит Секрест.«Потому что это происходит так быстро, потому что Франция так быстро падает. У людей едва хватает времени, чтобы перевести дыхание. Это всего лишь год, знаете ли. Они хотели сохранить свой бизнес. Они хотели сохранить свои дома, но у немцев есть переехал в Париж. Что они собираются делать? И, конечно же, Эльза, будучи Эльзой, хочет иметь все это. Она хочет, чтобы ее салон оставался таким, какой он есть. Она не хочет, чтобы кто-нибудь прикасался к ее дому. Она хочет иметь возможность путешествовать между Нью-Йорком и Парижем, и ей удается въезжать и выезжать из оккупированной Франции.»

Скиапарелли вернулась во Францию ​​после войны в 1946 году, никогда полностью не избавившись от налетов сотрудничества. И ее клиенты ушли. Женщинам нужна была романтика, а не современность. . »К 1954 году она вышла из бизнеса; банки больше не ссужали ее кредиты. А в 1969 году она пожертвовала коллекцию своей одежды Художественному музею Филадельфии, где Секрест провела некоторые свои исследования.

« Это любопытно вещь «, — говорит Секрест.«Я не думаю, что она когда-либо была счастлива, понимаете? И я думаю, что в очень важной степени она недооценила себя. Она недооценила свое влияние. В конце концов, почему мы все еще говорим об Эльзе Скиапарелли? Потому что есть вещи, которые она сделала то, что никто другой никогда не делал … Она одна из великих! »

Скиапарелли умирает в Париже; Цвета в моду

Необычный свитер, как надеялся Скиапарелли, произвел фурор, и покупатель большого нью-йоркского магазина попросил 40 свитеров быть готовыми к отправке в течение двух недель.Вспомнив, что армянской женщине понадобилась целая неделя, чтобы связать только один свитер, Скиапарелли увидела, что ее карьера в моде испаряется, как только она вот-вот начнется.

On Seamstress Hunt

Скиапарелли и ее армянская швея, как она писала позже, «стали настоящими сыщиками, идущими по следам армян», и сумели найти еще 20 женщин, которые могли связать по два свитера каждый, чтобы удовлетворить американские запросы. Карьера Скиапарелли была благополучной. в пути.

На пике своей карьеры, в сороковые годы, она работала в заведении с 98 комнатами на Вандомской площади и наняла 350 швеей и молодых дизайнеров, один из которых, Юбер де Живанши, впоследствии стал ведущим дизайнером.

Среди модных новинок Скиапарелли были декольте с завязками, свитера для формальной одежды, маленькие жакеты, сочетающиеся с коктейльными или вечерними платьями, и меха необычных цветов. Ее дизайн был элегантным и определенно высоким — одно платье было продано за 5000 долларов в довоенных долларах — но в ее одежде была освежающая непочтительность и даже чувство веселья, что отражало дружбу Скиапарелли с художниками-сюрреалистами, которые тогда жили в Париже. .

«Мадам. Скиапарелли показывает коллекцию, которая является сложной, иногда солидной, иногда причудливой », — написала Вирджиния Поуп в The New York Times об осеннем сборнике Скиапарелли 1949 года.Это была оценка, к которой на протяжении многих лет приходили многие модные писатели.

Легко относилась к работе

Несмотря на то, что она была прилежным работником, и ей нравилось лести, которым высшее общество одарило тех, кто диктовал ее имидж в моде, Скиапарелли никогда не относилась ни к себе, ни к своему делу с той серьезностью, которую иногда, казалось, ожидали от нее. . Ее заклятая соперница, покойная Габриэль (Коко) Шанель, всегда называла ее «той итальянкой, которая шьет платья.

Она создала купальный костюм из меха выдры — он был продан за 395 долларов в магазине Lord & Taylor в 1956 году — и странную шляпу, которая, по ее признанию, была вдохновлена ​​отбивной ягненка. «Я люблю развлекаться, — сказала она. «Если бы я этого не сделал, я бы умер».

«Шокирующее» наследие Эльзы Скиапарелли

Эльза Скиапарелли была индивидуалисткой своего времени и продолжает вдохновлять смелых кутюрье сегодняшнего дня.

Эльза Скиапарелли

Есть несколько дизайнеров, которые, можно с уверенностью сказать, изменили облик моды.Эльза Скиапарелли, несомненно, была одной из них.

