Как гримируют покойников: Я готовлю покойных к похоронам — Wonderzine

Содержание

Как устроена работа в морге. 18+

Слово «морг» у всех ассоциируется со словом «смерть». Не каждый осмелится посетить это место. Но если у вас крепкие нервы, мы предлагаем вам отправиться вместе с нами в патологоанатомическое отделение Городской клинической больницы №12 Алма-аты, посетить Центр судебной медицины, а также познакомиться с патологоанатомом, который отдал своей профессии сорок лет.

Этот репортаж не рекомендуется читателям с неустойчивой психикой, а так же детям и беременным женщинам. Оригинальная стилистика героев сохранена.

Что такое морг, я думаю, объяснять не стоит. Каждый знает, что морг — это последнее пристанище человека перед уходом в мир иной. Некоторые полагают, что слово «морг» — это аббревиатура, такая же, как ЖКХ или РОВД, и расшифровывается как «место окончательной регистрации граждан».

Слово «морг» пришло в русский язык из французского языка. Словом morgue обозначалось то место, куда свозили умерших для их дальнейшего опознания. Однако в настоящее время в русском языке моргом называется специальное помещение при больницах и различных учреждениях судебно-медицинской экспертизы для хранения, опознания, вскрытия и выдачи трупов людей для их последующего захоронения.

Перед тем как увидеть это печальное место, мы напросились на «приём» к Владимиру Ивакину патологоанатому двенадцатой горбольницы.

Обычно мы привыкли говорить о врачах, которые спасают жизни людей. А вот патологоанатомы — эти скромные люди в белых халатах — всегда остаются в тени.

Патологоанатом — врач, о содержании работы которого обычный рядовой человек не знает практически ничего. Авторы литературных произведений и те печальные случаи, когда людям приходится хоронить своих близких, создали представление о патологоанатомах как о врачах, занимающихся исключительно вскрытиями умерших.

Часто люди считают, что патологоанатом и судмедэксперт — это одна и та же профессия. На самом деле они похожи, но все-таки имеют отличия. Судмедэксперт работает с постановлением следственных или судебных органов. Его подопечные — жертвы, скончавшиеся насильственной смертью, или лица, получившие повреждения, сопряженные с криминальными действиями.

Патологоанатом работает с «мирными» пациентами, умершими своей смертью, или проводит исследование «безликого» биопсийного материала. Работа патологоанатома востребована в дальнейшем медиками или руководством медицинских учреждений. А выводы судмедэксперта помогают раскрывать преступления.

На первом месте у патологоанатома находится прижизненное исследование операционного материала, а также проведение биопсии. На основании заключений делается вывод о правильности постановки диагноза. Особенно это важно для онкологических больных, поскольку от этого зависит жизнь. Таким образом, отличительной чертой этой профессии является универсальность в медицине. К этому специалисту поступают материалы из всех областей: нейрохирургии, кардиологии, урологии, гинекологии и так далее.

Поэтому патологоанатом — профессия сложная. Он должен уметь разбираться во всём, что происходит в организме, знать все патологии и уметь правильно поставить диагноз. Ведь за каждым направлением на диагностику к этому врачу находится судьба человека. От диагноза зависит не только лечение больного, но и объём операции, а также показания к ней. Но в последнее время мало кто хочет приобретать специальность патологоанатома, а ведь без такого специалиста никак нельзя обойтись в медицине.

Владимир Михайлович, что привело вас в эту профессию?

Я окончил Карагандинский мед и после работал в Кустанае. После института всего по две ночи в месяц ночевал дома. Всё остальное время я дежурил и дежурил в клинике. Я долго думал и не мог понять, кем хочу стать. И так и не понял. А в морг меня привела водка. И я благодарен этому случаю. Да, да, не удивляйтесь.

Однажды я пошёл за водкой и встретил на улице своего друга, который предложил мне поехать в Алма-Ату и стать патологоанатомом. Через пять лет, когда надо было ехать на усовершенствование, мне предложили Москву, Ленинград, Киев, но я сказал: «Нет, Алма-Ата!» Потом надо мной все смеялись. А здесь такие преподаватели были! Это были учителя от бога. Как же мы их любили!

— Вот и вся патанатомия. А дальше уже долгие, долгие годы работы. А это, поверьте мне, очень интересно.

За границей, чтобы стать патологоанатомом, нужно шесть лет отучиться в мединституте, потом ещё четыре года в другом мединституте на патологоанатома. И после окончания выпускник выбирает себе спецификацию. Он может быть специалистом по яичникам, специалистом по пищеводу — каждому органу свой специалист.

На этих стёклышках кусочки тканей органов человека толщиной всего в четыре микрона. Вот по таким крошечным срезам и ставится точный диагноз, который может определить только опытный патологоанатом.

За сорок лет работы в морге случаев, когда Владимир Михайлович спас чью-то жизнь, тысячи. Например, когда двадцатидвухлетней девушке врачи поставили диагноз «злокачественная опухоль яичника с метастазами», гистологический анализ, который проводил патологоанатом Ивакин, показал туберкулёз. Девушку в срочном порядке пролечили в туберкулёзном институте, и сейчас она здорова.

— Вот, смотрите, принесли мне сейчас соскоб. Диагноз: «дисфункциональное маточное кровотечение». И мы видим то, что никакой гинеколог не увидит: например, полип эндометрия, нарушение гормональных функций. И весь послеоперационный материал приносят тоже мне, чтобы я его обследовал на наличие злокачественных опухолей.

Так, а вот это уже плохо. Тут уже рак. А женщине тридцать четыре года, — не отрываясь от микроскопа, со вздохом произносит Владимир Михайлович.

— Вот, например, эндометриоидная киста яичника весом в тридцать килограммов. А ещё мне приносили кисту весом в шестьдесят килограммов. Представляете, женщина в себе носила шестьдесят килограммов!

А вот острая язва у женщины. Это стрессовая язва. Такие язвы бывают только у женщин. У мужчин, конечно, тоже бывают, но маленькие.

Что такое стресс? Это необычная реакция на обычные раздражители, которая проявляется в виде синдрома адаптации. Так вот, эта женщина вышла на улицу и увидела, как ее муж обнимает другую женщину. В результате она получила стресс, от которого у неё открылась язва с кровотечением. Женщину спасти не успели.

— Как часто вам приходится сталкиваться с ошибками врачей?

— Мы не судьи врачам-клиницистам, мы — помощники с большой буквы, потому что уважаем себя. Мы делаем вскрытие для того, чтобы врачи убедились в своих знаниях, и если знаний не хватает, чтобы они их повысили. Вот это и есть наша основная работа. Конечно, врачи ошибаются. Они не боги. И вот эти ошибки мы находим и им преподносим.

Бывают такие случаи, что даже профессор ставит один диагноз, а потом, при вскрытии, я обнаруживаю совсем другое. На меня обижаются, меня многие ненавидят. Иногда доходит чуть ли не до мордобоя. А ругаться с клиницистами — это просто удовольствие. Но когда врач понимает, что был неправ, поставив не тот диагноз, мы становимся друзьями.

— Врачи ставят двадцатисемилетнему парню диагноз «пневмония». Через два дня парень умирает. Тридцать два профессора смотрели его до этого и не могли определить, что парень на ногах перенёс септический эндокардит. И это нигде не отметили. Парень обращается, а врачи не придают значения этому. Клетки сердечных пороков у него заполонили всё лёгкое. А наши профессора ставят пневмонию. И эти тридцать два профессора — против меня одного. Но зато когда один из этих профессоров заболел, сказал, что его будет смотреть только Владимир Михайлович.

— Когда я начинал работать, испытывал огромную радость, когда находил опухоль. А сейчас огромная радость от того, что врачи находят опухоль, а мы снимаем диагноз. Вот эти стёклышки — это самое главное наше доказательство. Без стёклышек очень трудно что-либо доказать.

Одна очень опытная женщина-хирург оперировала мужчину. Поставила ему диагноз «рак». А я посмотрел и говорю: «А сифилис не хотите?» Так его родственник бежал по коридору и орал: «Ура! Сифилис!» От сифилиса-то можно вылечить, а вот рак мало кому удавалось победить. Часто пациенты умирают не от самого рака, а от страха перед ним — «канцерофобия» называется. Хотя я одному своему знакомому как-то поставил рак желудка. Мы его вовремя прооперировали, и всё обошлось, слава богу. Он уже больше шестнадцати лет живёт.

— Бывает так, что врачи принимают за опухоль инородное тело. Например, одному мужчине вырезали шишку на спине с диагнозом «атерома», а там, оказывается, пуля была. Мужчина в Афгане получил пулевое ранение, пулю не извлекли, и она там прижилась. Так потом этот пациент от радости целовал эту пулю.

А был случай, кода женщине поставили диагноз «опухоль передней брюшной стенки». Звонят мне знакомые и просят: «Володя, посмотри, что там!» Привозят мне эту опухоль с надрезом — хирурги её смотрели. Известно, что рак или саркома выглядят, как рыбье мясо. И опухоль эта так и выглядела. Я разрезал глубже, а там деревянная щепка. Пригласил эту женщину. Стали раскручивать и нашли причину. Оказалось, что, будучи девчонкой, она каталась на пузе с деревянной горки и нацепляла на себя заноз. Занозы вытащили, йодом смазали, по жопе девочке настучали… А одна щепка так и осталась в коже. Это называется «гранулёма инородного тела». Она воспалялась и нарастала. И вот в очередной раз, когда воспалилось, врачи убрали эту опухоль и поставили диагноз «саркома». А это оказалась простая заноза. Представляете, сколько потом радостных воплей было!

— Как часто вам приходится сталкиваться с халатностью врачей?

— Есть хирурги, которые спасают жизнь, а есть те, кто отправляет на тот свет.

Вот ужасный случай был. Девушка, двадцать шесть лет. Умерла на операционном столе от некроза головного мозга. Это когда мозг вытекает, как кисель. А всё потому, что весна, хирургу вдруг гормоны ударили в голову. Он, видите ли, во время операции пощупал ассистентку. И тут им приспичило заняться сексом. А в это время аппарат остановился. Всё. Не стало девушки.

Был случай, оперировали женщину. Удалили ей желчный пузырь и порвали селезёнку. Не представляю, как так можно было умудриться?! Всё зашили, а селезёнку оставили, и пошли по домам. Кровь из селезёнки вытекает. Утром приходят, а женщина холодная.

Владимир Михайлович, были ли в вашей работе необычные случаи?

— С мёртвыми пациентами — нет, а вот с живыми бывают. Мне приходится присутствовать при операциях как консультанту. Одной женщине удалили участок кишечника по поводу острой кишечной непроходимости. Когда вскрыли кишечник, обнаружили там инородное тело. Это был полиэтиленовый пакет. И как, вы думаете, он мог попасть к ней туда? А всё очень просто. Виной всему бразильский сериал. Как нам потом объяснила эта женщина, герой сериала дон Педро обесчестил и бросил Кончиту. И пока Кончита страдала, наша пациентка так разволновалась, что сожрала пакет. Где здесь логика?! И такие случаи — не редкость.

Очень многие женщины подрывают своё здоровье различными диетами и БАДами. Некоторые случаи заканчиваются летально.

— А ещё наши женщины запускают свои болячки, насмотревшись передач Елены Малышевой. Малышева — это тварь в белом халате. Она только позорит медицину! А какие она советы даёт! Или Геннадий Малахов: то засуньте огурец в задницу, и геморрой у вас пройдёт, то выпейте мочу, и вы избавитесь от рака! Знаете, сколько бабок и дедов нам пришлось вскрывать, потому что они умерли, лечась по Малахову, теряя время! А эти маньяки и фашисты ещё на центральном телевидении работают!

Был у меня один пациент, который перенёс инфаркт. И боль у него была просто запредельная — такая, что он даже сошёл от неё с ума. Он взял стакан и вилкой выковырял туда свои глаза.

— Владимир Михайлович, помимо знаний своей специфики, чем ещё должен обладать человек вашей профессии?

— Патологоанатом должен уметь разговаривать. Потому что разговоры с родственниками умерших просто необходимы. Бывает так, что казахи из аула, с другим менталитетом сами просят вскрыть родственника, чтобы удостовериться, всё ли они смогли для него сделать. А есть городские, которые врываются в кабинет и начинают нести бред, что у казахов нельзя вскрывать человека после смерти.

— Очень часто врачи слышат фразу: «Он пришёл к вам на своих ногах, а вы его угробили!» Понять их горе можно. Но какой человек в здравом уме припрётся к врачу, когда его ничего не беспокоит?! Естественно, люди обращаются к врачам, когда уже прижмёт сильно. Вот и начинаешь объяснять родственникам, что человек не просто так пришёл, а с жалобой на что-то, потому что не смог уже терпеть.

— В нашу профессию идут очень мало. Раньше шли, чтобы остаться в городе. Многих таких недобросовестных я повыгонял. Они сейчас работают кто терапевтом, кто на скорой помощи. Это одна из очень немногих профессий, где специалист должен очень любить свою работу.

У Владимира Михайловича есть любимое хобби: он сам собирает миниатюрные копии самолётов и танков.

— Эти танки и самолётики спасли и меня, и мою жену. Когда она попала на стол хирурга, я один знал, что с ней. Но главный врач Минздрава сказал: «Если Владимир Михайлович сказал, что нужна операция, значит, надо делать!»

Жене делали операцию, а я сидел и самолёт собирал. Если бы не отвлёкся тогда, точно бы сам от инфаркта умер. А вечером, накануне операции, собирал немецкий танк. Это очень хорошо помогает. Начинаешь переживать, а самолётики-танки сразу меня в чувства приводят.

Владимир Михайлович спешно прощается с нами. Его уже заждались в другой больнице. А мы идём в морг.

Холодильник для хранения тел

В морг городской больницы попадают те пациенты, которые скончались здесь же. Холодильник рассчитан на пять тел. Температура в нём составляет от +10 до +8 градусов. Тело может находиться в холодильнике до десяти дней. И если тело не забирают родственники, его хоронят как невостребованный труп.

Холодильник, конечно, не может спасти труп от разложения, но всё же какое-то время его сохраняет. Именно в холодильнике стоит неприятный запах.

— Это пахнет свернувшейся кровью с примесью запаха формалина, — поясняет нам сотрудник морга.

В морге есть разные специальности. Мэлс Елеупанов трудится здесь вскрывающим санитаром.

Работа санитара в морге по плечу не каждому. Именно санитары занимаются грязной работой: они переносят трупы, обмывают их, наводят порядок после вскрытия. Работа нелегкая и очень низко оплачиваемая, поэтому для нее часто берут тех, кого не хотят принимать на работу в других местах: выпивох и людей без образования. Конечно, так обстоят дела не везде. В крупных городах на работу, даже санитарами, принимают только людей со специальным медицинским образованием.

Инструменты для вскрытия тоже самые обычные, без автоматики и электропривода. Все действия, так сказать, производятся вручную и по старинке.

— Мэлс, что входит в ваши обязанности?

— Подготовка к обследованию, вскрытие. Перед тем как врач придёт делать своё экспертное заключение, мы должны вскрыть труп, вытащить все внутренние органы и выложить их на секционный стол. Приходит врач, смотрит внимательно сам труп, его внутренности, и затем делает своё заключение. Тогда я кладу органы обратно в полость и зашиваю. Мою тело, одеваю и выдаю. Я и полы мою, и влажную уборку делаю.

Проводить обследование санитар не имеет права. Обследование тела, гистологический анализ — это работа патологоанатомов.

Ритуальный зал

Чем же так привлекает работа в морге? Зарплата там маленькая, труд — тяжелый. В чем секрет?