ПОДРОБНЕЕ
Haute Couture FW18: Schiaparelli
A&E EDITORIAL: Войдите в волшебный мир высокой моды

Не имея опыта в дизайне и войдя в мир моды в 37 лет, она изменила то, как женщины одеваются, и повлияла на драматический гламур, который мы видим сегодня на подиумах.

Именно она впервые придумала силуэт юбки / брюк, который мы теперь называем кюлотами, и именно она начала использовать молнии в качестве модного элемента.Прежде всего, она является создателем ярко-розового оттенка, получившего название «розовый Schiaparelli» (который некоторые называют «шокирующим розовым»).

Независимо от того, намеренно ли она хотела шокировать или была от природы смелой личностью, это вызывает споры, но ее бунтарская полоса с юных лет и яркие люди, которыми она себя окружала, подпитывали ее смелую индивидуальность, которая воплотилась в некоторых из самых знаковых произведений искусства. мода.

Эскиз 1 Сержа Матта / Archives Maison Schiaparelli

РАННИЕ ГОДЫ

Эльза Скиапарелли родилась в 1890 году во дворце Корсини в Риме.С отцом, который был директором библиотеки Линчеи и профессором восточной литературы, дедушкой-астрономом и матерью, происходившей от Медичи, она выросла в семье аристократов и интеллектуалов.

Она изучала философию, хотя мечтала стать актрисой, и в 1911 году опубликовала сборник откровенно чувственных стихов; Аретуза. Когда ее родители узнали об этом, ее отправили в монастырь в Швейцарии. Однако она была не из тех, кого можно «запереть», и вскоре она ушла, объявив голодовку.

В 1913 году она отправилась в Лондон с одной из подруг своей сестры, чтобы помочь ей присмотреть за своими детьми. Когда она присутствовала на конференции по теологии графа Вильгельма Вендта де Керлора, она попала под очарование этого молодого теософа, за которого вышла замуж в 1914 году и уехала из Лондона в Нью-Йорк в 1916 году, проведя несколько сезонов в Ницце.

На лайнере, доставившем их в Нью-Йорк, Эльза подружилась с Габриэль Пикабиа, женой художника Дада.Эта встреча ввела Эльзу в круг художников-авангардистов того времени: Ман Рэя, Марселя Дюшана и Эдварда Стейхена, среди других.

Молодая пара жила на приданое Эльзы, которое исчезало со скоростью света. Их дочь Ивонн по прозвищу Гого родилась в 1920 году и очень скоро заболела полиомиелитом. Жонглируя своим богемным образом жизни, подработкой, частыми отлучками мужа и заботой о дочери, Эльза вскоре рассталась с мужем.

Schiaparelli Poudre Rouge à lèvre / Архив Maison Schiaparelli

ПЕРВЫЙ ШАГ

В 1922 году она переехала в Париж со своей дочерью, потому что Европа, казалось, опережала в плане лечения, в котором нуждался Гого. Днем Эльза работала в антикварной лавке, а по вечерам посещала знаменитый ресторан Le Bœuf sur le Toit, который привлекал внимание парижских умников.

Круг ее друзей-художников расширился.Однажды Эльза сопровождала друга на примерку у Поля Пуаре, величайшего кутюрье того времени. Он был сразу очарован, когда он увидел, что она примеряет несколько дизайнов, пока она ждала. Пуаре предложил Эльзе позаимствовать несколько дизайнов — в конце концов, она казалась отличной рекламой его вещей. Этот опыт дома высокой моды, роскоши, качества, дизайна, цветов, материалов, вышивки и форм зажег в Эльзе искру, которая станет одним из поворотных моментов в ее жизни.

В середине 1920-х Эльза Скиапарелли позволила своему творчеству процветать и стала внештатным дизайнером.Она объединила усилия с другом, который приобрел бренд, который пришел в упадок. Эльза вскоре обрела независимость, чтобы в полной мере выразить себя. Ее простая, но радикальная и гениальная идея заключалась в создании пуловера ручной вязки с черно-белым узором «тромпель». Этот свитер сразу же был признан Vogue «шедевром», а в США за несколько месяцев он стал звездным продуктом.

Эльза Скиапарелли, 1 января 1938 г. / Time Life Pictures / Getty Images

ВВЕДЕНИЕ, SCHIAPARELLI

Несмотря на то, что она основала свою компанию в своей собственной квартире в 1927 году, в следующем году бизнес стал действительно успешным, когда она открыла ателье, салоны и офисы на улице Рю-де-ла-Пэ, 4 вместе с «Schiaparelli — Pour le Sport» (Schiaparelli — Спортивная одежда). на дверной пластине.Коллекция трикотажных изделий пополнилась купальниками, пляжными пижамами и аксессуарами. Эта смесь высокой моды и спортивной одежды произвела такое впечатление на пруду, что американские производители текстиля предложили ей первые лицензионные соглашения.

С тех пор коллекции следовали друг за другом по пятам — четыре презентации в год. Эльза окружила себя лучшими талантами: Жан Шлюмберже, Жан Клеман, а затем Лина Баретти для украшений, Жан-Мишель Франк для украшения и дизайна флаконов для духов, Перуджа и Роджер Вивье для обуви, Lesage для вышивки, а также Марсель Вертес и Раймон. Пейне для рекламы.Ее репутация была такова, что она стала первой женщиной-модельером, появившейся на обложке американского журнала Time в 1934 году.

С самого начала Эльза и ее модели для женщин с сильной и независимой личностью привлекали знаменитых клиентов: Уоллис Симпсон, будущая герцогиня Виндзорская (чье приданое будет носить лейбл Скиапарелли), Марлен Дитрих, Кэтрин Хепберн, Грета Гарбо и Дейзи Феллоуз. .

Кэтрин Хепберн в Schiaparelli

Она открыла магазин и салоны в Лондоне и офис в Нью-Йорке.После запуска своего первого аромата «S» в 1928 году она представила коллекцию из трех духов — Soucis, Salut и Schiap — в 1934 году. В следующем году Дом моды приобрел Hotel de Fontpertuis, 21 место Vendôme: пять этажей. , 98 номеров, более 700 сотрудников и бутик на первом этаже с видом на Вандомскую колонну.

СОТРУДНИЧЕСТВО

1930-е годы ознаменовались ее самыми известными коллаборациями: Сальвадор Дали, с которым она создала легендарные вещи, такие как костюмы с карманами-комодами, шляпа для обуви, платье с принтом лобстера, платье-скелет, платье-слеза и Le Roy. флакон духов soleil.Она также объединила творческие силы с Жаном Кокто, рисунки которого были на пальто, вечерних нарядах и украшениях.

Эльза Скиапарелли и Сальвадор Дали 1949 © Archives Snark

В 1937 году она выпустила парфюм Shocking и цвет «шокирующий розовый». Аромат, флакон которого разработан Леонором Фини, представлял собой манекен портного, повторяющий изгибы Мэй Уэст, украшенный фарфоровыми цветами и бархатной измерительной лентой, имел беспрецедентный успех.У Эльзы появилось хроматическое видение: она изобрела потрясающий розовый — чистый, яркий, неразбавленный, насыщенный и живой пигмент.

Время Август 1934 г.

Vogue US — сентябрь 1935 г.

Création «Caressing line» Скиапарелли, август 1953 г. / Архив Maison Schiaparelli.

СЛЕДУЮЩИЙ

Вторая мировая война приостановила творческий путь Эльзы, в результате чего она покинула Париж, чтобы провести серию конференций по Соединенным Штатам.В течение следующих нескольких лет она работала из Нью-Йорка, а ее правая рука заботилась о доме высокой моды в Париже. Только в 1945 году она представила еще одну коллекцию бренда, а затем приняла участие в передвижной выставке Théâtre de la Mode по Соединенным Штатам. Два года спустя Юбер де Живанши был назначен креативным директором бутика Schiaparelli.

Несмотря на многочисленные успехи, растущее количество лицензий в США (она первой запустила линию дизайнерских солнцезащитных очков) и хорошие продажи своих духов, Эльза отметила, что мир высокой моды изменился.Она решила закрыть свой Дом моды в 1954 году, чтобы посвятить себя автобиографии «Шокирующая жизнь». Она умерла во сне в 1973 году.

Эскиз Вертеса / Архив Maison Schiaparelli

Vertès / Архив Maison Schiaparelli

ВОЗВРАТ SCHIAPARELLI

Прошло 60 лет, пока мы не увидели очередную коллекцию от кутюр от Дома, которая была представлена ​​в январе 2014 года, во время Недели высокой моды в Париже.Год спустя Бертран Гийон был назначен директором по дизайну, отвечающим за коллекции Haute Couture и Prêt-à-Couture.

Façade couleur от Александра Гиркингера

С тех пор бутики-салоны открылись в Доме моды на 21-м месте Vendôme, а в 2017 году компания Schiaparelli была удостоена официального знака высокой моды от Министерства промышленности Франции и Французской федерации моды.

Под творческим взором Гийона и архивами работ Эльзы Скиапарелли продолжает раздвигать границы высокой моды, вторя видению женщины, которая всегда опережала время.