Зарплата в морге действительно крохотная и у врачей, и у младшего персонала. Но родственники клиентов оплачивают (часто негласно, мимо кассы) все дополнительные услуги. А их немало: покойника нужно помыть, переодеть, иногда — подкрасить, чтобы его вид не шокировал родственников. Все это стоит денег. Вот почему многие санитары готовы выходить на работу в праздники, оказывать самые разные услуги.

На этом столе тела вскрывают для исследования, зашивают, а потом тут же моют. Под голову подкладывают специальную подставку.

— Сколько трупов бывает у вас в день?

— По-разному. Когда пять, когда один. Иногда вообще не бывает.

В морге работают люди, которые не верят ни в бога, ни в потусторонние силы. Это понятно: человек, верящий в чертовщину, воскрешение, положительные и отрицательные вибрации, не смог бы находиться с мертвыми телами большую часть своего времени.

— Бывают ли в морге мистические случаи? Страшно ли работать в морге?

— Знаете, некоторые боятся темноты, даже если находятся у себя дома. У каждого человека свой страх. Работа в морге мало чем отличается от работы сантехника, автослесаря, косметолога, если человек относится к ней с любовью или уважением.

— Мэлс, вам нравится ваша работа?

— Да, очень нравится. Работа эта интересная. Лучше работать с неживыми пациентами, чем с живыми. Неживые — спокойный народ. Лежат себе да лежат. Они не капризные, не стонут от боли, не жалуются.

Следующая наша точка — Центр судебной медицины, где находятся на исследовании в основном тела людей, которые умерли не своей смертью. Естественность смерти вызывает вопросы не только в тех случаях, когда у человека из груди торчит нож. Подозрительной часто считается внезапная смерть человека, который давно не появлялся у врачей и не жаловался на здоровье.

На место смерти человека приезжает полиция. Сотрудники правоохранительных органов описывают тело, предварительно определяют, убили человека или он умер сам, а затем вызывают трупоперевозку.

Работа в морге сопряжена с опасностями. Всегда есть риск пораниться. И никогда не знаешь заранее, чем человек был болен при жизни.

Работа на трупоперевозке такая же опасная. Иногда сотрудникам приходится приезжать в такие дома, что страшно представить: огромные тараканы, жуки, десятки котов, которые съели тело. Кстати, про домашних животных — совсем не мифы. Если труп лежит три-четыре дня, то любимая собака или кот спешит погрызть мёртвого хозяина. В первую очередь съедают глаза, язык и живот.

Нужно отметить, что запахи морга настолько пропитывают слизистую носоглотки, что еще долгое время в течение дня, где бы ты ни находился, тебе кажется, что пахнет от тебя. В морге стойкий запах формалина. И сами трупы часто пахнут просто ужасно, но сотрудники морга к этому быстро привыкают. В секциях с покойниками пахнет всем физиологическим содержимым сразу: кровью, мочой, калом.

Гниющие трупы — отдельная история. В них всегда заводятся мясные мухи. Они откладывают яйца во рту, ушах, глазах. Оттуда потом лезут черви. Избавиться от них невозможно.

Как будет разлагаться труп, предсказать нельзя. Истощённые раком старушки просто усыхают и мумифицируются, а тучные люди начинают гнить, вздуваться и издавать зловоние.

Не все трупы забирают сразу. И те тела, за которыми и вовсе никто не приезжает, считаются невостребованными. Их отправляют в «братскую могилу» в ящиках из тонкой фанеры, мало чем напоминающих гробы. В случае с невостребованными телами сотрудники морга не утруждают себя тем, чтобы привести трупы в порядок — помыть их, одеть и сделать макияж. Несчастных укладывают в ящики в чём мать родила и вывозят на кладбище, где для таких «сирот» отведён специальный участок.

Вот такая она, работа с мёртвыми — для кого-то интересная, а для кого-то грязная и опасная.

Сегодня мы рассказали о том, что происходит с людьми после их смерти. Побывав в учреждении судебно-медицинской экспертизы, по-другому начинаешь относиться к жизни.

Берегите себя и своих близких!

Источник

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану ([email protected]) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Еще раз напомню, что посты теперь можно читать на канале в Телеграме

и как обычно в инстаграме.    Жмите на ссылки, подписывайтесь и комментируйте, если вопросы по делу, я всегда отвечаю.

Все авторские ролики загружаются на мой канал, поддержите его подпиской, кликнув по этой ссылке — Как это сделано или по этой картинке. Спасибо всем подписавшимся!

что делают с телом, как одевают покойников

Морг – место, которое внушает страх почти каждому, оно овеяно мифами и страшными историями. Но побывав там один раз, можно убедиться, что работа санитаров и патологоанатомов рутинна, она требует высокой квалификации и ежедневного труда. Все тела в морге изучаются для определения причины смерти, а затем их готовят к погребению: моют и укладывают в гроб.

Оборудование

Трупы в морге хранятся в холодильных камерах: вопреки мифам, температура в них не слишком низкая, она варьирует от 8 до 10 градусов. Такого режима достаточно для того, чтобы замедлить процесс разложения покойника на 3-4 дня. Предельный срок пребывания тела в холодильнике составляет 10 суток: если за это время близкие усопшего не забирают, его хоронят как невостребованный труп.

В России холодильник патологоанатомии выглядят как комната, в которой стоят каталки. Еще необработанные тела разложены на полу. Специальные ячейки для хранения, которые можно увидеть в зарубежных фильмах, у нас встречаются крайне редко.

Внешне помещение мало отличается от любого бюджетного медицинского учреждения: помимо холодильников, есть кабинет для исследований тканей, комната отдыха, аудитория для студентов, блок для вскрытия. Нередко на одной территории работает ритуальное агентство, способное взять на себя все хлопоты по организации прощания родственников с усопшим.

Отличительной чертой помещения является специфический запах: смесь формалина, свернувшийся крови и физиологических жидкостей. Работники морга быстро привыкают к амбре: через 2-3 месяца они перестают ощущать запах.

Работники

В морге трудятся специалисты, численность которых зависит от города. Также есть узкоспециализированные учреждения, которые занимаются только детьми, иностранцами, жертвами взрыва, трупами со следами гниения, и т.д.

Патологоанатом и судмедэксперт

Трупы в морге в обязательном порядке проходят через исследование-вскрытие. Исключение составляют редкие случаи, когда умерший при жизни оставил волеизъявление об отказе от вскрытия, либо это сделали его близкие, следов насильственной смерти нет, человек умер в больнице в результате болезни.

При больницах работают патологоанатомы. Их работа имеет цели:

  • контролировать работу врачей;
  • выяснять точный диагноз;
  • проводить гистологическое изучение тканей, в том числе, живых людей.

Если человек умирает в результате продолжительной болезни, причина смерти все равно требует уточнения. Больной, страдавший от онкологии, мог умереть в результате отравления или передозировки лекарством. И, если это произошло из-за халатности его врача, важно провести расследование.

Когда у пациентов больницы берут фрагмент тканей на исследование, он попадает именно к патологоанатому. Такой врач должен обладать знаниями во всех сферах медицины: урологии, гинекологии, нейрохирургии, кардиологии. Тщательная работа патологоанатома позволяет точно определить болезнь: нередко бывают случаи, когда результаты гистологии опровергают предварительный диагноз, а пациент получает возможность избежать тяжелого и ненужного ему лечения.

Судмедэксперт работает с телами, если есть признаки его насильственной смерти. Их работа необходима для раскрытия преступлений, так как в ходе судебно-медицинской экспертизы выясняется не только причина смерти, но и орудие преступления, происхождение жидкостей на теле, время последнего приема пищи. Для этого в штате трудятся химики, биохимики, специалисты по гистологии.

Работа судмедэксперта опасна инфекциями: вместе с трупом они не получают его медицинскую карту, в которой перечислены все имеющиеся у него заболевания, поэтому вероятность подхватить гепатит, ВИЧ, сифилис. Туберкулез – одно из самых частых заболеваний сотрудников.

Санитар и гример

Самая тяжелая работа выполняется санитаром. В больших городах претендовать на такую вакансию может только соискатель с медицинским образованием. Но чаще на низкооплачиваемую должность берут всех желающих.

В обязанности санитара входит перенос и мытье тел, уборка помещения, переодевание покойников. Иногда нанесением макияжа и причесыванием занимается гример.

Процедуры

Процесс, как готовят труп к похоронам, обычно скрыт от глаз посторонних: близкие люди получают покойного уже в день погребения. За 2-3 дня они проходят через стандартные процедуры.

Подготовка к вскрытию

Трупы в морге обязательно моют: это необходимо для того, чтобы удалить следы грязи, в том числе, испражнений, так как в момент смерти сфинктеры расслабляются, и содержимое кишечника и мочевого пузыря выходит наружу. Затем происходит дезинфекция и тампонирования физиологических отверстий. В некоторых учреждениях бирки с номером привязывается на пальцы ноги покойников, в других – фамилия пишется на бедре маркером или зеленкой.

Проводить вскрытие санитар не имеет права, но в его обязанности входит вскрытие головы. Это происходит при помощи специальных инструментов. Снять скальп и распилить кости черепа нужно так, чтобы после вскрытия можно было замаскировать следы вмешательства.

Вскрытие

Основная процедура, что делают с человеком в морге – это вскрытие. Исторически она существовала с начала развития медицины. Известно, что мертвые подвергались и тщательному исследованию в Древней Греции и Египте. Не существовало ни одного периода, когда болезни не изучались таким образом. Противниками выступали только церкви.

Ее проводит врач-патологоанатом или судмедэксперт. Прежде чем приступить к процессу, врач изучает медицинские документы и проводит наружный осмотр: есть ли на теле раны, рубцы, отеки, ожоги и другие повреждения.

Вскрытие делают на столе, покойника разрезают от шеи до паха, после чего происходит изъятие всех органов. Существует два способа изъятия:

  • секционный, когда органы извлекают отдельно друг от друга;
  • эвисцерационный, когда все внутренние органы достают единым комплексом.

Для проведения гистологии врач иссекает фрагменты тканей, которые потом изучаются под микроскопом для определения точной причины смерти, или в рамках научных исследований.

Процедура завершается зашиванием мертвого тела. Мозг не укладывается обратно в черепную коробку, а аккуратно убирается вместе с остальными органами в брюшину. Череп заполняется старой одеждой или любыми тряпками: это необходимо для того чтобы избежать подтекания.

Подготовка к похоронам

После смерти внешний вид человека меняется, и это не всегда связано с процедурой вскрытия покойников. Для обработки лица гримеры часто просят прижизненное фото, потому что понять, как оно должно выглядеть, очень сложно.

Бальзамировать человека нет необходимости, если похороны состоятся через 3-4 дня после того, как он умер. Патологоанатом может вводить в крупные мышцы формалином, прокалывать туловище для того, чтобы помочь выйти наружу газам, скапливающимся внутри тел покойных.

Туловище покойников скрывается одеждой, а лицо остается открытым, поэтому важно придать ему естественный вид. Так родным будет психологически легче попрощаться с умершим.

На лицо накладывается специальная маска, сохраняющая максимально свежий вид лица. она состоит из трех компонентов:

  • формалин;
  • глицерин;
  • одеколон.

Чтобы грим лучше зафиксировался на коже, лицо подогревают при помощи фена. Помимо косметического грима, могут использоваться обычные акриловые краски.

То, как в морге готовят тело к похоронам, зависит от конкретного случая: иногда требуется скрепить челюсти при помощи специальных скоб, восстановить форму глазных яблок или фрагментов лицевой кости имплантатами. Существует процедура нейтрализации неприятных запахов.

Переодевание покойного

Люди в морге обнажены: если при поступлении на них была одежда или украшения, это фиксируется в журнале, после чего все вещи складывают в пакет и передают родственникам.

Для подготовки к похоронам умершим требуется новая одежда, размер которой немного больше того, что человек носил при жизни. Стандартный набор одежды, который можно купить в магазине ритуальных товаров, или который принесет родственник, выглядит так:

  • нижнее белье;
  • колготки для женщины;
  • платье или костюм;
  • обувь.

На одежде не должно быть глубокого выреза, чтобы шов на теле оставался незаметным. Вопрос, как одевают покойников в морге, является одним из самых распространенных. Вопреки мифам одежду разрезают на спине крайне редко, если одеть умершего иначе не выходит, когда туловище закостенело или раздулось. Предугадать, как будет меняться покойник, сложно: некоторые раздуваются так, что требуются проколы, другие же усыхают.

Вместе с покойником близким выдается свидетельство, которое позволяет захоронить человека.

Кремация

В России кремация происходит редко, хотя идея развеять свой прах нравится многим. Такая процедура осуществляется в отделении патологоанатомии, но она имеет отличия:

  • гроб выполнен из плотного картона;
  • перед тем, как кремировать труп, дважды проверяют соответствие тела документам.

Кремация происходит в два этапа: сначала покойник сжигается в печи, температура в которой достигает 650 градусов, а затем в печи с 900 градусами. После первого этапа остаются кости и газ, после второй родные получают прах в виде золы без запаха, который можно хранить дома, захоронить или развеять по воздуху.

Невостребованные тела

Проблема, что делать с трупом, если за ним никто не является, давно является решенным. По истечению срока в 10 суток человека хоронят за государственный счет. Так как прощания с усопшим не происходит, его не одевают и не гримируют, кладут с фанерный ящик и закапывают на специально отведенной зоне кладбища.

Мистика и мифы

Морг нередко считают мистическим местом: согласно преданиям и страшным сказкам, мертвые люди могут оживать, пугать дежурящих ночью санитаров. Но все гипотезы имеют реальные объяснения, что происходит в морге на самом деле.

  1. Самый распространенный факт – звуки, которые могут издавать покойники. Мертвые действительно могут стонать, это связано с выходом газов из тела. Более пугающими выглядят движения покойников: подергивание конечностей, открывание рта. Это происходит очень часто, потому что мышечные спазмы характерны даже для мертвого организма.
  2. Оживший во время вскрытия человек – миф, который можно развеять во времена развитой медицины. Перед тем, как погибшего доставляют из больницы или другого места, клиническая смерть подтверждается разными способами.
  3. Немало внимания достается санитарам и патологическим анатомам: им приписывают различные личные качества, включая психические отклонения. На самом деле патологоанатомы контактируют с умершим не более 10% своего рабочего времени, а остальные часы отнимает работа с бумагами, морфологические исследования тканей.
  4. Расхожий миф гласит, что патологоанатомы много зарабатывают, предлагая услуги по подготовке к погребению. По закону минимальные манипуляции с умершим совершенно бесплатны: санитары помоют и одевают усопшего, обработают кожу так, чтобы он выглядел максимально натурально. Дополнительные услуги оказывает гример или работник похоронного агентства через кассу.
  5. Появление червей в телах – неприятный факт, который подтверждают все люди, работающие в подобных учреждениях. Избежать этого невозможно, то, как моют покойников в морге, не помогает избавиться от насекомых.
  6. Живучим мифом является мнение, что сотрудники отделения патологической анатомии привыкают к покойникам настолько, что могут принимать пищу водной комнате с трупом. Но тщательное соблюдение личной гигиены – непреложное правило для такой работы. Помимо брезгливости, игнорировать его мешает статистика заражений от тел в морге опасными патологиями.

Работа в морге подходит не каждому медику. По отзывам патологоанатомов, основную сложность представляют не мертвые люди, а их родственники, которых важно поддержать в непростой момент, не утрачивая умения сочувствовать изо дня в день.

Патологоанатом объяснил, почему «мертвые» оживают в моргах

20-летняя жительница штата Мичиган в США очнулась в похоронном бюро после того, как судмедэксперт констатировал ее смерть. Медики собирались бальзамировать девушку, как вдруг заметили, что та дышит. Патологоанатомы пояснили «Газете.Ru», что пациент может пребывать в пограничном состоянии, когда пульс и сердцебиение сводятся к настолько минимальным показателям, что медики даже с помощью техники не могут их зафиксировать. Что приводит к таким состояниям — в материале «Газеты.Ru».