Эльза Скиапарелли и дочь Гого в Монте-Карло (принт № 23274004)

Принт Эльзы Скиапарелли и дочери Гого в рамке в Монте-Карло

Эльза Скиапарелли (1890–1973), итальянский модельер, на отдыхе в Монте-Карло в компании своей дочери Гого. Дата: 1938

Мы рады предложить этот принт от Illustrated London News Ltd / Мэри Эванс в сотрудничестве с Mary Evans Prints Online

Библиотека изображений Мэри Эванс предоставляет доступ к прекрасным изображениям, созданным для людей на протяжении веков

© Illustrated London News Ltd / Мэри Эванс

Идентификатор носителя 23274004

1930-е годы
1938 г.
Карло
Шикарный
Одежда
Дочь
Дизайнер
Эльза
Мода
Модный
французкий язык
Гого
День отдыха
каникулы
Монте
19 октября
Одежда
Ривьера
Сандалии
Скиапарелли
Общество
Стильный
Лето
Солнечные ванны
Тридцатые годы
Штаны

Современная рама 14 дюймов x 12 дюймов (38×32 см)

Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

проверить

Pixel Perfect Guarantee

проверить

Сделано из высококачественных материалов

проверить

Изображение без кадра 17.7 x 24,4 см (прибл.)

проверить

Профессиональное качество отделки

клетка

Размер продукта 32,5 x 37,6 см (прибл.)

Водяной знак не появляется на готовой продукции

Рамка под дерево с принтом 10×8 в держателе для карт. Фотобумага архивного качества. Габаритные внешние размеры 14×12 дюймов (363×325 мм). Задняя стенка из ДВП, прикрепленная скобами к вешалке и покрытая прочным стирольным пластиком, обеспечивает практически небьющееся покрытие, напоминающее стекло.Легко чистится влажной тканью. Молдинг шириной 40 мм и толщиной 15 мм. Обратите внимание, что для предотвращения падения бумаги через окошко крепления и предотвращения обрезания оригинального изображения видимый отпечаток может быть немного меньше, чтобы бумага надежно крепилась к оправе без видимой белой окантовки и соответствовала формату. соотношение оригинального произведения искусства.

Код товара dmcs_23274004_80876_736

Фотографическая печать
Плакат Печать
Печать в рамке
Пазл
Поздравительные открытки
Фото кружка
Печать на холсте
Художественная печать
Установленное фото
Печать в рамке
Стеклянная подставка
Коврик для мыши
Сумка
Премиум обрамление
Подушка
Металлический принт
Стеклянная рамка
Акриловый блок
Стеклянные коврики

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходящие для кадрирования) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляется на несколько дней позже.

Фотопечать (8,50–182,43 доллара)

Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для кадрирования.

Печать плакатов (13,37–72,97 долларов США)

Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

Печать в рамке (54,72 доллара — 279,73 доллара)

Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Пазл (34 доллара.04 — 46,21 долл. США)

Пазлы — идеальный подарок на любой случай

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долларов США)

Поздравительные открытки для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Фотокружка (12,15 $)

Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные фотокружки станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Печать на холсте (36 долларов.48 — 304,05 долл. США)

Профессионально сделанные, готовые к развешиванию Отпечатки на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Репродукция изобразительного искусства (36,48 — 486,49 долларов)

Наши репродукции репродукций произведений искусства соответствуют стандартам самых критичных музейных хранителей. Это лучшее, что можно было бы сделать после оригинальных произведений искусства с мягкой текстурированной естественной поверхностью.

Фото (15,80 — 158,10 долларов)

Фотопринты поставляются в держателе для карт с индивидуальным вырезом, готовом к обрамлению

Печать в рамке (54 долл.72 — 304,05 долл. США)

Наш оригинальный ассортимент британских принтов в рамке со скошенным краем

Glass Coaster (9,72 доллара)

Индивидуальная стеклянная подставка под столешницу. Элегантное полированное безопасное закаленное стекло и подходящие термостойкие коврики также доступны

Коврик для мыши (17,02 доллара США)

Фотопечать архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышками.

Большая сумка (36,43 доллара США)

Наши сумки-тоут изготовлены из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски.

Premium Framing (109,45–352,70 долл.)

Наши превосходные фоторамки премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на вашу стену

Подушка (30,39 $ — 54,72 $)

Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Metal Print (71,76 — 485,28 долларов)

Сделанные из прочного металла и роскошной техники печати, металлические принты оживляют изображения и добавляют современный вид любому пространству

Стеклянная рамка (27 долларов.96 — 83,93 доллара США)
Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, а меньшие размеры также можно использовать отдельно с помощью встроенной подставки.