В США 20-летняя жительница штата Мичиган очнулась после того, как медики констатировали ее смерть — тело девушки готовили к бальзамированию. Об этом сообщает местный портал Click on Detroit.

По данным СМИ, инцидент произошел утром 23 августа в Детройте. Родственники 20-летней девушки вызвали службу спасения, когда ее сердце перестало биться. Прибывшие по вызову медики около 30 минут проводили сердечно-легочную реанимацию, однако после решили, что американка скончалась.

Тогда специалисты уведомили о произошедшем судмедэксперта и официально констатировали смерть девушки — ее тело увезли в морг. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что она мертва. На ее теле не было обнаружено признаков насильственной смерти, поэтому вскрытие решили не проводить, предложив родственникам выбрать похоронное бюро и готовиться к погребению.

Лишь перед тем, как началась процедура бальзамирования, выяснилось, что девушка жива. Сотрудники бюро обратили внимание, что усопшая дышит.

«Ее бы начали бальзамировать, если бы она не открыла глаза, вот что самое страшное! В похоронном бюро расстегнули молнию на сумке для трупов и увидели ее живой с открытыми глазами», — уточнил адвокат семьи Джоффри Фиджер.

Защитник добавил, что девушка по-прежнему жива и остается в палате интенсивной терапии, где ее подключили к аппарату ИВЛ. Однако, по его мнению, те полтора часа, которые девушку считали мертвой, могут сказаться на ее здоровье в будущем.

Как рассказал «Газете.Ru» патологоанатом Михаил Лериковский, причин такой халатности со стороны врачей может быть несколько. «В таком случае, врачи должны провести ряд тестов для точной констатации смерти. В частности пациенту подключают прибор, который показывает наличие сердцебиения и фиксирует пульс. Более того, эти тесты должна контролировать комиссия из трех человек», — отметил специалист.

По его словам, прибор должен показать изолинию, то есть отсутствие пульса и сердцебиения. Также, согласно приказу Минздрава РФ от 20 декабря 2001 года №460, основанием для признания человека умершим становится диагноз о смерти мозга. Для этого проводятся тесты с помощью специального медицинского оборудования — в частности электроэнцефалограммы (ЭЭГ), которая фиксирует мозговую активность в виде графического изображения.

В случае кончины ЭЭГ показывает электрическое молчание мозга — оно должно сохраняться не менее 30 минут, чтобы зарегистрировать смерть. «При наличии сомнений в электрическом молчании мозга необходима повторная регистрация ЭЭГ», — говорится в документе.

Однако, как подчеркнул Лериковский, в некоторых больницах нет такого оборудования. В таком случае, для подтверждения диагноза человека обязаны разместить в палате или на территории больницы в течение двух часов до появления трупных пятен, охлаждения тела, окоченения.

«Главное, чтобы тело не было сразу направлено в морг — там пониженная температура, которая замедляет появление естественных признаков смерти. Если медики все сделали правильно, то спустя несколько часов, они могут подписать эпикриз о смерти. Я подчеркну, что если отправить предполагаемого умершего раньше, то это просто халатность», — уточнил собеседник «Газеты.Ru»

В свою очередь патологоанатом одного из Волгоградских моргов Константин Михайлюк отмечает, что какие-то особенные состояния организма не влияют на постановку ложной смерти.

«На моей практике было несколько случаев подобного воскрешения. Выглядит жутко. К примеру, привезли в выходной день сотрудники полиции мужчину, по всем признакам он мертв. Его оставляют на несколько часов до вскрытия, а в итоге он оживает — оказывается, что он был просто мертвецки пьян», — уточнил Михайлюк.

Медик добавил, что в таком состоянии организм может максимально замедлить процессы жизнедеятельности, вплоть до того, что нельзя будет прощупать пульс и сердцебиение. «Поскольку поток в морге достаточно большой, в некоторых заведениях не перепроверяют несколько раз показатели и констатируют смерть», — уточнил он.

Еще одной причиной для ошибки может стать тяжелая кома, которую иногда называют «летаргическим сном». Михайлюк пояснил, что это состояние, при котором человек становится неподвижен, а все жизненные функции хотя и сохраняются, но заметно снижаются: пульс и дыхание становятся реже, падает температура тела.

«Такое состояние может длиться долгое время. Это, по сути, защитная реакция организма на стресс — как на внешний, так и на внутренний — в случае тяжелого заболевания. Таким образом тело пытается спастись и выиграть время для необходимой помощи», — заключил специалист.

Чего хотят мертвецы — Ведомости

«Мертвые не умирают» (The Dead Don’t Die) – название песни Стерджилла Симпсона, которая звучит в картине, и на русский его вполне можно было бы перевести строкой из другой музыкальной композиции: «Если вы не живете, вам и не умирать». Еще невозможно не вспомнить название сравнительно недавней картины Джармуша «Выживут только любовники». Там все население планеты делилось на вампиров и зомби, причем вампиры были бессмертными, утонченными, влюбленными (все лучшие люди в истории человечества, как намекал Джармуш, относились либо к вампирам, либо к сочувствующим), а «зомби» оказывалось всего лишь презрительным прозвищем, которое они дали обычным жалким, ничтожным людишкам.

Теперь Джармуш развил свою мысль и снял кино про этих людей.

В городке Центрвилль с населением в несколько сотен человек никак не наступает ночь. Что-то неладно не только с закатом, но и с сотовой связью, и с радиостанциями (почему-то приемник исправно ловит только одну песню – ту самую The Dead Don’t Die). По телевизору наконец объясняют, что виной всему – «гидравлический разрыв полярного пласта» (что бы это ни значило). Причиной разрыва, судя по всему, стала деятельность правительств и корпораций, одержимых жаждой наживы, а результатом – то, что Земля слетела с собственной оси. Теперь обезумевшие домашние животные куда-то убегают, полная Луна появляется на небе в зловещем лиловом сиянии, а мертвые сами выкапываются из могил и идут жрать живых.

Еще в начале, до всех этих дел, пара полицейских (Билл Мюррей и Адам Драйвер) отправляются в лес, чтобы прижучить сумасшедшего отшельника Боба (Том Уэйтс), предположительно укравшего курицу со двора местного фермера, консерватора и расиста (Стив Бушеми). Впрочем, ограничиваются устным предупреждением и уходят, слыша вслед матерные проклятья. Отшельник Боб, у которого главные сокровища – ружье, бинокль и «Моби Дик» в дешевом карманном издании, окажется центральным персонажем фильма: именно в его уста будут вкладываться язвительные комментарии по поводу происходящего. Еще один персонаж не от мира сего – Зельда Уинстон (Тильда Суинтон): она владелица похоронного бюро, обожающая гримировать своих покойников, нанося на их лица бодрый радужный макияж. А еще она превосходно управляется с самурайской катаной, что очень кстати в мире оживших мертвецов.

В классическом «Рассвете мертвецов» Джорджа Ромеро зомби из маленького городка собирались около крупного торгового центра – места, которое сильнее всего притягивало их при жизни. Джармуш, в сущности, повторяет тот же мотив: после смерти зомби одержимы потреблением, их индивидуальность проявляется только в том, что у каждого свои пристрастия. Одни, увидев кофеварку, делают жадные глотки прямо из колбы, повторяя нараспев: «Коо-фе! Коо-фе!» Другие так же мычат: «Шардоне!», «Кса-анакс!», «Вай-фай!», «Блютус!» «Сири!», дети-зомби: «Леденцы!», «Скиттлз!», «Игрушки!» Отшельник-резонер Боб резюмирует: «Может, они и при жизни были зомбаками? Все эти люди просрали собственные души, обменяли их на безделицы, кухонные комбайны, «Нинтендо».

Джармуш не первый, конечно, кто заметил, что мир несовершенен и к большинству его обитателей можно применить самые ругательные выражения, в диапазоне от «маленькие бездарные мыши» (Никита Михалков) до «мясные машины» (Владимир Сорокин). При этом еще живые обитатели Центрвилля не демонстрируют никакой особенной злобы или исключительной тупости, просто их жизнь проходит зря: без поэзии, без музыки, без любви. Как заметил один проницательный критик, в этом фильме не появляется ни одной парочки, только Билл Мюррей в полицейском участке ложится спать невдалеке от тетки, умершей с перепою. Он с ней спал, когда она была еще жива: «Вспомню молодость». А когда женщине-полицейскому (Хлое Севиньи) задают вопрос, состоит ли она в отношениях со своим симпатичным коллегой, она категорически отвечает: «Нет». Ни с кем она не состоит в отношениях, и жизнь у нее, как и у ее земляков, пуста. Мы помним, что выживают только влюбленные; значит, Центрвилль обречен.

Ну да, ну да. Но человек циничный заметит, что все это отдает подростковыми романтизмом и максимализмом, плавно переходящими у 66-летнего Джармуша в старческую брюзгливость. И чувство юмора начинает ему изменять: назвать Тильду Суинтон Зельдой Уинстон, нацепить на голову героя-расиста кепку с лозунгом Keep America White Again – он правда считает, что это смешно? Или это просто часть издевательства над аудиторией? Ближе к финалу Мюррей спрашивает у Драйвера: «А почему ты с самого начала говорил, что все это плохо кончится?» – «А потому, что я читал сценарий». – «Что, весь сценарий? А мне Джим, сволочь такая, дал только мои сцены, и это после стольких лет совместной работы!»

Разрушение «четвертой стены» между публикой и актерами, как и нарочитое смазывание финала, выглядит плевком в зрительный зал – по крайней мере в тех, кто плохо подготовился к встрече с маэстро. Что, пришли в свой выходной посмотреть зомби-комедию с Биллом Мюрреем? Вот сейчас будет вам ржака, потребители чертовы. Сидите и пускайте слюни: «Артхаааус, авторское кинооо».

Автор – специальный корреспондент «Комсомольской правды»

Санитар морга: «Я не тренировался гримировать покойников на своей жене»

Альберта уволили из морга, где он трудился семь лет. В своем интервью молодой человек рассказал о специфике работы с покойниками. Свою работу Альберт расценивает как любую другую, которую люди выполняют, чтобы просто заработать.

Он не считает, что у него была плохая работа, ночью он спал спокойно, впрочем, бывший санитар отмечает, что нервная система у работников морга должна быть очень устойчивой: «Очень сложно смотреть на погибших детей и совсем молодых, но работа есть работа. Закрываешь дверь, уходя домой, и перестаешь об этом думать», — рассказывает Альберт.

«Самое сложное в этой профессии — встреча с родственниками покойного. Некоторые плачут, другие рассказывают о жизни умершего», — продолжает рассказывать Альберт. «Это не тяжело, но и не легко, но есть очень неприятные моменты, когда покойников раздувает», — описывает Альберт тела, которые достают из канав, находят в лесу или доставляют после тяжелых аварий. Иногда бывает необходимо пришить какую-то часть тела или потратить много времени на грим. Больше всего случаев, когда необходимо пришивать конечность — руки и ноги.

Во время интервью Альберт не был особенно разговорчивым, он не эмоционален, своей работы не стыдится, но и не гордится ею. Он один из сотни таких же санитаров Латвии, которые каждый день проводят в пристанище мертвых — морге. Сейчас молодой мужчина растит ребенка и планирует найти новую работу. Вернется ли он на работу санитаром или нет — он пока ответить не может.

Алина Румянцева/Фото: Эдийс Паленс /LETA

Мы есть в Telegram, Twitter и Facebook. Подписывайтесь и будьте в курсе всего самого интересного!

Рекомендуем

ФОТО: тогда и теперь — как изменилась звезда сериала «Улицы разбитых фонарей»

ФОТОИСТОРИЯ: отец сделал первую и последнюю фотографию дочери

«Отгонял людей и закрывал дверцу»: водитель в Риге пролетел около 40 метров и врезался в стену дома

Читать Эрекция в морге (СИ) онлайн (полностью и бесплатно)

Всеволод Шипунский

Эрекция в морге

* * *

1.

Проницательный читатель мой, об одном тебя прошу: читая сию историю, не строй никаких политических аналогий и соответствий, то бишь не принимай фигурирующий в рассказе морг – за Украину, агрессивных покойников за бандеровцев, а приехавшую полицию – за столь любимых в России «вежливых людей». Поверь, проницательный, что автор не имел в виду ничего иного, кроме того, что здесь рассказано буквально.

И только под американцами тебе следует понимать именно американцев, и никого иного.

* * *

Работали в одном морге два медбрата, Вася и Петя. Оба любили выпить, закусить, да за девками приударить. А чего? Дело-то молодое. Да и медсестёр там, в больнице, что рядом с моргом, было предостаточно. Ну, а спирт, конечно, медицинский, всегда при них.

И вот однажды привезли в морг свежего покойника. Ну, покойник и покойник, эка невидаль. Медбратья приняли его под роспись, как положено. А как раздевать его стали, смотрят, одёжа-то вся отличная такая, сразу видно, что денег стоит. Джинсы синие, мокасины мягкие, жёлтые; рубаха шёлковая, вишнёвого цвета, куртка мягкая кожаная, всё американское. Ну, и решили они в мешок покойницкий всякое старьё положить, а одёжку хорошую поделить по-братски.

Сказано, сделано. Номерочек бедолаге на ногу повесили, уложили на стол в покойницкой и простынкой накрыли. И ушли работать. В морге работы-то разной немало. Одного унеси, другого принеси, третьего обмой, четвёртого побрей, пятого приукрась да приодень. И так целый день.

И вот, значит, проголодались они и решили перекусить. Петруха за пирожками и огурцами солёными сбегал на рынок, а Васька слетал к своей зазнобе в хирургию и добыл у неё маленький пузырёк спирту.

Ну, как это у них, у работников морга, водится, разложили они свои припасы прямо на покойнике, на простыне, и стали выпивать да закусывать. Такой уж у них был обычай: есть прямо на покойнике. Чтоб крутизну свою друг другу показать, что всё, мол, им нипочём, и даже на смерть наплевать.

Выпили они по глотку крепкого, отдышались, и давай закусывать. Закуска дело весёлое, если под выпивку. Потом ещё добавили, и стали друг другу анекдоты скабрезные травить, да рассказывать, как со своими медсестричками встречались, и как это всё у них происходило. То есть, самую непотребную похабень!

И вдруг… Смотрят, а у покойника этого на простыне холмик приподнимается!.. В том самом месте! Онемели они, и волосы у них на головах у обоих зашевелились… Тут уж смекнули медбратья, что не простой это покойник, а засланный. Да и одёжа, кстати, тоже американская.

Что делать?? Ясно, что: звонить куда следует. Но только Василий свой телефон достал, а покойник уже и встаёт! Прямо в простыне…

Ну, Петруха струсил, пирожки да пузырёк со спиртом подхватил и дёру. Пирожки, кстати, по дороге рассыпал. А Василий на покойника-то уставился, глаза от ужаса выпучил, а пальцы между тем сами нужный номер набирают! Вот что значит практика.

Тут покойник простыню с себя снимает, да в ухо его ка-ак звезданёт! Васька так с катушек и полетел. А мертвец и попёр на него буром! Ты что же, говорит, сволочь, мой кожан надел, мокасы натянул, и на меня же доносить??

Но номер-то был уже набран! Там, куда он звонил, трубку включили, и всё, что нужно, услышали. Пробили, конечно, по базе, кто, где и что, и тут же подскочили на двух джипах. Автоматы, маски, камуфляж, всё как положено.

Когда заскочили они в морг, то первым делом пирожки на полу увидели и очень удивились. «Тут дело нечисто!» — подумал ещё тогда лейтенант Петушков, и, не раздумывая, кинулся в покойницкую. Ребята за ним. А там!.. На Василии уже верхом сидит этот вурдалак и гложет его за нос. Да и другие покойники на столах тоже ведут себя как-то неспокойно!..

«Арестовать! — крикнул Петушков своим ребятам, да на покойников как заорёт: – А ну, тихо мне! Порублю в капусту!!» И всё сразу замерло… Решительно действовал лейтенант, умело!

Ребята, конечно, кинулись на этого вурдалака, заломали, надели наручники. Смотрят, а у него рожа-то вся в крови христианской… Вот упырь!

Хотели они его дубинками отделать, но лейтенант запретил. Разъяснил он своим молодым бойца, что покойники боли не чувствуют, поэтому избивать их – пустое дело. Только личность попортишь и опознание затруднишь. Ну, мешок ему на голову, в простыню завернули, и в багажник.

Вот такая была история… Васька после этого долго ещё в инфекционном отделении лежал, с заклеенным носом, а Петруха ему пирожки носил. 300 уколов ему сделали от трупного укуса! Ничего, оклемался. Задница только от уколов вся распухла, в брюки не влезала.

Потом его вызывали куда следует, и объявили устную благодарность. Сказали даже, что дали бы и медаль, только дело очень секретное, да и медалей таких, за задержание опасных мертвецов, пока не предусмотрено. А вот одёжу покойницкую, как вещдок, приказали всю вернуть.

А покойник этот, как и думали, американским шпионом оказался. Раскололи его, как миленького! Оказалось, специальная программа у них там, у америкосов существует, по зомбированию и заброске потенциальных мертвецов в Россию.

Приедет такой, вроде нормальный мужик, и говорит по-русски. Но как только умирает, становится зомби, и тут же включается у него какая-нибудь русофобская программа. У этого, в частности, было задание разведывать секреты российских больниц, моргов и медучреждений, и всё сразу же через встроенную в мозг систему Глонасс передавать на спутник. А член служил при этом антенной! А совсем не тем, что вы подумали…

И представьте себе, месяца через два или три, встречает вдруг Васька на улице этого самого мужика! Идёт себе в той же самой одежде: в кожанке, рубахе красной, мокасах своих жёлтых, и по телефону разговаривает. Только взгляд у него какой-то замороженный… На Ваську, конечно, ноль внимания.

Наверняка уже перевербовали!

* * *

2.

Долго помнился медбратьям этот случай, с американским покойником. Но потом время прошло, и стал он постепенно забываться. Жизнь молодая брала своё.

Однажды у Васьки неизвестно откуда появился такой специальный грим, чтоб живого человека гримировать под покойника. Такой какой-то крем, со специфическим мертвенно-холодным блеском.

И как-то сидели они, Васька с Петей, закусывали и раздумывали, как можно было бы с помощью этого кремом над кем-нибудь весело приколоться. А то лежит просто так, без дела.

Петька придумал, чтоб загримироваться ночью и завалиться к медсёстрам в терапевтический корпус, но Вася не одобрил. Подумаешь, припрутся два дебила с намазанными рожами… И что?

Долго думали они над приколом, пока Василий, более из них развитый, и даже книжки иногда читавший, не произнёс где-то слышанное: «Эрекция в морге». Это словосочетание ему понравилось, и он несколько раз потом повторял: «Эрекция в морге».

— А чего это? – спросил Петька, который был попроще.

— Эрекция?.. Ну, стояк, попросту.

— Ну, стояк, и чего?

— Так в морге же! Понимаешь? У покойника!

— Да ты что?? А разве у них бывает?..

— Бывает, – задумчиво отвечал Вася, уже начавший в голове обсасывать идею со всех сторон. – Бывает, что и медведь с кручи летает… Про американского забыл, что ли?

— Так то же покойник-шпион был! А тут наши жмуры, обыкновенные. Сравнил…

— Тут ты прав. То был, считай, биоробор. Нанотехника! Нам до этого, как до Луны… А вот как думаешь, врачихи боятся покойников?

— Нет, врачихи не боятся, — уверенно сказал Петруха. – Они привычные.

— А медсестрички? – спросил Вася, жуя привычный пирожок с капустой.

— Тоже не должны, — говорил Петруха. – Хотя… кто как.

— А давай проверим, — со смехом предложил Василий. – Возьми и приведи свою Галку из терапии на свидание прямо сюда, в морг. Тут с ней и займись… А что? Скажешь, что тут, в покойницкой, ни одной живой души нету. И очень, мол, удобно… это самое… секс, и всё такое.

— Ха-ха! – засмеялся Петька. – Можно… А зачем?

Васька почесал за ухом и предложил:

— А ты ей, так, между прочим, скажешь, что у покойников тоже бывает эрекция… ну, стояк, то есть. Она, конечно, не поверит?

— Не поверит, ясное дело. И что?

— И тут ты её подведи к столу с покойником, сними с него простыню, и скажи, чтоб она разделась у него на глазах.

— У кого на глазах?

— У покойника на глазах! А вместо покойника буду лежать я… Понял? Голый и загримированный.

Петька подумал, оценил идею, и покатился со смеху, представив себе обалдевшую Галку, узревшую мертвецкий стояк.

— А вдруг у тебя не встанет? – хохотал он.

Работник морга знает, как уйдет он: «Моя жена сказала, что она уже решила, как похоронит меня»

Андрей знает, как будут выглядеть его похороны. «Моя жена сказала, что она уже решила, как похоронит меня. После смерти она отправит меня в крематорий, а затем поставит урну с прахом на полку дома. Когда умрет она, ее прах добавят в мою урну, так что даже после смерти мне не будет покоя», – шутит препаратор Андрей.

«В последнее время людям неловко говорить о смерти. Как будто стесняются того, что все мы когда-нибудь умрем и что жизнь не вечна. Может, я слишком философствую, но в древности человеческая жизнь была связана с церковью, и уже с рождения точно знали, что ждет впереди. За последние пятьдесят лет люди почему-то стали избегать тему смерти. Упор делается на том, как хорошо мы живем, как замечательна жизнь. При этом совершенно не говорят о том, что люди смертны».

Из дурдома в морг

«В свое время я работал в психоневрологической больнице, но ушел оттуда, поскольку считал, что на одной работе можно работать 4-5 лет. Тем более на такой работе. Иначе самому можно сойти с ума, – смеется Андрей. – Поэтому начал искать новое место. Жена сказала, что я мог бы попробовать работать с умершими, потому что в больнице нередко случались ситуации, когда приходилось мыть и одевать трупы».

Андрей отправился в кассу по безработице. «Я рассказал им свои пожелания. На меня, конечно, посмотрели удивленно, но сказали, что как раз утром освободилось одно место. Так я попал в судебную медицину».

Сейчас он вспоминает, что работа была не такой, как казалось изначально. «Я надеялся, что будет достаточно только того, чтобы переодевать трупы, но от меня требовалось проводить процедуры вскрытия. Раньше я видел умерших людей только пару раз в больнице, но так, чтобы тебя пригласили к операционному столу, вручили скальпель… Руки дрожали уже от того, что в них был скальпель, не говоря уже о том, чтобы изучать внутренние органы. Но к этому я привык за три-четыре дня. Человек – такое животное, которое привыкает ко всему».

Так Андрей проработал в отделении Тартуской судебной медицины почти пять лет.

«В конце концов я решил, что с меня хватит. Слишком долго я делал эту работу, и запах трупов стал невыносимым. Особенно, если труп пролежал долгое время не в холоде. Так я решил прийти сюда и на сегодняшний день уже почти двадцать лет я делаю эту работу. Пять лет в судебной медицине и пятнадцать лет здесь».

Жизнь после смерти: наука о разложении человека | Судебно-медицинская экспертиза

Джон умер примерно за четыре часа до того, как его тело было доставлено в похоронное бюро. Он был относительно здоровым большую часть своей жизни. Он всю свою жизнь проработал на нефтяных месторождениях Техаса, работа, которая поддерживала его физическую активность и в довольно хорошей форме. Он бросил курить несколько десятилетий назад и пил умеренное количество алкоголя.

В последнее время его семья и друзья заметили, что его здоровье — и его разум — начали ухудшаться.Затем одним холодным январским утром у него случился обширный сердечный приступ, по-видимому, вызванный другими, неизвестными осложнениями, он упал на пол дома и почти сразу умер. Ему было всего 57 лет. Теперь он лежал на металлическом столе, его тело было завернуто в белую льняную простыню, холодное и жесткое на ощупь, с багрово-серой кожей — контрольные признаки того, что ранние стадии разложения уже идут полным ходом.

Большинство из нас предпочло бы не думать о том, что происходит с нами и близкими после смерти.Большинство из нас умирают естественной смертью и, по крайней мере, на Западе, их хоронят традиционным способом. Это способ проявить уважение к умершему и принести чувство замкнутости в семью покойного. Это также помогает замедлить процесс разложения, чтобы члены семьи могли помнить своего любимого человека таким, каким он был когда-то, а не таким, какой он есть сейчас.

Для других конец менее достойный. Убийца может похоронить свою жертву в неглубокой могиле или оставить ее тело на месте преступления, незащищенное от непогоды.Когда тело в конечном итоге будет обнаружено, первое, что попытаются установить полицейские детективы и судебно-медицинские эксперты, работающие над этим делом, — это когда наступила смерть. Время смерти — важная информация в любом расследовании убийства, но многие факторы, влияющие на процесс разложения, могут сделать его чрезвычайно трудным для оценки.

Вид гниющего трупа для большинства из нас в лучшем случае тревожит, а в худшем — отталкивает и пугает — это просто кошмар.

Далеко не «мертвый»… гниющий труп кишит жизнью

Однако гниющий труп далеко не «мертвый». Все большее число ученых рассматривают гниющий труп как краеугольный камень обширной и сложной экосистемы, которая возникает вскоре после смерти, процветает и развивается по мере разложения.

Мы все еще очень мало знаем о человеческом разложении, но рост центров судебно-медицинских исследований, или «ферм тел», вместе с доступностью и постоянно снижающейся стоимостью таких методов, как секвенирование ДНК, теперь позволяет исследователям изучать этот процесс разными способами. это было невозможно всего несколько лет назад.Лучшее понимание экосистемы трупов — того, как она меняется с течением времени, как она взаимодействует с окружающей средой и изменяет ее экологию — может иметь важные приложения в судебной медицине. Это может, например, привести к новым, более точным способам определения времени смерти и поиска тел, спрятанных в тайных могилах.

Разложение начинается через несколько минут после смерти в процессе, называемом автолизом или самоперевариванием. Вскоре после того, как сердце перестает биться, клетки лишаются кислорода, и их кислотность увеличивается, поскольку внутри них начинают накапливаться токсичные побочные продукты химических реакций.Ферменты начинают переваривать клеточные мембраны, а затем выходят наружу по мере разрушения клеток. Обычно это начинается в печени, которая обогащена ферментами, и в головном мозге, в котором много воды; Однако со временем все другие ткани и органы начинают таким образом разрушаться. Поврежденные клетки крови выходят из сломанных сосудов и под действием силы тяжести оседают в капиллярах и мелких венах, обесцвечивая кожу.

Температура тела также начинает падать, пока оно не акклиматизируется к окружающей среде.Затем наступает трупное окоченение — оцепенение смерти — начиная с век, челюстей и мышц шеи, а затем проникает в туловище, а затем и в конечности. В жизни мышечные клетки сокращаются и расслабляются из-за действия двух нитчатых белков, называемых актином и миозином, которые скользят друг по другу. После смерти у клеток истощается их источник энергии, и белковые нити блокируются на месте. Это заставляет мышцы становиться жесткими и блокировать суставы.

«Может потребоваться немного силы, чтобы сломать это», — говорит гробовщик Холли Уильямс, поднимая руку Джона и осторожно сгибая ее в пальцах, локтях и запястьях.«Обычно чем свежее тело, тем легче мне работать».

Уильямс говорит тихо и ведет себя беспечно, что противоречит ужасному характеру ее работы. Выросшая в семейном похоронном бюро на севере Техаса и проработав там всю свою жизнь, она с детства почти ежедневно видела трупы и обращалась с ними. Сейчас ей 28 лет, и, по ее оценкам, она проработала около тысячи тел.

Ее работа включает сбор недавно умерших тел в районе Даллас-Форт-Уэрт, а иногда и за его пределами, и подготовку их к похоронам путем омовения и бальзамирования.Бальзамирование включает в себя обработку тела химическими веществами, замедляющими процесс разложения, в первую очередь для того, чтобы восстановить его как можно ближе к его естественному состоянию перед смертью. Уильямс выполняет это, чтобы родственники и друзья могли увидеть своих умерших близких на похоронах. Жертвы травм и насильственной смерти обычно нуждаются в обширной реконструкции лица, что требует высокой квалификации и требует много времени.

«Большинство людей, которых мы забираем, умирают в домах престарелых, — говорит Уильямс, — но иногда мы встречаем людей, умерших от огнестрельных ранений или в автокатастрофе.Нам могут позвонить, чтобы забрать кого-то, кто умер в одиночестве и не был найден в течение нескольких дней или недель, и он уже будет разлагаться, что значительно усложняет мою работу ».

Джон лежал на металлическом столе Уильямса, его тело было завернуто в белую льняную простыню, холодное и жесткое на ощупь. Фотография: Мо Костанди

На ранних стадиях разложения трупная экосистема состоит в основном из бактерий, которые живут в человеческом теле и на нем. В нашем теле обитает огромное количество бактерий, каждая из его поверхностей и углов обеспечивает среду обитания для специализированного микробного сообщества.Безусловно, самое большое из этих сообществ обитает в кишечнике, где обитают триллионы бактерий сотен или, возможно, тысяч различных видов.

Так называемый микробиом кишечника — одна из самых горячих тем исследований в биологии на данный момент. Некоторые исследователи убеждены, что кишечные бактерии играют важную роль в здоровье и болезнях человека, но мы все еще очень мало знаем о нашем составе этих загадочных микробных пассажиров, не говоря уже о том, как они могут влиять на функции нашего организма.

Мы знаем еще меньше о том, что происходит с микробиомом после смерти человека, но новаторские исследования, опубликованные за последние несколько лет, предоставили некоторые столь необходимые детали.

Большинство внутренних органов при жизни лишены микробов. Однако вскоре после смерти иммунная система перестает работать, позволяя им свободно распространяться по всему телу. Обычно это начинается в кишечнике, на стыке тонкого и толстого кишечника. При отсутствии контроля наши кишечные бактерии начинают переваривать кишечник, а затем и окружающие ткани изнутри, используя химический коктейль, который вытекает из поврежденных клеток в качестве источника пищи.Затем они проникают в капилляры пищеварительной системы и лимфатические узлы, распространяясь сначала в печень и селезенку, а затем в сердце и мозг.

В прошлом году судебный эксперт Гульназ Джаван из Университета штата Алабама в Монтгомери и ее коллеги опубликовали самое первое исследование того, что они назвали танатомикробиомом (от thanatos , греческого слова, означающего «смерть»).

«Все наши образцы взяты из уголовных дел, связанных с людьми, которые умерли в результате самоубийства, убийства, передозировки наркотиков или в результате дорожно-транспортных происшествий», — объясняет она.«Взять образцы таким способом действительно сложно, потому что мы должны просить семьи [погибших] подписать наши формы согласия. Это серьезный этический вопрос «.

Джаван и ее команда взяли образцы печени, селезенки, мозга, сердца и крови у 11 трупов через 20–240 часов после смерти, а затем использовали две различные современные технологии секвенирования ДНК в сочетании с биоинформатикой. , чтобы проанализировать и сравнить содержание бактерий в каждом образце.