Acrylic Blox (36,48 — 60,80 долларов)

Обтекаемая, современная односторонняя привлекательная настольная печать

Стеклянные коврики (60,80 $)

Набор из 4 стеклянных ковриков. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Также доступны подходящие подстаканники

Архивы Гого Скиапарелли — Интроспектива 1stDibs

  • Колонны
  • 1stDibs приветствует
  • 1stperson
  • Анатомия дома
  • Художественная практика
  • Дома с
  • Привлекательными противоположностями
  • Bejeweled
  • Creators
  • Cross Currents
  • Design Styles Designer
  • 03

  • Тенденции дизайна
  • 03

  • Тенденции дизайна на просмотр Одержимость недели
  • На локации
  • Свойства страсти
  • Обязательно к прочтению
  • Комнаты, которые мы любим
  • Shop Talk
  • Покупки с
  • Show House
  • Style Setter
  • The Collector
  • The Talent
  • Tribute
  • Почему это того стоит

Поиск

Первый Дибс 50

Изучите список 2021 года

Эльза Скиапарелли Биография, цитаты и факты | Британский Vogue

сюрреалистических изображения trompe l’oeil — тема, которая должна была стать торговой маркой

Скиапарелли.Черный свитер с белым шарфом

l’oeil на шее имел особый успех и был выбран для показа в французском журнале Vogue . Спрос на свитер

стал огромным, и вскоре Скиапарелли наняла команду рабочих, чтобы произвести еще

, что положило начало ее собственному бизнесу. Это привело к тому, что

Скиапарелли открыла свой первый магазин, House of Schiaparelli, где

она продавала свою готовую одежду.

  • Продолжая свой дебютный ассортимент свитеров, Скиапарелли выпустила коллекцию под названием Pour le Sport, состоящую из купальных костюмов, лыжной одежды и льняных платьев.Она также создала революционную раздельную юбку, предшественницу шорт, которую носила Лили де Альварес на Уимблдоне в 1931 году и шокировала теннисный мир.
  • В 1931 году Скиапарелли добавила в свой репертуар вечернюю одежду, еще больше укрепив свой бизнес. В том же году она переместила свой магазин на Вандомскую площадь, 21, где он стал известен как Магазин Schiap.
  • Она стала известна своим сотрудничеством с такими художниками, как Сальвадор Дали, и возмутительными оригинальными дизайнами, которые они создавали вместе.Двумя ее самыми известными предметами, созданными с участием Дали, были шляпа для обуви, которую носили так, как будто она была перевернута вверх, на голову владельца; платье «Слезы», вечернее платье, разрисованное trompe l’oeil разрывами и слезами; и платье Skeleton, черное платье с подкладками, изображающими кости.
  • Скиапарелли стал ассоциироваться с оттенком пурпурного, который стал известен как «розовый Скиапарелли». В своей автобиографии Скиапарелли объяснила, что ее очарование цветом возникло из-за бриллианта Cartier, принадлежащего ее подруге, светской львице Дейзи Феллоуз, описав цвет драгоценного камня как «яркий, невозможный, дерзкий, становящийся, животворный, как и весь свет и свет. птицы и рыбы в мире, но вместе, цвет Китая и Перу, но не Запада — шокирующий цвет, чистый и неразбавленный.«Сначала она использовала цвет на упаковке своего дебютного аромата, получившего название Shocking, а затем и во всех своих коллекциях.
  • Она известна тем, что ввела множество стилей и техник в историю моды. Она была первым дизайнером, который создал молнии в моде. цвета, которые соответствовали материалу, используемому в ее одежде, и она была первой, кто украсил одежду детализированными пуговицами в виде броши. Она также была дизайнером, который представил идею демонстрации дизайна на подиуме в сопровождении музыки и искусства.
  • Когда Франция объявила войну Германии в 1939 году, Скиапарелли вернулся в Нью-Йорк. Она вернулась, когда война закончилась, но вскоре обнаружила, что мода изменилась, и предпочтение было отдано революционному образу Dior New Look. Она закрыла свой дизайнерский дом в 1954 году.
  • В том же году она написала автобиографию
  • Shocking Life — , в которой подробно описывалась ее жизнь и

карьера.

  • Она умерла 13 ноября 1973 года.
  • В августе 2011 года было объявлено, что Скиапарелли и его коллега

Итальянский дизайнер Миучча Прада станут предметом крупной выставки

в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.Под названием

* Эльза Скиапарелли и Миучча Прада: Невозможно

Беседы *, он откроется в мае 2012 года.

  • В марте 2012 года внучка Скиапарелли Мариса Беренсон

рассказала о своих детских воспоминаниях о бабушке. «Она ненавидела

, когда ее называли бабушкой», — вспоминал Беренсон в статье для журнала * V

Magazine *. «Она никогда не хотела, чтобы кто-то называл ее Эльзой, потому что

ей не нравилось ее имя, поэтому ее друзья называли ее Шиап, и моя сестра

и я тоже.»

Эльза Скиапарелли | Биография модельера

Если и есть модный дизайнер, который заслуживает называться гением и стопроцентным оригиналом, то это не кто иной, как королева авангарда в индустрии моды Эльза Скиапарелли. Она родилась в 1890 году в Риме и по натуре была настоящим нонконформистом; ее дизайн естественным образом рожден, чтобы выделяться.

Легендарная карьера Скиапарелли началась, когда Поль Пуаре посоветовал ей открыть собственное дело.Несмотря на положительные отзывы, которые она получила, в 1926 году предприятие пришлось закрыть. Она экспериментировала с двойным армянским швом и в начале 1927 года запустила свою коллекцию трикотажа с изображениями trompe l’oiel, которые вскоре стали ее визитной карточкой. Ее работы вскоре попали на обложку французского Vogue. Ее свитера стали популярными, и довольно скоро Скиапарелли пришлось нанять команду рабочих, чтобы справиться с растущим спросом. Это было началом ее собственного бизнеса, который уступил место дому Скиапарелли, где она продавала свою линию прет-а-порте.

Ее вторая коллекция была посвящена спортивной одежде и была названа Pour le sport, для которой она создавала льняные платья, купальные костюмы и лыжную одежду. В 1931 году она была первой, кто разработал юбку с разрезом, которой Лилли Альварес хвасталась на Уимблдоне. Репертуар Скиапарелли стал полным после того, как появились вечерние наряды. Ее сотрудничество с Сальвадором Дали заслуживает упоминания, поскольку в нем собраны одни из самых уникальных дизайнов, с которыми ни один дизайнер не посмеет экспериментировать. Три знаменитых шедевра, которые они создали вместе, — это шляпа для обуви, скелет и платье для слез.В свое время Скиапарелли представила новый пурпурный цвет, который позже стал известен как розовый Скиапарелли. Цвет был представлен на упаковке ее первого аромата Shocking. Вдохновением на выбор именно этого цвета послужил бриллиант Cartier того же цвета.

Ее вклад в мир моды — это молнии, подходящие к ткани, которую она впервые представила. Она была первой, у кого на одежде были броши в виде пуговиц. Даже подиумы, которые мы видим сегодня, были первоначально представлены ею, когда она продемонстрировала свою первую коллекцию на подиуме в сопровождении искусства и музыки.Она покинула Францию ​​из-за войны 1939 года и какое-то время жила в Нью-Йорке, где заметила, что Кристиан Диор штурмом захватил индустрию моды. В 1954 году она закрыла свой модный дом, вернувшись во Францию ​​после войны. В том же году вышла ее автобиография «Шокирующая жизнь», в которой она подробно рассказала о своей жизни и карьере. В 1940 году была представлена ​​ее музыкальная коллекция — Gogo Schiaparelli International Debutante.

В 1940 году были выпущены ее духи Sleeping, и их новый фирменный цвет стал синим цветом Sleeping.В том же году она выиграла премию Neiman Marcus Fashion Award за свой смелый, смелый и современный дизайн. В 1940 году дочь Скиапарелли, Гого, вышла замуж за Роберта Л. Беренсона, и Скиапарелли стала жить в Нью-Йорке. Она присоединилась к Марселю Дюшану и Андре Бретону на своей первой выставке под названием «Первые документы сюрреализма» в Нью-Йорке. В следующем десятилетии она представила линию мужской одежды, дебютировали ее ароматы Le Roy Soleil и Success Fou, а также были представлены складные солнцезащитные очки. Ее магазин также открылся на Седьмой авеню, где продавались ее брючные костюмы.В 1954 году она незаметно ушла из индустрии моды и начала жить в своем доме в Тунисе. В том же году пришел конец и дому Скиапарелли. Она умерла в Париже в возрасте 83 лет в Париже после нескольких недель коматозного состояния.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.