Они обнаружили, что образцы, взятые из разных органов одного и того же трупа, были очень похожи друг на друга, но сильно отличались от образцов, взятых из тех же органов в других телах.Частично это может быть связано с индивидуальными различиями в составе микробиома людей, участвовавших в исследовании.

Различия также могут быть связаны с различиями во времени, прошедшем после смерти. Более раннее исследование разлагающихся мышей показало, что, хотя микробиом животных резко меняется после смерти, это происходит последовательным и измеримым образом, так что исследователи смогли оценить время смерти с точностью до 3 дней из почти 2-месячного периода. период.

Исследование Джавана предполагает, что эти «микробные часы» также могут тикать в разлагающемся человеческом теле. Первые обнаруженные бактерии были получены из образца ткани печени трупа всего через 20 часов после смерти, но самое раннее время, когда бактерии были обнаружены во всех образцах того же трупа, было через 58 часов после смерти. Таким образом, после нашей смерти наши бактерии могут распространяться по телу стереотипным образом, и время, с которым они проникают сначала в один внутренний орган, а затем в другой, может предоставить новый способ оценки количества времени, прошедшего с момента смерти.

«Степень разложения варьируется не только от человека к человеку, но также различается в разных органах тела», — говорит Джаван. «Селезенка, кишечник, желудок и беременная матка распадаются раньше, но, с другой стороны, почки, сердце и кости — позже». В 2014 году Джаван и ее коллеги получили грант в размере 200 000 долларов США от Национального научного фонда для дальнейшего исследования. «Мы проведем секвенирование и биоинформатику следующего поколения, чтобы увидеть, какой орган лучше всего подходит для оценки [времени смерти] — это пока неясно», — говорит она.

Одна вещь, которая уже кажется очевидной, заключается в том, что разные стадии разложения связаны с различным составом трупных бактерий.

Когда происходит самопереваривание и бактерии начинают покидать желудочно-кишечный тракт, начинается гниение. Это молекулярная смерть — еще больший распад мягких тканей на газы, жидкости и соли. Это уже происходит на ранних стадиях разложения, но действительно начинается, когда в дело вступают анаэробные бактерии.

Гниение связано с заметным переходом от аэробных видов бактерий, которым для роста необходим кислород, к анаэробным, которые этого не делают. Затем они питаются тканями тела, ферментируя содержащиеся в них сахара с образованием газообразных побочных продуктов, таких как метан, сероводород и аммиак, которые накапливаются в организме, раздувая (или « вздувая ») живот, а иногда и другие части тела. .

Это вызывает дальнейшее обесцвечивание тела. Поскольку поврежденные клетки крови продолжают вытекать из разрушающихся сосудов, анаэробные превращают молекулы гемоглобина, которые когда-то переносили кислород по всему телу, в сульфгемоглобин.Присутствие этой молекулы в отстоявшейся крови придает коже мраморный зеленовато-черный вид, характерный для тела, подвергающегося активному разложению.

По мере того, как давление газа продолжает нарастать внутри тела, волдыри появляются на всей поверхности кожи, а затем расслаиваются, а затем «соскальзывают» большие листы кожи, которые остаются едва прикрепленными к разрушающемуся каркасу под ними. . В конце концов, газы и сжиженные ткани удаляются из организма, обычно просачиваясь из заднего прохода и других отверстий, а часто также из разорванной кожи в других частях тела.Иногда давление настолько велико, что живот разрывается.

Вздутие живота часто используется как маркер перехода между ранней и поздней стадиями разложения, и другое недавнее исследование показывает, что этот переход характеризуется отчетливым сдвигом в составе трупных бактерий.

Персонал Центра прикладной криминалистики Юго-Восточного Техаса (STAFS) в Хантсвилле, штат Техас. Слева направо: научный сотрудник Кевин Дерр, директор STAFS Джоан Байтуэй, болезненный энтомолог Сибил Бучели и микробиолог Аарон Линн.Фотография: Мо Костанди

Исследование проводилось в Центре прикладной судебной экспертизы Юго-Восточного Техаса в Хантсвилле. Открытый в 2009 году объект расположен на территории Национального леса площадью 247 акров, которая принадлежит университету и обслуживается исследователями из Государственного университета Сэма Хьюстона (SHSU). Внутри густо заросший лесом участок площадью девять акров был изолирован от более широкой территории и дополнительно разделен 10-футовыми заборами из зеленой проволоки, увенчанными колючей проволокой.

Здесь среди сосен разбросано около полдюжины человеческих трупов, находящихся на разных стадиях разложения.Два последних размещенных тела лежали, раскинувшись, почти в центре небольшого вольера, большая часть их рыхлой серо-голубой пестрой кожи оставалась неповрежденной, а грудные клетки и тазовые кости были видны между медленно разлагающейся плотью. В нескольких метрах от него лежит еще один труп, полностью скелетонизированный, с черной твердой кожей, цепляющейся за кости, как если бы он был одет в блестящий латексный костюм и тюбетейку. Кроме того, помимо других останков скелета, которые, очевидно, были разбросаны стервятниками, лежал другой, в деревянной и проволочной клетке, на этот раз приближался к концу цикла смерти, частично мумифицированный и с несколькими большими коричневыми грибами, растущими из того места, где когда-то был живот. было.

В конце 2011 года исследователи SHSU Сибил Бучели и Аарон Линн и их коллеги поместили сюда два свежих трупа, оставили их разлагаться в естественных условиях, а затем взяли образцы бактерий из различных частей, в начале и в конце вздутия. сцена. Затем они извлекли бактериальную ДНК из образцов и секвенировали ее, чтобы обнаружить, что вздутие живота характеризуется заметным переходом от аэробных к анаэробным видам.

Как энтомолог, Бучели в основном интересуется насекомыми, населяющими трупы.Она рассматривает труп как особую среду обитания для различных видов насекомых-некрофагов (или «поедающих мертвецов»), некоторые из которых проводят весь свой жизненный цикл внутри, на теле и вокруг него.

Когда разлагающееся тело начинает очищаться, оно полностью подвергается воздействию окружающей среды. На этом этапе активность микробов и насекомых достигает своего пика, и трупная экосистема действительно вступает в свои права, становясь «центром» не только для насекомых и микробов, но также для стервятников и падальщиков, а также для мясоедов.

Двумя видами, тесно связанными с разложением, являются мясные мухи, мясные мухи и их личинки. Трупы источают неприятный, тошнотворно-сладкий запах, состоящий из сложного коктейля летучих соединений, состав которых меняется по мере разложения. Мухи улавливают запах с помощью специализированных обонятельных рецепторов, затем приземляются на труп и откладывают яйца в отверстия и открытые раны.

Каждая муха откладывает около 250 яиц, которые вылупляются в течение 24 часов, давая начало маленьким личинкам первой стадии.Они питаются гниющей плотью, а затем линяют в более крупных личинок, которые питаются в течение нескольких часов, а затем снова линяют. Накормив еще немного, эти еще более крупные и теперь откормленные личинки уворачиваются от тела. Затем они окукливаются и превращаются во взрослых мух, и цикл повторяется снова и снова, пока им не остается ничего, чтобы питаться.

При правильных условиях активно разлагающееся тело будет питаться большим количеством личинок третьей стадии. Эта «масса личинки» выделяет много тепла, повышая внутреннюю температуру более чем на 10 ° C.Подобно сбившимся в кучу пингвинам, отдельные личинки в массе постоянно находятся в движении. Но в то время как пингвины сбиваются в кучу, чтобы согреться, личинки в массе перемещаются, чтобы не замерзнуть.

Вернувшись в свой офис в кампусе SHSU, украшенный большими игрушечными насекомыми и коллекцией кукол Monster High, Бучели объясняет: «Это палка о двух концах — если вы всегда на грани, вас может съесть птица, и если вы всегда будете в центре, вас могут приготовить. Таким образом, они постоянно перемещаются от центра к краям и обратно.Это похоже на извержение.

Присутствие мясных мух привлекает к трупу хищников, таких как кожные жуки, клещи, муравьи, осы и пауки, которые затем питаются своими яйцами и личинками или паразитируют на них. Стервятники и другие падальщики, а также другие крупные мясоеды также могут напасть на тело.

Однако в отсутствие падальщиков за удаление мягких тканей отвечают личинки. Карл Линней, разработавший систему, с помощью которой ученые называют виды, заметил в 1767 году, что «три мухи могут съесть труп лошади так же быстро, как лев.Личинки третьей стадии будут отходить от трупа в большом количестве, часто следуя одним и тем же маршрутом. Их деятельность настолько активна, что их пути миграции можно увидеть после завершения разложения, как глубокие борозды в почве, исходящие от трупа.

Учитывая немногочисленность исследований человеческого разложения, мы все еще очень мало знаем о видах насекомых, которые колонизируют труп. Но последнее опубликованное исследование лаборатории Бучели предполагает, что они гораздо более разнообразны, чем мы предполагали ранее.

Исследование проводилось бывшим доктором наук Бучели. студентка Натали Линдгрен, которая поместила четыре трупа на ферму трупов Хантсвилля в 2009 году и оставила их там на целый год, в течение которого она возвращалась четыре раза в день, чтобы собрать насекомых, которые она нашла на них. Присутствовали обычные подозреваемые, но Линдгрен также отметила четыре необычных взаимодействия насекомых и трупов, которые никогда не были задокументированы, в том числе скорпиона, который питался мозговой жидкостью через рану после вскрытия черепа, и обнаруженного червя, питавшегося высохшей кожей. вокруг того места, где были ногти на ногах, которые, как ранее было известно, питались только гниющей древесиной.

Насекомые колонизируют труп последовательными волнами, и у каждого есть свой уникальный жизненный цикл. Таким образом, они могут предоставить информацию, которая будет полезна для оценки времени смерти и для изучения обстоятельств смерти. Это привело к появлению судебной энтомологии.

«Мухи почти сразу прилетят к трупу», — говорит Бучели. «Мы вытащим труп, и через три секунды в носу будут откладывать яйца мухи».

Насекомые могут быть полезны для определения времени смерти сильно разлагающегося тела.Теоретически энтомолог, прибывший на место преступления, может использовать свои знания о жизненных циклах насекомых, чтобы оценить время смерти. А поскольку многие виды насекомых имеют ограниченное географическое распространение, присутствие данного вида может связать тело с определенным местом или показать, что оно было перемещено из одного места в другое.

Однако на практике использование насекомых для определения времени смерти сопряжено с трудностями. Оценка времени смерти, основанная на возрасте личинок мясной мухи, обнаруженных на теле, основана на предположении, что мухи колонизировали труп сразу после смерти, но это не всегда так — например, захоронение может полностью исключить насекомых, а экстремальные температуры препятствуют их рост или предотвратить его вовсе.

Более раннее исследование, проведенное Линдгреном, выявило еще один необычный способ, с помощью которого мясные мухи могут не откладывать яйца на труп. «Мы сделали посмертную рану в живот [пожертвованного тела], а затем частично закопали труп в неглубокой могиле, — говорит Бучели, — но огненные муравьи сделали маленькие губки из земли и использовали их, чтобы заполнить порез и остановить жидкость ». Муравьи захватили рану больше недели, а потом пошел дождь. «Это смыло грязные губки. Тело начало раздуваться, затем оно взорвалось, и в этот момент мухи смогли колонизировать его.”

Даже если колонизация происходит сразу после смерти, оценки, основанные на возрасте насекомых, могут быть неточными по другой причине. Насекомые хладнокровны, поэтому скорость их роста зависит от температуры, а не от календаря. «При использовании насекомых для оценки посмертного интервала мы фактически оцениваем возраст личинки и экстраполируем ее», — говорит Бучели. «Мы измеряем рождаемость насекомых по накопленным градусам часов [сумме средней часовой температуры], поэтому, если вы знаете температуру и цикл роста мухи, вы можете оценить возраст мухи в течение часа или двух.”

В противном случае оценки времени смерти, основанные на информации о колонизации насекомых, могут быть совершенно неточными и вводящими в заблуждение. В конце концов, однако, Бучели считает, что объединение данных о насекомых с микробиологией может помочь сделать оценки более точными и, возможно, предоставить другую ценную информацию об обстоятельствах смерти.

Каждый вид, который посещает труп, обладает уникальным набором кишечных микробов, и различные типы почвы могут содержать различные бактериальные сообщества, состав которых, вероятно, определяется такими факторами, как температура, влажность, а также тип и текстура почвы. .

Все эти микробы смешиваются и перемешиваются в экосистеме трупа. Мухи, которые приземляются на труп, не только откладывают на нем свои яйца, но также поглощают некоторые из бактерий, которые там находят, и оставляют некоторые свои собственные. А жидкие ткани, выходящие из тела, позволяют бактериям обмениваться между трупом и почвой под ним.

Когда они берут образцы трупов, Бучели и Линн обнаруживают бактерии, происходящие из кожи на теле, от мух и падальщиков, которые его посещают, а также из почвы.«Когда тело очищается, кишечные бактерии начинают выходить наружу, и мы видим, что большая часть их выходит за пределы тела», — говорит Линн.

Линдгрен и Бучели нашли скорпиона, Panorpa nuptialis , питавшегося мозговой жидкостью через разрез при вскрытии. Фотография: Натали Линдгрен

Таким образом, каждое мертвое тело, вероятно, имеет уникальную микробиологическую сигнатуру, и эта сигнатура может изменяться со временем в соответствии с жесткими условиями места смерти. Лучшее понимание состава этих бактериальных сообществ, отношений между ними и того, как они влияют друг на друга в процессе разложения, может однажды помочь командам криминалистов узнать больше о том, где, когда и как человек умер.

Например, обнаружение последовательностей ДНК, которые, как известно, уникальны для определенного организма или типа почвы в трупе, может помочь следователям на месте преступления связать тело жертвы убийства с определенным географическим местом или еще больше сузить круг поиска улик. возможно, в конкретное поле в данной области.

«Было несколько судебных дел, в которых судебная энтомология действительно встала на ноги и предоставила важные части головоломки», — говорит Бучели. «Бактерии могут предоставить дополнительную информацию и стать еще одним инструментом для уточнения оценок [времени смерти].Я надеюсь, что примерно через 5 лет мы сможем начать использовать бактериальные данные в испытаниях ».

С этой целью будет иметь решающее значение больше знаний о микробиоме человека и о том, как он изменяется на протяжении жизни человека — и после его смерти. Исследователи занимаются каталогизацией видов бактерий в организме человека и на нем и изучают, как популяции бактерий различаются между людьми. «Я хотел бы получить набор данных от жизни до смерти», — говорит Бучели. «Я хотел бы встретить донора, который позволил бы мне брать образцы бактерий, пока они живы, в процессе их смерти и во время их разложения.”

Разлагающееся тело значительно изменяет химический состав почвы под ним, вызывая изменения, которые могут сохраняться годами. Очистка высвобождает питательные вещества в нижележащую почву, а миграция личинок передает большую часть энергии тела в окружающую среду. В конце концов, весь процесс создает «остров разложения трупа», область высокой концентрации органически богатой почвы. Помимо выделения питательных веществ в более широкую экосистему, труп также привлекает другие органические материалы, такие как мертвые насекомые и фекалии более крупных животных.

Согласно одной оценке, в среднем человеческое тело состоит на 50-75%, и каждый килограмм сухой массы тела в конечном итоге выделяет в почву 32 г азота, 10 г фосфора, 4 г калия и 1 г магния. Первоначально часть подстилающей и окружающей растительности отмирает, возможно, из-за отравления азотом или из-за обнаруженных в организме антибиотиков, которые выделяются личинками насекомых, когда они питаются плотью.

В конечном счете, однако, разложение благоприятно для экосистемы — микробная биомасса на острове разложения трупа больше, чем в других близлежащих районах; нематодные черви также становятся более многочисленными, а жизнь растений более разнообразной.Дальнейшие исследования того, как разлагающиеся тела изменяют экологию своего окружения, могут предоставить новый способ поиска жертв убийств, тела которых были похоронены в неглубоких могилах.

«Я читал статью о летающих дронах над полями, чтобы понять, какие из них лучше всего посадить», — говорит Дэниел Уэскотт, директор Центра судебной антропологии Техасского государственного университета в Сан-Маркосе. «Они получали изображения в ближнем инфракрасном диапазоне и показали, что богатые органическими веществами почвы были более темного цвета, чем другие.”

Антрополог, специализирующийся на структуре черепа, Уэскотт сотрудничает с энтомологами и микробиологами, чтобы узнать больше о разложении. Среди его сотрудников — Джаван, который был занят анализом образцов трупной почвы, собранных на объекте в Сан-Маркосе.

В последнее время Wescott начал использовать сканер микро-компьютерной томографии для анализа микроскопической структуры костей, которые возвращаются в лабораторию с фермы тела Сан-Маркос. Он также работает с компьютерными инженерами и пилотом, который управляет дроном и использует его для аэрофотосъемки объекта.

«Мы смотрим на очищающую жидкость, которая выходит из разлагающихся тел», — говорит он. «Я подумал, что если фермеры смогут обнаружить поля, богатые органическими веществами, то, возможно, наш маленький дрон также подберет острова разложения трупа».

Кроме того, анализ могильной почвы может в конечном итоге предоставить еще один возможный способ оценки времени смерти. Исследование биохимических изменений, происходящих на острове разложения трупа в 2008 году, показало, что концентрация липидов и фосфора, вытекающих из трупа, достигает пика примерно через 40 дней после смерти, в то время как концентрация азота и экстрагируемого фосфора достигает пика через 72 и 100 дней. соответственно.Обладая более подробным пониманием этих процессов, анализ биохимии могильной почвы однажды может помочь судебным экспертам оценить, как давно тело было помещено в скрытую могилу.

Другая причина, по которой оценка времени смерти может быть чрезвычайно сложной, заключается в том, что стадии разложения не происходят дискретно, а часто перекрываются, причем несколько из них происходят одновременно, а также потому, что скорость, с которой оно протекает, может широко варьироваться, в основном в зависимости от температуры. . Как только миграция личинок заканчивается, труп вступает в последнюю стадию разложения, и остаются только кости и, возможно, немного кожи.Эти заключительные стадии разложения и переход между ними трудно идентифицировать, потому что наблюдаемых изменений гораздо меньше, чем на более ранних стадиях.

В безжалостной сухой жаре Техасского лета тело, оставленное стихиям, скорее мумифицируется, чем полностью разлагается. Кожа быстро потеряет всю влагу, поэтому после завершения процесса она останется прилипшей к костям.

Скорость химических реакций удваивается с каждым повышением температуры на 10 ° C, поэтому труп достигнет продвинутой стадии через 16 дней при средней дневной температуре 25 ° C и через 80 дней при средней дневной температуре 25 ° C. 5 ° С.

Древние египтяне знали это. В додинастический период умерших оборачивали льняной тканью и хоронили прямо в песке. Жара подавляла активность микробов, а погребение препятствовало проникновению насекомых в тела, поэтому они очень хорошо сохранились. Позже они начали строить более сложные гробницы для умерших, чтобы обеспечить их загробную жизнь еще лучше, но это имело противоположный ожидаемый эффект, ускорив процесс разложения, и поэтому они изобрели бальзамирование и мумификацию.

Мортики и по сей день изучают древнеегипетский метод бальзамирования. Бальзамировщик сначала омывал тело умершего пальмовым вином и нильской водой, удалял большую часть внутренних органов через разрез, сделанный внизу слева, и набивал их натроном, природной солевой смесью, встречающейся по всему Нилу. Долина. Он использовал длинный крючок, чтобы вытащить мозг через ноздри, затем покрыл все тело натроном и оставил его сохнуть на сорок дней.

Первоначально высушенные органы помещали в канопы, которые закапывали рядом с телом; позже их завернули в белье и вернули к телу.Наконец, само тело было завернуто в несколько слоев льняной ткани для подготовки к погребению.

Скелетонированные человеческие останки возле входа в Центр судебной антропологии Университета штата Техас в Сан-Маркосе, штат Техас. Фотография: Мо Костанди

Живя в маленьком городке, Уильямс работала со многими людьми, которых она знала или даже с которыми росла, — друзьями, которые совершили передозировку, покончили жизнь самоубийством или умерли, переписываясь за рулем. А когда четыре года назад умерла ее мать, Уильямс тоже немного поработала над ней, добавив последние штрихи, накрасив ее лицо: «Я всегда делал ей прическу и макияж, когда она была жива, поэтому я знала, как это делать. в самый раз.

Она переводит Джона к подготовительному столу, снимает с него одежду и укладывает его, затем берет несколько маленьких бутылочек с жидкостью для бальзамирования из стенного шкафа. Жидкость содержит смесь формальдегида, метанола и других растворителей; он временно сохраняет ткани организма, связывая клеточные белки друг с другом и «фиксируя» их на месте. Жидкость убивает бактерии и не позволяет им расщеплять белки и использовать их в качестве источника пищи.

Уильямс выливает содержимое бутылок в бальзамирующую машину.Жидкость бывает разных цветов, каждый из которых соответствует разному тону кожи. Уильямс вытирает тело влажной губкой и делает диагональный разрез чуть выше левой ключицы. Она «приподнимает» сонную артерию и подключичную вену от шеи, связывает их кусочками веревки, затем вставляет канюлю в артерию и небольшой пинцет в вену, чтобы открыть сосуды.

В конце концов, тела — это просто формы энергии, заключенные в комки материи, ожидающие выхода в более широкую вселенную.

Затем она включает машину, закачивая бальзамирующую жидкость в сонную артерию и вокруг тела.По мере того, как жидкость поступает внутрь, кровь выливается из разреза, стекает по желобным краям наклонного металлического стола в большую раковину. Тем временем она берет одну из его конечностей, чтобы нежно массировать ее. «Чтобы удалить всю кровь у человека среднего роста и заменить ее бальзамирующей жидкостью, требуется около часа», — говорит Уильямс. «Сгустки крови могут замедлить это, поэтому массаж разрушает их и помогает потоку бальзамирующей жидкости».

После того, как вся кровь была заменена, она вставляет аспиратор в брюшную полость Джона и высасывает жидкость из полости тела вместе с любой мочой и фекалиями, которые могут там еще оставаться.Наконец, она зашивает разрезы, второй раз вытирает тело, устанавливает черты лица и переодевает его. Теперь Джон готов к похоронам.

Забальзамированные тела со временем тоже разлагаются, но когда и сколько времени это займет, во многом зависит от того, как было сделано бальзамирование, от типа шкатулки, в которую помещается тело, и от того, как оно захоронено. В конце концов, тела — это просто формы энергии, заключенные в комки материи, ожидающие выхода в более широкую вселенную. В жизни наши тела расходуют энергию, удерживая свои бесчисленные атомы запертыми в высокоорганизованных конфигурациях, оставаясь спокойными.

Согласно законам термодинамики, энергия не может быть создана или уничтожена, а только преобразована из одной формы в другую, а количество свободной энергии всегда увеличивается. Другими словами, вещи разваливаются, превращая при этом свою массу в энергию. Разложение — это последнее болезненное напоминание о том, что вся материя во Вселенной должна подчиняться этим фундаментальным законам. Он разрушает нас, уравновешивая материю нашего тела с окружающей средой и перерабатывая ее, чтобы другие живые существа могли использовать ее.

Прах к праху, прах к праху.

Это ранний черновик функции, которую я написал для Mosaic , , переизданную здесь (а также на Ars Technica, BBC Future, Business Insider, Daily Mail, Digg, Discover, Disinfo.com, El País, Gizmodo, Huffington Post, Philly.com и Raw Story) под лицензией Creative Commons.

Что происходит с нашими телами после смерти

Джон умер примерно за четыре часа до того, как его тело было доставлено в похоронное бюро.Он был относительно здоровым большую часть своей жизни. Он всю свою жизнь проработал на нефтяных месторождениях Техаса, работа, которая поддерживала его физически активным и в довольно хорошей форме. Он бросил курить несколько десятилетий назад и умеренно употреблял алкоголь. Затем, одним холодным январским утром, у него дома случился обширный сердечный приступ (по-видимому, вызванный другими, неизвестными осложнениями), он упал на пол и почти сразу скончался. Ему было всего 57 лет.

Теперь Джон лежал на металлическом столе Уильямса, его тело было завернуто в белую льняную простыню, холодное и жесткое на ощупь, его кожа багрово-серая — контрольные признаки того, что ранние стадии разложения были полным ходом.

Самопереваривание

Гниющий труп не только не «мертвый», он изобилует жизнью. Все большее число ученых рассматривают гниющий труп как краеугольный камень обширной и сложной экосистемы, которая возникает вскоре после смерти, процветает и развивается по мере разложения.

Разложение начинается через несколько минут после смерти в результате процесса, называемого автолизом или самоперевариванием. Вскоре после того, как сердце перестает биться, клетки лишаются кислорода, и их кислотность увеличивается, поскольку внутри них начинают накапливаться токсичные побочные продукты химических реакций.Ферменты начинают переваривать клеточные мембраны, а затем выходят наружу по мере разрушения клеток. Обычно это начинается в печени, которая богата ферментами, и в головном мозге, в котором много воды. Однако со временем все остальные ткани и органы начинают таким образом разрушаться. Поврежденные клетки крови начинают вытекать из сломанных сосудов и под действием силы тяжести оседают в капиллярах и мелких венах, обесцвечивая кожу.

Температура тела также начинает падать, пока оно не акклиматизируется к окружающей среде.Затем наступает трупное окоченение — «оцепенение смерти», которое начинается с век, челюстей и мышц шеи, а затем распространяется в туловище, а затем в конечности. В жизни мышечные клетки сокращаются и расслабляются из-за действия двух нитчатых белков (актина и миозина), которые скользят друг по другу. После смерти клетки истощают свой источник энергии, и белковые нити блокируются на месте. Это заставляет мышцы становиться жесткими и блокировать суставы.

Переработка мертвых | Новости науки для студентов

В конце концов все живое умирает.И за исключением очень редких случаев, все эти мертвые твари сгниют. Но это еще не конец. Какие гнили в конечном итоге станут частью чего-то другого.

Так перерабатывает природа. Подобно тому, как смерть знаменует собой конец старой жизни, распад и разложение, которые вскоре последуют, дают материал для новой жизни.

«Трупы разламываются при разложении», — поясняет Энн Прингл. Она биолог Гарвардского университета в Кембридже, штат Массачусетс,

.

Учителя и родители, подпишитесь на шпаргалку

Еженедельные обновления, которые помогут вам использовать Новости науки для студентов в учебной среде

Спасибо за регистрацию!

При регистрации возникла проблема.

Когда какой-либо организм умирает, грибы и бактерии начинают работать, разрушая его. Другими словами, они разлагают вещи. (Это зеркальное отражение композиции, в которой что-то создается.) Некоторые разлагатели живут в листьях или в кишках мертвых животных. Эти грибы и бактерии действуют как встроенные деструкторы.

Этот ярко окрашенный гриб — один из тысяч организмов-разлагателей, работающих в лесу, окружающем озеро Франк в Мэриленде. Грибы выделяют ферменты, расщепляющие питательные вещества в древесине.Затем грибы могут поглощать эти питательные вещества. Катианн М. Ковальски.

Вскоре к ним присоединятся другие деструкторы. Почва содержит тысячи видов одноклеточных грибов и бактерий, которые разлагают все на части. Грибы и другие многоклеточные грибы также могут вступить в действие. А также насекомые, черви и другие беспозвоночные.

Да, гнить бывает противно и противно. Тем не менее, это жизненно важно. Разложение помогает фермерам, сохраняет здоровье лесов и даже помогает производить биотопливо. Вот почему так много ученых интересуются распадом, в том числе тем, как изменение климата и загрязнение могут повлиять на него.

Добро пожаловать в мир гнили.

Зачем нужна гниль

Разложение — это не только конец всему. Это также начало. Без распада никто из нас не существовал бы.

«Жизнь закончилась бы без гниения», — замечает Кнут Надельхоффер. Он эколог в Мичиганском университете в Анн-Арборе. «При разложении высвобождаются химические вещества, которые имеют решающее значение для жизни». Разлагатели добывают их из мертвых, чтобы эти переработанные материалы могли прокормить живых.

В углеродном цикле разлагатели разрушают мертвый материал растений и других организмов и выделяют углекислый газ в атмосферу, где он становится доступным растениям для фотосинтеза. M. Mayes, Oak Ridge Nat’l. Лаборатория.

Самая важная вещь, переработанная гнилью, — это углерод. Этот химический элемент — физическая основа всего живого на Земле. После смерти в результате разложения углерод попадает в воздух, почву и воду. Живые существа улавливают этот высвобожденный углерод, чтобы построить новую жизнь.Все это часть того, что ученые называют

углеродный цикл

.

«Углеродный цикл действительно связан с жизнью и смертью», — замечает Мелани Мэйс. Она геолог и почвовед в Национальной лаборатории Ок-Ридж в Теннесси.

Углеродный цикл начинается с растений. В присутствии солнечного света зеленые растения объединяют углекислый газ из воздуха с водой. Этот процесс, называемый фотосинтезом, создает простую сахарную глюкозу. Он состоит только из углерода, кислорода и водорода, содержащихся в исходных материалах.

Растения используют глюкозу и другие сахара для роста и подпитки всей своей деятельности, от дыхания и роста до размножения. Когда растения умирают, углерод и другие питательные вещества остаются в их волокнах. Стебли, корни, древесина, кора и листья содержат эти волокна.

«Ткань» растений

«Думайте о листе как о куске ткани», — говорит Джефф Бланшар. Этот биолог работает в Массачусетском университете в Амхерсте. Ткань соткана из разных нитей, и каждая нить состоит из волокон, сплетенных вместе.

Здесь Мэри Хаген изучает почвенные микробы, которые разлагают растительный материал в отсутствие кислорода. Для этого она использует специальную бескислородную камеру Массачусетского университета в Амхерсте. Фото любезно предоставлено Джеффри Бланшаром, Массачусетс, Амхерст.

Точно так же стенки каждой растительной клетки содержат волокна, состоящие из разного количества углерода, водорода и кислорода. Эти волокна — гемицеллюлоза, целлюлоза и лигнин. Гемицеллюлоза самая мягкая. Целлюлоза более прочная. Лигнин жестче всех.

Когда растение умирает, микробы и даже более крупные грибы разрушают эти волокна.Они делают это, высвобождая ферменты. Ферменты — это молекулы, созданные живыми существами, которые ускоряют химические реакции. Здесь разные ферменты помогают разрывать химические связи, которые удерживают молекулы волокон. Разрыв этих связей высвобождает питательные вещества, в том числе глюкозу.

«Целлюлоза — это, по сути, кольца глюкозы, которые прикреплены друг к другу», — объясняет Мэйс. Во время разложения ферменты прикрепляются к целлюлозе и разрывают связь между двумя молекулами глюкозы. «Затем изолированную молекулу глюкозы можно употреблять в пищу», — объясняет она.

Организм-разлагатель может использовать этот сахар для роста, размножения и другой деятельности. Попутно он выбрасывает углекислый газ обратно в воздух в виде отходов. Это отправляет углерод для повторного использования как часть этого бесконечного углеродного цикла.

Но углерод — далеко не единственное, что утилизируется таким образом. Гниль также выделяет азот, фосфор и около двух десятков других питательных веществ. Они нужны живым существам, чтобы расти и процветать.

Один из способов, которым ученые изучают разложение в Гарвардском лесу в Массачусетсе, — это закапывать деревянные блоки в почву и смотреть, сколько времени им понадобится, чтобы сгнить и исчезнуть.Аликс Контоста, Университет Нью-Гэмпшира

ГРЯЗЬ на распаде

Мир был бы совсем другим, если бы скорость разложения вещей изменилась. Чтобы выяснить, насколько разные, Надельхоффер и другие ученые исследуют гнили в лесах по всему миру. Места проведения исследований включают в себя биологическую станцию ​​Мичигана в Анн-Арборе и Гарвардский лес недалеко от Питершема, штат Массачусетс.

.

Они называют одну серию этих экспериментов DIRT. Это расшифровывается как «Обработка ввода и удаления детрита».Детрит — это мусор. В лесу к ним относятся листья, которые опадают и засоряют землю. Ученые из команды DIRT добавляют или удаляют опавшие листья в определенных частях леса.

«Каждый год осенью мы снимаем весь помет с экспериментального участка и помещаем его на другой участок», — поясняет Надельхоффер. Затем исследователи измеряют, что происходит с каждым участком.

Со временем лишенные листвы лесные почвы претерпевают ряд изменений. Ученые называют богатые углеродом материалы, выделяемые некогда живыми организмами, как органическое вещество .В почвах, лишенных опавшей листвы, меньше органического вещества. Это потому, что больше нет разлагающихся листьев для снабжения углеродом, азотом, фосфором и другими питательными веществами. Почвы, лишенные опавшей листвы, также хуже высвобождают питательные вещества обратно в растения. Типы присутствующих микробов и их количество также меняются.

Тем временем лесные почвы с дополнительной опадой листьев становятся более плодородными. Некоторые фермеры используют ту же идею. Обработка почвы означает вспашку. При беспахотном земледелии фермеры просто оставляют на своих полях стебли растений и другой мусор, а не вспахивают их после сбора урожая.Так как вспашка может высвободить часть углерода почвы в воздух, no-till может сохранить почву более плодородной или богатой углеродом.

Земледелие с нулевой обработкой почвы направлено на повышение плодородия почвы, оставляя растительные отходы разлагаться на ней. Дэйв Кларк, Министерство сельского хозяйства США, Служба сельскохозяйственных исследований

По мере разложения мусора большая часть углерода возвращается в воздух в виде углекислого газа. «Но некоторые из них — вместе с азотом и другими элементами, необходимыми для поддержания роста растений — остаются в почве и делают ее более плодородной», — объясняет Надельхоффер.

В результате фермерам не нужно столько вспахивать или удобрять. Это может уменьшить эрозию почвы и сток. Меньший сток означает, что почвы будут терять меньше питательных веществ. А это означает, что эти питательные вещества также не будут загрязнять озера, ручьи и реки.

Нагрев

По всему миру проводится гораздо более масштабный эксперимент. Ученые называют это изменением климата. К 2100 году средняя глобальная температура, вероятно, повысится на 2–5 ° по Цельсию (от 4 ° до 9 ° по Фаренгейту).Большая часть этого увеличения происходит от людей, сжигающих нефть, уголь и другие ископаемые виды топлива. Это горение добавляет в воздух углекислый газ и другие газы. Подобно окну оранжереи, эти газы удерживают тепло у поверхности Земли, так что оно не уходит в космос.

Как рост земной лихорадки повлияет на скорость гниения, непонятно. Это сводится к чему-то, что называется обратной связи . Обратная связь — это внешние изменения процесса, такие как глобальное потепление. Обратная связь может увеличивать или уменьшать скорость, с которой происходят некоторые изменения.

Например, более высокие температуры могут привести к большему разложению. Это потому, что дополнительное тепло «вкладывает больше энергии в систему», — говорит Мэйс из Ок-Риджа. В общем, объясняет она: «Повышение температуры приводит к более быстрой реакции».

Разложившиеся листья, древесина и другие органические материалы помогают придать темный цвет этой пробке почвы, называемой ядром, удаленной из заболоченной части Гарвардского леса. Различные участки леса позволяют ученым изучать, как изменение климата, загрязнение и другие факторы влияют на гниение.Катианн М. Ковальски

И если изменение климата ускоряет гниение, оно также увеличивает скорость поступления большего количества углекислого газа в атмосферу. «Больше углекислого газа — больше потепления», — отмечает Серита Фрей. Она биолог в Университете Нью-Гэмпшира в Дареме. А теперь цикл обратной связи развивается. «Большее потепление приводит к большему количеству углекислого газа, что ведет к большему потеплению и так далее».

На самом деле ситуация более сложная, предупреждает Мэйс. «С повышением температуры сами микробы становятся менее эффективными», — говорит она.«Им нужно работать усерднее, чтобы делать то же самое». Подумайте, как работа на дворе требует больше усилий в жаркий влажный полдень.

Чтобы узнать больше, Мэйс, Гангшенг Ван и другие исследователи почв из Национальной лаборатории Ок-Ридж создали компьютерную программу для моделирования того, как глобальное потепление и другие аспекты изменения климата повлияют на скорость разрушения мертвых существ. Виртуальный мир модели позволяет им проверить, как разные сценарии могут привести к разной скорости гниения в реальном мире.

Они опубликовали последующее исследование в февральском 2014 г. PLOS ONE . Этот анализ учитывает те времена года, когда микробы находятся в спящем или неактивном состоянии. И здесь модель не предсказывала, что обратная связь увеличит выбросы углекислого газа, как это было у других моделей. Похоже, что через несколько лет микробы могут просто приспособиться к более высоким температурам, объясняет Мэйс. Также возможно, что другие микробы возьмут верх. Проще говоря: предсказать будущие последствия сложно.

Преувеличение климатических последствий в полевых условиях

Эксперименты на открытом воздухе дают больше информации. В Гарвардском лесу ученые не ждут, когда в мире станет теплее. Уже более двух десятилетий специалисты используют подземные электрические катушки для искусственного обогрева определенных участков почвы.

«Потепление увеличивает микробную активность в лесу, в результате чего больше углекислого газа возвращается в атмосферу», — говорит Бланшар, биолог из Университета Массачусетса.Чем больше углерода попадает в воздух, тем меньше остается в верхнем слое почвы. И там растения растут. «Этот органический слой наверху уменьшился примерно на треть за последние 25 лет нашего эксперимента по потеплению».

«Воздействие этого падения углерода на удобрение почвы может быть огромным», — говорит Бланшар. «Это изменит конкуренцию между заводами». Те, кому нужно больше углерода, могут быть вытеснены теми, кто этого не делает.

Подземные кабели круглый год нагревают почву на испытательных площадках в Гарвардском лесу.Сохранение температуры почвы на 5 ° C (9 ° F) на некоторых участках позволяет ученым изучать, как изменение климата может повлиять на разрушение и рост организмов — и как каждое из них, в свою очередь, может повлиять на изменение климата. Катианн М. Ковальски

Однако сжигание ископаемого топлива — это не только углекислый газ и потепление. Он также добавляет в воздух азотные соединения. В конце концов, азот возвращается на Землю в виде дождя, снега или пыли.

Азот входит в состав многих удобрений. Но так же, как слишком много мороженого может вызвать болезнь, слишком много удобрений нехорошо.Это особенно верно во многих районах вблизи больших городов и промышленных зон (например, там, где растет Гарвардский лес).

В некоторых из этих областей в почву ежегодно добавляется от 10 до 1000 раз больше азота по сравнению с 1750-ми годами. Именно тогда началась промышленная революция, положившая начало интенсивному использованию ископаемого топлива, которое продолжается и сегодня. Результат: уровень азота в почве продолжает расти.

«Почвенные организмы не приспособлены к этим условиям», — говорит Фрей из Университета Нью-Гэмпшира.«По причинам, которые мы все еще пытаемся понять, [слишком много азота] замедляет способность почвенных микробов разлагать органические вещества».

Более высокий уровень азота снижает способность микробов вырабатывать ферменты, необходимые для разрушения мертвых тканей. В результате растительный мусор на лесной подстилке будет перерабатываться медленнее. Это может повлиять на общее состояние живых деревьев и других растений в этом районе.

«Если эти питательные вещества все еще заблокированы в этом материале, они не могут усвоиться растениями», — говорит Фрей.Сосны в одном испытательном районе Гарвардского леса фактически погибли от слишком большого количества добавленного азота. «Это во многом связано с тем, что происходило с почвенными организмами».

Прингл из Гарварда соглашается. По ее словам, слишком большое количество азота замедляет разложение в краткосрочной перспективе. «Не ясно, верно ли это для более длительных временных масштабов», — добавляет она. Еще один открытый вопрос: как изменятся сообщества грибов? Во многих регионах грибы расщепляют большую часть лигнина древесных частей растений.

Топливо для мыслей

Наука о гнили имеет такое же значение для транспорта, как и для деревьев.На самом деле гниль — ключ к лучшему биотопливу. Сегодня основным биотопливом является этанол, также известный как зерновой спирт. Этанол обычно производится из сахаров, полученных из кукурузы, тростникового сахара и других растений.

Мэри Хаген из Массачусетского университета в Амхерсте поддерживает два микрокосма. Миниатюрные экосистемы используются для выращивания почвенных микробов в лаборатории. Микробы, которые могут лучше всего разлагать измельченный растительный материал в бутылках, растут быстрее всего и становятся возможными кандидатами для исследования биотоплива.Фото любезно предоставлено Джеффри Бланшаром, Массачусетс, Амхерст.

Отходы сельскохозяйственных культур, включая стебли кукурузы, могут быть одним из источников этанола. Но сначала вам нужно расщепить эти древесные волокна, чтобы получить глюкозу. Если процесс слишком сложен или дорог, никто не выберет его по сравнению с более загрязняющим бензином или дизельным топливом, произведенным из сырой нефти.

Гниль — это природный способ расщепления древесных волокон до глюкозы. Вот почему ученые и инженеры хотят подключиться к этому процессу. Это может помочь им сделать биотопливо дешевле.И они хотят использовать в качестве растительных источников не только стебли кукурузы. Они также хотят упростить процесс производства биотоплива.

«Если вы хотите производить топливо из растительного сырья, оно должно быть действительно эффективным и дешевым», — объясняет Кристен ДеАнгелис. Она биолог из Университета Массачусетса в Амхерсте. Эти цели привели ученых к поиску бактерий, способных быстро и надежно расщепить растительный материал.

Один из многообещающих кандидатов — это Clostridium phytofermentans (Claw-STRIH-dee-um FY-toh-fur-MEN-tanz).Ученые обнаружили эту бактерию, живущую недалеко от водохранилища Куаббин, к востоку от Амхерста, штат Массачусетс. В одноэтапном процессе этот микроб может расщеплять гемицеллюлозу и целлюлозу до этанола. Бланшар и другие из Университета Массачусетса в Амхерсте недавно нашли способы ускорить рост бактерии. Это также ускорит его способность разрушать растительный материал. Их результаты были опубликованы в январе 2014 года в журнале PLOS ONE .

Между тем, на средства Министерства энергетики США ДеАнджелис и другие ученые вели поиск бактерий, разрушающих лигнин.Разложение лигнина может открыть возможность использования более древесных растений для производства биотоплива. Это также может позволить фабрикам превращать другие типы растений в биотопливо, производя при этом меньше отходов.

Грибы обычно разлагают лигнин в лесах умеренного пояса, например, на большей части территории Соединенных Штатов. Однако эти грибы не будут работать на заводах по производству биотоплива. Выращивать грибы в промышленных масштабах слишком дорого и сложно.

Исследователи Джефф Бланшар и Келли Хаас держат чашки Петри с почвенными бактериями.Выделение различных бактерий позволяет исследователям Университета Массачусетса в Амхерсте анализировать их гены и другие свойства. Фото любезно предоставлено Джеффри Бланшаром, Массачусетс, Амхерст.

Это побудило ученых искать в других местах бактерии, которые могли бы выполнять эту работу. И они нашли одного нового кандидата в тропических лесах Пуэрто-Рико. Эти бактерии не просто съели лигнин, отмечает ДеАнджелис. «Они тоже дышали этим». Это означает, что бактерии получают сахар не только из лигнина. Микробы также используют лигнин для производства энергии из этих сахаров в процессе, называемом дыханием.Например, у людей для этого процесса требуется кислород. Ее команда опубликовала свои выводы о бактериях в выпуске журнала 18 сентября 2013 г.

Границы микробиологии

.

Гниль и ты

Разложение происходит не только в лесах, на фермах и на фабриках. Разложение происходит вокруг нас — и внутри нас. Например, ученые продолжают узнавать больше о решающей роли кишечных микробов в переваривании пищи, которую мы едим.

«Предстоит сделать еще много открытий», — говорит ДеАнджелис.«Существует так много микробов, которые совершают самые разные безумные вещи».

Вы тоже можете экспериментировать с гнилой наукой. «Начните с добавления кухонных и садовых отходов в компостную кучу на заднем дворе», — предлагает Надельхоффер. Всего за несколько месяцев разложение превратит мертвый растительный материал в плодородный гумус. Затем вы можете разложить его на лужайке или в саду, чтобы стимулировать новые ростки.

Ура распаду!

Word Find (щелкните здесь, чтобы увеличить для печати)

Почему после бальзамирования моей матери стало труднее оплакивать ее смерть

Моя мать умерла от рака груди.После двух лет болезни и серьезной операции она сильно похудела. Волосы у нее почти не было. Ее кожа пожелтела. Ее конечности опухли. На следующий день после ее смерти я отвел отца в похоронное бюро, где он купил самый дорогой гроб из имеющихся. Гробовщик заверил его, что он водонепроницаем.

Через два дня, после того как мою мать забальзамировали, мы вернулись. Я пошел в спальню. Я мог видеть свою мать в гробу на другом конце комнаты, и на один очень долгий и странный момент мне показалось, что она снова жива.Она выглядела лучше, чем когда-либо. Ее кожа была розовой и гладкой; ее волосы, красиво ухоженные. Даже ногти были начесаны, а на лице появилась легкая улыбка.

Я знал, что она мертва. Я действительно так и сделал. Я видел ее смерть годами и боролся с болью, чтобы принять ее. Но в тот момент я подумал, что она может сесть и посмотреть на меня, и большая часть моего с трудом завоеванного признания была потеряна.Спустя более тридцати лет я все еще возмущаюсь тем, что сделали с ней и со мной.

Этот опыт заставил меня задуматься: если мы скорбим из-за того, что человек, которого мы любили, умер, почему мы так часто заставляем мертвого человека казаться живым?

Обычная практика бальзамирования преследует одну цель: он замедляет разложение мертвого тела, так что похороны могут быть отложены на несколько дней, а труп может быть произведен косметический ремонт. Несмотря на кажущуюся внешность, это жестокий процесс, и трупы все еще разлагаются.Просто на какое-то время мертвое тело выглядит более или менее не мертвым.

Около века назад бальзамирование было редкостью. Но во время Гражданской войны были забальзамированы тысячи погибших солдат. Они умерли так далеко от дома, что единственной альтернативой было захоронение на поле боя, поэтому был использован элементарный процесс с использованием мышьяка. Затем, несколько лет спустя, президента Линкольна забальзамировали, чтобы его тело могло пересечь несколько штатов на похоронном поезде; в публичном трауре многие американцы впервые и в последний раз увидели сохранившееся тело.

К началу двадцатого века бальзамирование стало распространяться среди широкой публики. Это было главным навыком новой профессии гробовщика. Профессионально организованные похороны с временно сохраненными телами быстро стали обычным явлением; Так хоронили большинство американцев в ХХ веке.

Так в американской душе укоренилась идея: мы будем утешаться, не видя трупа любимого человека, не видя факта смерти любимого человека.Что мы находим утешение, только когда вспоминаем своих близких «такими, какими они были».

Я пришел к выводу, что все наоборот. Бальзамирование и так называемые восстановительные искусства — это отрицание и, как следствие, они невольно причиняют нам еще большую боль. Поэт и гробовщик Томас Линч писал об этой практике: «Я апостол настоящего времени». Чтобы скорбеть, нам нужно принять то, что произошло, и, чтобы по-настоящему понять, что это такое, мы должны посмотреть на то, что произошло. Что хорошего в том, чтобы отворачиваться от факта потери? Только задержка.Только смятение, день за днем, как реальность сталкивается с мечтой.

По данным Национальной ассоциации похоронных бюро, с 2015 года кремация стала более распространенной, чем захоронение, в основном потому, что она дешевле. Но бальзамирование по-прежнему более распространено в Соединенных Штатах, чем где-либо еще в мире.

Мы делаем это, несмотря на то, что есть альтернативы, которые всегда были с нами.Большинство людей в мире не выбирают бальзамирование. Буддисты и индуисты обычно выбирают кремацию. Мусульмане и евреи, религиозные законы которых запрещают бальзамирование, допускают естественное захоронение, как миллиарды тел хоронили на протяжении веков — без сохранения.

Более чем через двадцать лет после смерти моей матери моя лучшая подруга Кэрол также умерла от рака груди. Одна из самых важных составляющих общения с умирающим — это видеть человека в точности таким, какой он есть, и я с шокирующей честностью узнал о слабом теле Кэрол за несколько месяцев до ее смерти.

Кэрол не забальзамировали. Она выглядела мертвой. Она чувствовала себя мертвой. Во время просмотра ее кожа была очень холодной и твердой, когда я поцеловал ее на прощание. Это помогло мне начать мысленный сдвиг от мышления: Это Кэрол, , Это тело Кэрол. Мы завернули ее в кисейный саван и похоронили на лугу. Затем я почувствовал переход от тела Кэрол к к телу, естественной части мира. Это было необходимое прощание. Позже ее муж посадил там дерево.

Приукрашивание тела не делает смерть красивой. Смерть не может быть красивой. Мой отец купил водонепроницаемый гроб, потому что знал, что одно и то же происходит со всеми телами, независимо от того, что мы делаем. Он притворился, что сталь может это остановить. Но ничто не может его остановить.

Созерцать смерть — значит размышлять о нашем собственном отрицании ее. Возможно, мы украшаем трупы или прячем их от глаз не из-за желания помнить людей такими, какими они были, а потому, что мы знаем, что когда-нибудь будем такими, какие они есть.Все мы чувствуем сопротивление смерти. Понятно, что мы знаем, что это произойдет, потому что нам каким-то образом удается убедить себя, что этого не произойдет. Увидеть мертвое тело — простое, настоящее мертвое тело без украшений — значит увидеть мир таким, какой он есть на самом деле, и в этом вся разница.

Мертвое тело не похоже ни на один другой объект в мире. Мышцы лица расслабляются и приобретают невиданные в жизни выражения. Во что бы вы ни верили, когда вы смотрите на это, вы понимаете, что это не тот человек, которого вы знали, что произошло нечто глубокое и не может быть отменено, и это позволяет нам сделать шаг к новому миру, в котором мы живем, где человека, которого мы любим, больше не существует.

Подпишитесь на Inside TIME. Будьте первым, кто увидит новую обложку TIME, и наши самые интересные истории будут доставлены прямо на ваш почтовый ящик.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по письму@time.com.

Дорога к сокровищам мертвых: NPR

От пепла к праху к алмазам: путь к сокровищам мертвых

Большинство алмазов, синтезированных из кремированных останков, имеют синий цвет из-за незначительного количества бора в организме.Эти алмазы, сделанные из пепла животных, были созданы с помощью того же процесса, что и алмазы из человеческих останков.

Предоставлено Ринальдо Вилли / Альгорданза


скрыть подпись

переключить подпись

Предоставлено Ринальдо Вилли / Альгорданза

Большинство алмазов, синтезированных из кремированных останков, имеют синий цвет из-за незначительного количества бора в организме.Эти алмазы, сделанные из пепла животных, были созданы с помощью того же процесса, что и алмазы из человеческих останков.

Предоставлено Ринальдо Вилли / Альгорданза

Бриллианты должны быть лучшими друзьями девушки. Теперь они также могут быть ее матерью, отцом или бабушкой.

Швейцарская компания Algordanza берет кремированные человеческие останки и под воздействием высокой температуры и давления, имитирующих условия глубоко под землей, прессует их в алмазы.

Ринальдо Вилли, основатель и генеральный директор компании, говорит, что идея пришла ему в голову десять лет назад. С тех пор его клиентская база расширилась до 24 стран.

Ежегодно в объект попадают останки от 800 до 900 человек. Примерно через три месяца они выходят как бриллианты, чтобы хранить их в шкатулке или превращать в украшения.

Большинство камней имеют синий цвет, говорит Вилли, потому что человеческое тело содержит следовые количества бора, элемента, который может участвовать в формировании костей.Однако иногда алмаз выскакивает белым, желтым или почти черным — Вилли не знает почему. В любом случае, говорит он, «каждый бриллиант у каждого человека немного отличается. Это всегда уникальный бриллиант».

Большинство приказов, которые получает Альгорданза, исходят от родственников недавно умерших, хотя некоторые люди принимают меры к тому, чтобы стать алмазами после смерти. Вилли говорит, что около 25 процентов его клиентов из Японии.

При цене от 5000 до 22000 долларов этот процесс стоит столько же, сколько похороны.Процесс и оборудование примерно такие же, как в лаборатории, производящей синтетические алмазы из других углеродных материалов.

Основной процесс превращает золу в углерод, а затем загружает ее в машину, которая нагревает и нагнетает давление — в течение нескольких недель. Это как минимум на несколько сотен миллионов лет быстрее, чем алмазы создаются в природе.

«Чем больше времени вы даете этому процессу, тем крупнее начинает расти необработанный алмаз», — говорит Вилли. После того, как новый алмаз остынет, кристалл шлифуется и обрезается по форме, а иногда и гравируется лазером.

Чтобы сделать один бриллиант, нужно всего около фунта золы, — говорит Вилли. Его компания создала до девяти алмазов из пепла одного человека.

Algordanza — не единственная компания, которая устраивает загробную жизнь. Американская компания LifeGem предлагает те же услуги, и в США есть ряд патентов на аналогичные процедуры.

В большинстве случаев, по словам Вилли, люди относят бриллианты ювелиру, чтобы из них изготовили кольца или подвески.

«Я не знаю почему, но если алмаз синий, и у умершего также были голубые глаза, я почти каждый раз слышу, что алмаз был того же цвета, что и глаза умершего», — говорит Вилли, который лично доставляет бриллианты своим швейцарским клиентам.

Каждый раз, по его словам, семья счастлива, что их любимый в некотором смысле вернулся домой. И еще в игристом виде.

Определение мертвых по Merriam-Webster

\ ˈDed

\

1

: лишены жизни : больше нет в живых

мертвое дерево мертвые солдаты пропали без вести и считаются мертвыми

2а (1)

: имеющий вид смерти : смертельный

в мертвом обмороке

(2)

: не хватает силы двигаться, чувствовать или реагировать : онемение

моя рука кажется мертвой

б

: очень устал

Наши ноги были полностью мертвыми после похода.

с (1)

: неспособен к эмоциональному или интеллектуальному возбуждению : не отвечает

Сердце, мертвое до жалости, чувствовалось мертвым внутри

c

: больше не производит и не функционирует : исчерпаны

разряженная батарея

4а (1)

: не хватает мощности или эффекта

мертвый закон

(2)

: больше не имеет интереса, актуальности или значимости

мертвая проблема

б

: больше не используется : устарело

мертвый язык

c

: больше не активны : вымерли

мертвый вулкан

d

: недостаток веселья или анимации

мертвая партия

е (1)

: не ведет коммерческую деятельность : тихо

Город мертв после пяти часов.

(2)

: простаивает или непродуктивно

мертвый капитал

грамм

: выведены из строя или не используются

Телефон отключился.в частности, электротехника

: без подключения к источнику напряжения и без электрических зарядов

мертвая электрическая цепь

ч (1)
спорт и игры

: вне игры

мертвый мяч

(2)
крокет

: временно запрещено играть или участвовать в определенных играх

: не работает или не циркулирует : застойный

мертвая вода

б

: не поворачивается

мертвая точка токарного станка

c
машиностроение

: не передает движение или мощность, хотя и функционирует иначе

мертвый задний мост

d

: недостаток тепла, энергии или вкуса

Огонь погас.мертвое вино

: абсолютно однородный

мертвый уровень посредственности

б (1)

: без ошибок

мертвый выстрел из винтовки

(2)

: точно

мертвая точка цели

(3)

: наверняка обречены

он мертв, если опаздывает на комендантский час

c

: резкий

доведен до полной остановки

(2)

: тотальный

поймал его на мертвом бегу

7

: без бывших оккупантов

мертвые деревни

мертвый в воде

1

: не может быть эффективным : остановлено

мирные переговоры погибших в воде

2

: почти мертв : обречены

большинство книг мертвы в воде задолго до их публикации — Филипп Лопейт

с поличным

: без шанса на побег или оправдание : с поличным

у него было мертвых человека, за ограбление

над своим трупом

: только путем преодоления полного и решительного сопротивления

клянется, что они поднимут ему налоги за его труп

1

: тот, кого уже нет в живых : тот, кто мертв (см. Мертвую запись 1, смысл 1)

— обычно используются коллективно. Они были среди мертвых.

2

: состояние мертвого

воскресил его из мертвых — Колоссянам 2:12 (Исправленная стандартная версия)

3

: Время величайшего тишины

глухая ночь

1

: абсолютно, совершенно

мертвый определенно закончил мертвый последний В комнате стало мертвой тишиной.- Фарли Моват

2

: внезапно и полностью

остановился как вкопанный

Непрерывные кремации ставят под сомнение подсчет погибших от COVID в Индии

Передовой рабочий в средствах индивидуальной защиты (СИЗ) распыляет легковоспламеняющуюся жидкость на горящий погребальный костер человека, умершего от коронавирусной болезни (COVID-19), в Крематорий на окраине Мумбаи, Индия, 15 апреля 2021 года.REUTERS / Francis Mascarenhas / File Photo

АХМЕДАБАД, Индия, 19 апреля (Рейтер) — Газовые и дровяные печи в крематории в западном индийском штате Гуджарат работали так долго без перерыва во время пандемии COVID-19, что металлические части начали таять.

«Мы работаем круглосуточно на 100%, чтобы кремировать тела вовремя», — сказал Рейтер Камлеш Сейлор, президент фонда, управляющего крематорием в городе шлифовки алмазов Сурат.

В связи с тем, что больницы заполнены, а кислорода и лекарств не хватает в и без того скрипучей системе здравоохранения, несколько крупных городов сообщают о гораздо большем количестве кремаций и захоронений в соответствии с протоколами коронавируса, чем официальные списки погибших от COVID-19, по словам работников крематориев и кладбищ. СМИ и обзор правительственных данных.

В понедельник в Индии регистрировали рекордные 273 810 новых случаев инфицирования ежедневно и 1619 смертей. Общее количество случаев заболевания в настоящее время составляет более 15 миллионов, уступая только США.

Надежные данные лежат в основе любой реакции правительства на пандемию, без которой планирование больничных вакансий, кислорода и лекарств становится затруднительным, говорят эксперты.

Правительственные чиновники говорят, что несоответствие в подсчетах смертей может быть вызвано несколькими факторами, в том числе чрезмерной осторожностью.

Высокопоставленный чиновник государственного здравоохранения сказал, что увеличение числа кремаций произошло из-за кремации тел с использованием протоколов COVID, «даже если вероятность того, что человек окажется положительным» составляет 0,1%.

«Во многих случаях пациенты попадают в больницу в крайне критическом состоянии и умирают до того, как их проверит, а есть случаи, когда пациентов доставляют мертвыми в больницу, и мы не знаем, положительный результат или нет», — заявил официальный представитель сказал.

«ОЧЕНЬ НЕУДОБНО»

Но Бхрамар Мукерджи, профессор биостатистики и эпидемиологии в Мичиганском университете, сказал, что многие районы Индии «отрицают данные».

«Все так грязно», — сказала она. «Такое ощущение, что никто не понимает ситуацию очень четко, и это очень утомительно».

В Сурате, втором по величине городе Гуджарата, крематорий Сейлор Курукшетра и второй крематорий, известный как Умра, кремировали более 100 тел в день в соответствии с протоколами COVID за последнюю неделю, что намного превышает официальное ежедневное число погибших от COVID в городе, составляющее около 25 , по опросам рабочих.

Прашант Кабравала, попечитель Narayan Trust, который управляет крематорием третьего города под названием Ашвиникумар, отказался предоставить количество тел, полученных по протоколам COVID, но сказал, что количество кремаций там утроилось за последние недели.

«Я регулярно хожу в крематорий с 1987 года и участвовал в его повседневной работе с 2005 года, но за все эти годы я не видел так много трупов, приходящих на кремацию», даже во время вспышка бубонной чумы в 1994 году и наводнение в 2006 году.

Представители правительства Гуджарата не ответили на запросы о комментариях.

Индия — не единственная страна, в которой ставится под сомнение статистика по коронавирусу. Но свидетельства рабочих и растущее количество академической литературы показывают, что количество смертей в Индии занижается по сравнению с другими странами.

Исследование Мукерджи первой волны в Индии пришло к выводу, что инфекций было в 11 раз больше, чем сообщалось, в соответствии с оценками исследований в других странах. Также было зарегистрировано от двух до пяти раз больше смертей, чем сообщалось, что намного превышает среднемировые показатели.

РАБОЧИЙ ДЕНЬ И НОЧЬ

В Лакхнау, столице густонаселенного северного штата Уттар-Прадеш, данные крупнейшего крематория, работающего только с COVID, Байкунтхам, показывают вдвое больше тел, прибывающих в шесть разных дней апреля, чем правительственные данные о COVID смерть для всего города.

Цифры не учитывают второй крематорий только для COVID в городе или захоронения в мусульманской общине, составляющей четверть населения города.

Глава крематория Азад, известный только под одним именем, сказал, что количество кремаций по протоколам COVID увеличилось в пять раз за последние недели.

«Мы работаем днем ​​и ночью», — сказал он. «Мусоросжигательные заводы работают на полную ставку, но все же многим людям приходится ждать с телами последних обрядов».

Представитель правительства штата Уттар-Прадеш не ответил на запрос о комментарии.

В другом месте, India Today сообщила о двух крематориях в Бхопале, столице центрального штата Мадхья-Прадеш, 187 тел были кремированы в соответствии с протоколами COVID за четыре дня в этом месяце, в то время как официальное число погибших от COVID составило пять.

На прошлой неделе гуджаратская газета Sandesh насчитала 63 тела, покинувших единственную больницу, предназначенную только для COVID, для захоронения в крупнейшем городе штата, Ахмедабаде, в день, когда правительственные данные показали 20 смертей от коронавируса.

Медицинский журнал Lancet в прошлом году отметил, что в четырех штатах Индии, на долю которых приходится 65% смертей от COVID по всей стране, зарегистрировано 100% смертей от коронавируса.

Но менее четверти смертей в Индии имеют медицинское свидетельство, особенно в сельской местности, а это означает, что истинный уровень смертности от COVID во многих из 24 других штатов Индии, возможно, никогда не будет известен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.